Владимир Забильский: «Будущее муниципальных закупок – электронные аукционы»

Ижевских предпринимателей заставят по-настоящему торговаться за право заключения муниципальных контрактов. Уже в этом году часть аукционов по размещению муниципального заказа пройдет в электронной форме. «Договориться будет невозможно», – заявил в интервью СД начальник Управления муниципального заказа Владимир Забильский.

– Владимир Викторович, расскажите об итогах размещения муниципального заказа в 2008 году: каковы были его объемы, как они были распределены, сколько бюджетных денег удалось сэкономить в результате проведения торгов?

– В прошлом году муниципальный заказ составил чуть больше 3,5 млрд рублей. Конечно, закупки на такую сумму – это фактор, который существенно влияет на рынок, на развитие предпринимательства.

В основном в наших торгах участвует малый и средний бизнес. С этого года от 10 до 20% заказа мы обязаны размещать на специализированных торгах для субъектов малого предпринимательства, и принято постановление Правительства РФ, по которому цена лота на таких аукционах может доходить до 15 млн рублей. Но у нас и сейчас по этому критерию неплохие показатели: доля муниципального заказа, размещенного у «малышей», возросла с 24% в 2007 году до 33,55% в 2008-м.

Общий экономический эффект от проведения торгов в 2008 году составил 15,8%. Муниципальные заказчики сэкономили для бюджета 182,8 млн руб. Наиболее эффективными оказались запросы котировок – 18,73%; по итогам проведения конкурсов экономический эффект составил 16,4%, по итогам аукционов – 13,1%.

– Если аукционы оказались наименее эффективными, почему тогда возросло число закупок, проведенных таким способом?

– Потому что в прошлом году вышло постановление правительства № 236, где оговорен список товаров, работ и услуг, государственный и муниципальный заказ на которые может быть размещен только путем проведения аукционов. Если раньше на поставку, например, нефтепродуктов мы могли провести конкурс, то сейчас только аукцион. То же самое – на капитальный ремонт и многие другие позиции.

Аукцион – это более простая форма для участников размещения заказа. Там нет других критериев выбора победителей, кроме цены.  И нам его провести проще. Во-первых, это быстрее, чем конкурс, – аукцион проводится через 20 дней с момента извещения о размещении заказа, а конкурс – через 30. Во-вторых, при проведении конкурса комиссия собирается трижды, а при проведении аукциона – всего один раз.

По идее аукционы наиболее эффективны с точки зрения снижения цены. Участники конкурса указывают свою цену в заявке, которая подается в запечатанном конверте, и не знают, какую цену указали другие. А после вскрытия конвертов цену уже изменить нельзя. Участники аукциона в заявке цену не указывают и в ходе торгов в процессе борьбы за заказ снижают ее.

– А в Ижевске вышло как раз наоборот…

– Наши показатели все равно очень высокие. По аукционам они соответствуют общероссийским, а по конкурсам и по котировкам – выше средних по России.

Относительно небольшая эффективность аукционов связана вот с чем. По закону мы обязаны публиковать результаты рассмотрения заявок на участие в аукционе – кто допущен к участию, кто не допущен. И в протоколе рассмотрения указывается все, вплоть до телефонов. В результате возникает возможность сговора участников. Конечно, мы стараемся публиковать протокол перед самым аукционом, чтобы не дать участникам договориться. Но не всегда это удается. Бывают аукционы, когда участники отчаянно торгуются, цена снижается в десятки раз. А бывает – скинут чуть-чуть и все. В таких случаях мы знаем: наверняка договорились.

Это официально признанная общероссийская проблема. Я недавно был на ежегодном Всероссийском форуме «Госзаказ-2009» – там об этом тоже говорили. Поэтому сейчас в России дан старт переходу на аукционы в электронной форме. Это совсем другое дело: все будут регистрироваться под своими логинами и паролями, участвовать смогут компании из разных регионов, и никто никого не знает. Договориться – невозможно. Вот это – самый прогрессивный способ проведения торгов.

– Как закон регламентирует проведение электронных аукционов?

– В ФЗ 94 есть статья 41, которая разрешает проводить торги в такой форме по контрактам до 1 млн рублей. Заказчик может проводить их на собственной или арендованной электронной площадке.

Сейчас в эту статью внесены изменения, чтобы расширить практику ее применения. Во-первых, снимаются ограничения с суммы контракта. Можно будет размещать на электронных аукционах и заказы дороже миллиона. Во-вторых, конкретизируется техническая процедура их проведения. Для этого будут выбраны 5 общероссийских электронных площадок со строго определенным функционалом и уровнем надежности.

Новая редакция 41 статьи должна вступить в силу с 1 июля. Возможно, срок будет отложен, поскольку электронные площадки еще не отобраны. Но, как было сказано на форуме «Госзаказ-2009», это будет сделано до конца года.

В некоторых регионах на электронных аукционах уже сейчас размещается значительный объем заказов. Там число участников одного аукциона доходит до 30-40, между ними идет реальная борьба и происходит реальное снижение цены.

В этих регионах очень быстро почувствовали: зачем, например, проводить  запросы котировок, если вся процедура электронного аукциона занимает всего 10 дней. Закон обязывает проводить торги при закупках от 500 тыс., но не запрещает проводить их и на меньшие суммы.

Я думаю, с развитием системы электронных аукционов «бумажные» закупки уйдут в прошлое. Наряду с электронными аукционами останутся только конкурсы – в тех ситуациях, когда нужно знать квалификацию участников, – например, при размещении заказа на научно-исследовательские работы.

– В Ижевске есть практика проведения электронных аукционов?

– У нас пока такого опыта практически нет, только ГЖУ провело несколько таких торгов. Дело в том, что за пользование чужой электронной площадкой надо платить.

Но мы тоже готовимся их проводить. Думаю, первые электронные аукционы состоятся уже в ближайшее время. В апреле к нам приезжал представитель крупной электронной площадки “РусЦены”, познакомил муниципальных заказчиков с системой электронных аукционов. Есть договоренность, что 4 пробных аукциона на этой площадке будут проведены для нас бесплатно.

– А вообще это дорого?

– На электронной площадке, с которой мы планируем заключить договор, чтобы «набить руку» в этой форме торгов, один аукцион стоит 4000 рублей. И то если оператором будем мы сами. Если они будут оператором – дороже.

– Не пострадает ли качество работ, если низкая цена станет единственным основанием для выбора исполнителей по большинству контрактов? Сейчас многим заказы нужны настолько, что они, возможно, готовы будут объявить на аукционе неоправданно низкую цену…

– Естественно, мы готовимся защищать интересы заказчика в рамках закона. Законом предусмотрены три способа защиты: обеспечение заявки, обеспечение исполнения контракта и реестр недобросовестных поставщиков.

В обеспечение заявки мы можем брать залог до 5% стоимости контракта. Погорячились на аукционе, а потом уклоняются от заключения контракта – эта сумма остается в бюджете. В обеспечение исполнения контракта мы можем также потребовать залог, банковскую гарантию или страхование ответственности. В этом случае залог может составлять до 30% стоимости контракта. По контракту на 10 млн  залог может быть до 3 млн. Это гарантия того, что «слабые» поставщики на торги не придут.

По моему мнению, самый удобный для поставщика способ обеспечения – это страхование: не нужно изымать из оборота крупную сумму, чтобы внести залог. Мы будем рекомендовать участникам размещения заказа именно страхование. Но по закону они вправе сами выбирать способ обеспечения.

Ведение федерального реестра недобросовестных поставщиков, я считаю, тоже достаточно действенная мера защиты заказчика. Его формирует Федеральная антимонопольная служба, и для включения в него есть два основания: уклонение от заключения контракта и неисполнение контракта. О том, насколько наши фирмы не хотят туда попасть, свидетельствует цифра: за полтора года в него попала всего 21 организация из Удмуртии.

Кроме того, если работы, товары и услуги отсутствуют в перечне, определенном правительством для проведения только аукционов, мы можем проводить конкурсы и запрашивать нужную нам квалификацию, наличие оборудования, специалистов и т.д. Так что мы небеззащитны в этой ситуации.

Наконец, общероссийская тенденция сейчас – не выплачивать аванс по государственным и муниципальным контрактам.

– А в процессе обсуждения антикризисных мер вроде бы наоборот шла речь о возможном увеличении размера предоплаты с 30 до 50%…

– На форуме «Госзаказ-2009» представители многих регионов говорили: «Мы аванс не платим». И Михаил Евраев, начальник Управления по контролю за размещением государственного заказа ФАС России, тоже предупреждал нас, что нужно быть осторожнее с авансами.

По закону заказчик на свое усмотрение решает, выплачивать аванс или нет. По контрактам, конкурсы на которые в последнее время провело Управление муниципального заказа, авансов предусмотрено не было.

– Ваши коллеги из Министерства экономики отмечают рост интереса предпринимателей к торгам по госзакупкам с осени прошлого года. Муниципальный заказ тоже стал более востребованным с началом кризиса?

– У нас резкого роста числа участников торгов нет, в среднем на одни торги – 3-3,5 участника. Мы заинтересованы, чтобы их было как можно больше. Если на аукционе 3 участника, они могут договориться, а если их 33 – вряд ли.

Недавно мы проводили аукцион на приобретение жилья для муниципальных нужд – для расселения ветхого жилья, для детей-сирот. На 20 лотов было 125 заявок. Но это только после того, как мы разместили извещение, помимо сайта и официального печатного издания («Известия УР»), еще и в других СМИ.

То ли информационное поле у нас недостаточное, то ли сообщество предпринимателей живет вчерашним днем. Приходится иногда слышать от поставщиков: «У вас все поделено заранее». Не устану повторять: после вступления в силу 94 ФЗ с 1 января 2006 года страна стала совершенно другой. Вскрытие конвертов с заявками на конкурс происходит в присутствии участников – абсолютно открытая процедура. На аукционе участники в присутствии друг друга снижают цену. Что тут может быть известно заранее!?

Я хотел бы акцентировать внимание предпринимателей, что надо участвовать в торгах. Государство и муниципалитеты – надежный заказчик. Во-первых, если в бюджетной росписи нет денег, торги не могут быть объявлены – это уже гарантия финансирования. Во-вторых, сейчас введена ответственность заказчиков за несвоевременную оплату в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ в день. И по отчетам Управления финансов мы видим, что заказчики стараются вовремя оплачивать работы и поставки по муниципальным контрактам.

– Возможно, недоверие предпринимателей подогревают появляющиеся в СМИ сообщения о нарушениях при проведении государственных или муниципальных закупок…

– У членов комиссий по размещению заказа огромная персональная ответственность – штрафы по 30, по 50 тыс. рублей за малейшие нарушения. И контрольных органов над нами достаточно: и Контрольное управление главы муниципального образования, и Министерство торговли и бытовых услуг УР, и УФАС. Я убежден, что люди попадают под административную ответственность исключительно в результате собственных ошибок! Законодательство по закупкам очень сложное, и заниматься ими должны специалисты.

К нашему управлению претензий до сих пор не было, но по ряду закупок торги проводят непосредственные заказчики – например, управления образования и дошкольного образования сами закупают продукты питания. А в некоторых городах созданы мощные управления, которые ведут абсолютно все закупки. Я думаю, мы тоже к этому придем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.