Трудности понимания

Самые употребляемые в коридорах республиканской власти слова сегодня – «инновации», «инвестиции». При этом, как ни парадоксально, региональной экономике не хватает ни инновационных черт, ни инвестиционных проектов. Однако в текущем году бизнес может получить в руки реальный механизм внедрения научно-технических разработок и их коммерческого воплощения — речь идет о технопарках. В Госдуме готовится к принятию федеральный закон «О технопарках», подобный же документ проходит согласование на уровне исполнительной власти Удмуртии.

Зерна от плевел

На сегодняшний день в России организаций, которые заявляют о себе как о технопарках, насчитывается по разным источникам от 200 до 2 тысяч. Понятно, что большая часть из них выдает желаемое за действительное, поэтому и потребовалось правовое закрепление критериев, которым должен соответствовать технопарк. Проект федерального закона «О технопарках» был разработан Ассоциацией технопарков в сфере высоких технологий совместно с депутатами Госдумы. В интервью СД директор ассоциации Андрей Шпиленко заявил, что в России на сегодняшний день сложилась парадоксальная ситуация: «С одной стороны, в стратегии развития РФ до 2020 года четко прописаны конкретные показатели перехода экономики на инновационный путь развития, и даже в подтверждение этому приняты федеральные программы, направленные на развитие инновационной инфраструктуры. Казалось бы, всё замечательно, и технопарки должны расти и выполнять свои основные функции по коммерциализации инновационных проектов. Но, с другой стороны, детальный анализ показал, что как таковых технопарков в России единицы. Большинство – промышленные площадки с вывеской «технопарк». За ней скрываются производственные и офисные помещения, которые самым банальным образом сдаются в аренду».

В проекте федерального закона предлагается определить технопарк как «форму территориальной интеграции коммерческих и некоммерческих организаций науки и образования… с органами государственной власти и органами местного самоуправления… с целью инновационного предпринимательства и венчурных проектов». Кроме того, даны определения резидентов технопарка, бизнес-инкубаторов, управляющей и сервисной компании.

«Этот закон нужен как воздух, — отмечает Андрей Шпиленко. — Он вводит единые правила игры в технопарковском движении. Важно, чтобы все его участники одинаково понимали друг друга».

Ассоциация уже составила специальный документ, регламентирующий, что собой должны представлять технопарки, назвав его «положение о присвоении статуса технопарка в сфере высоких технологий». По мнению разработчиков, такое положение может послужить фильтром, который позволит отделить реальные технопарки от тех, кто хочет получить государственную поддержку и называет технопарком офисный центр.

Список критериев довольно широкий, и соответствовать им будет действительно непросто. В частности, в перечень объектов инфраструктуры технопарка должны входить: бизнес-инкубаторы, лабораторные и технические центры, многофункциональные комплексы, пункты общественного питания, офисные и выставочные площадки, жилые помещения с коммунальной инфраструктурой и т. д. Другими критериями являются: тесная взаимосвязь с вузами, территория в четыре гектара, возможность оказания сервисных услуг резидентам технопарка и осуществления всей технологической цепочки коммерциализации проекта. По словам Андрея Шпиленко, на территории технопарка должны размещаться предприятия микроуровня. «Технопарк — это комплекс инновационной инфраструктуры, где микрогруппа энтузиастов, разработчиков должна получать помощь в создании прототипа, привлечении инвестиций, а также сервисные услуги, начиная от научно-технической экспертизы, помощи в оценке интеллектуальной собственности и заканчивая составлением бизнес-плана», —  считает г-н Шпиленко.

Тем не менее, по сведениям ассоциации, ее критериям в России соответствуют целых 88 технопарков. Из них 77 финансируются из средств частных инвесторов и региональных бюджетов. Субсидии от центра получают только 11 технопарков по программе, курируемой Минкомсвязи (объем господдержки по ней ― около 40 млрд рублей).

При этом явной поддержки законопроекта со стороны правительства его разработчики не ощущают. По словам главы подкомитета Думы по технологическому развитию Ильи Пономарева, из-за отсутствия интереса к документу со стороны какого-либо министерства существует опасность «похоронить» законопроект уже в первом чтении. Поэтому важно сейчас не торопить события.

Региональный «собрат»

Судьба удмуртского законопроекта «О технопарках, промышленных (индустриальных) парках в Удмуртской Республике» в некоторых моментах схожа с судьбой федерального «собрата». Его также хотели принять еще в прошлом году. По своим формулировкам он аналогичен федеральному законопроекту. Председатель постоянной комиссии Госсовета УР по экономической политике, промышленности и инвестициям Владимир Варламов почти слово в слово повторил известное определение технопарка, отметив, что после доработки и согласования законопроект в октябре-ноябре 2013 года будет вынесен и рассмотрен на сессиях Госсовета УР.

«Республиканский законопроект может стать существенным дополнением к разрабатываемому на федеральному уровне закону и позволит расширить набор инструментов поддержки, а также увеличить объемы финансирования инновационных проектов за счет республиканского бюджета», – комментирует депутат.

По мнению Владимира Варламова, льготы, которые благодаря принятию закона сможет предоставить инновационным предприятиям республиканская власть, помогут стимулировать интерес бизнеса к проектам в области инновационных технологий, привлечь в науку инвестиции.

Незамысловатые сюжеты

Впрочем, до сих до сих пор история технопарков в Удмуртии такого рода примерами не радует. Из всех видов технопарков у нас наибольшее распространение получили технопарки при вузах. В частности, в структуре ИжГТУ для коммерциализации результатов научных исследований создан технопарк «Ижробо». Он объединяет в себе более десятка научных, исследовательских, учебных и производственных структур. Подобная площадка есть и в УдГУ.

В 2007 году Удмуртский государственный фонд поддержки малого предпринимательства, ЗАО «Удмуртская лизинговая компания» и Сбербанк РФ запустили совместный проект, на который повесили вывеску «Технопарк». Впрочем, в итоге всё закончилось обычной продажей: помещение площадью 22 тыс. кв. м было распределено на условиях лизинга между пятью малыми предприятиями, специализирующимися на литье стали, цветных металлов, изготовлении оборудования для химической и нефтяной промышленности. Эти компании уже имели опыт в сфере производства и быстро встали на ноги, прижившись на пустующих площадях металлургического корпуса по Воткинскому шоссе. Ни о какой, однако, инновационной деятельности речи тут и не шло.

Один из участников того проекта — ООО «Ижевскхиммаш» — ведет свою историю с 1999 года. С 2004 года предприятие стало производить оборудование для химической, нефтехимической, нефтеперерабатывающей промышленности. Площади бывшего металлургического производства пришлись как нельзя кстати. Сегодня, по словам заместителя генерального директора по финансовым вопросам ООО «Ижевскхиммаш» Рустема Гайсина, предприятие выросло до размеров среднего бизнеса, а пакет заказов ООО «Ижевскхиммаш» сформирован до декабря 2013 года.

Комментируя итоги реализации данного проекта, Андрей Шпиленко отметил, что речь идет не о технопарке, а об индустриальном парке, который обеспечивает арендаторов транспортной, инженерной, логистической, социальной и деловой инфраструктурой для ведения бизнеса. «Уже состоявшемуся бизнесу не нужна какая-то научно-техническая поддержка, гранты. Им нужнее кран-балка, подъездные пути и электричество, — говорит эксперт. — В этом и заключается суть индустриального парка».

В таком парке, созданном в Набережных Челнах на базе КамАЗа и ориентированном на машиностроительную отрасль, побывал в рамках обмена опытом  Рустем Гайсин. Он был поражен высоким качеством производственной инфраструктуры и отличными условиями для развития бизнеса предприятий наших соседей. По его словам, «компаниям не нужно ломать голову, чтобы приспособить помещения под свои нужды и тратить средства, неудивительно, что там нет ни одного свободного места».

«Настоящие» технопарки

В планах республиканских властей — два проекта по созданию технопарков. Первый, возможно, расположится на производственных площадях Главного корпуса оружейного завода «Ижмаш», а второй планируется открыть в Глазове в рамках трех кластеров – промышленного, лесо-агропромышленного и информационно-коммуникационного. Первый проект активно лоббируют в Министерстве промышленности и энергетики УР. Министр Олег Радионов не раз заявлял, что основной технопарк Удмуртии может расположиться на площадях оборонного гиганта.

Впрочем, данный проект имеет существенный недостаток — главный корпус ижевского оружейного завода требует значительных финансовых вложений в его реконструкцию.

Глазовский вариант пока более реалистичен. По информации Владимира Варламова, определена площадка, сейчас готовится техзадание на разработку концепции технопарка «Глазовский». Один из авторов этой идеи – директор глазовского бизнес-инкубатора Николай Трегубов отмечает, что в рамках единой концепции будет объединен ряд высокотехнологичных кластеров. «Планируется открыть промышленный кластер, основой которого хотелось бы видеть ЧМЗ и его дочерние предприятия,  — говорит эксперт. —  В лесо- и агропромышленный кластер войдут «Химмаш», «Реммаш», мебельная фабрика, ФОРМЗ. Третий кластер будет информационным. Здесь будет производиться разработка программного обеспечения, компьютерных технологий».

Отмечая похвальное стремление республиканских властей принять региональный закон и организовать полноценный технопарк, Андрей Шпиленко призвал их не копировать чей-то опыт (тех же соседей), а четко понять суть и цель площадки, которая бы занималась технико-внедренческими мероприятиями исходя из идеологии принимаемых законопроектов. «Необходимо создавать специальные комиссии, программы по развитию местных технопарков, не просто перепрофилировать производственные цехи обанкротившихся предприятий, открывать бизнес-центры, а аккумулировать те средства, которые направлены на поддержку инновационного развития экономики», — подчеркивает эксперт.

Скептически оценивает планы республиканских властей руководитель удмуртского представительства Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере Константин Широбоков. По его словам, сегодня у республики есть реальный шанс добиться прорыва в развитии сферы высоких технологий. Однако республиканское руководство движется не в том направлении, усугубляя проблему и без того низкой инновационной активности региона. «Развитие инновационной деятельности во многом осуществляется без привлечения и учета мнений ведущих ученых, вузов и научных учреждений республики, — говорит Константин Широбоков.  —  Не учитывается тот факт, что вузы и научные учреждения являются центрами инновационной деятельности в силу естественных обстоятельств и сложившихся традиций, и, как следствие, инновационная поддержка зачастую не ориентирована исключительно на hi-tech, что обязательно для технопарка, а реализуются самые разные проекты, например, в торговле. Сегодня нас действительно беспокоит будущее молодых ученых, изобретателей и специалистов, ведь не получившие отклика молодые исследователи и бизнесмены с реальными инновационными проектами уезжают в другие регионы».

Другое мнение

Как бы ни хотелось верить оптимистичным планам республиканских властей, статистика — вещь неумолимая, расставляет всё на свои места. По данным Росстата, Удмуртия занимает 43-е место из 59 регионов России по инновационной активности проживающего экономически активного населения. Хуже нас только республики Кавказа, соседняя Кировская область и сибирские регионы. По объему инновационных товаров и услуг за 2011 год в ПФО республика заняла 9-е место, а по удельному весу инновационных малых предприятий с показателем в 3,27% Удмуртия расположилась на предпоследней строчке среди регионов ПФО (среднероссийский показатель — 5,11%). Не лучше ситуация и с удельным весом инновационных товаров и услуг в общей структуре производства — всего 0,48%. За 2011 год в республике создано всего 5 передовых промышленных технологий, тогда как в конце девяностых – начале «нулевых» их количество насчитывалось десятками.

Представительство Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере в УР не раз выходило с инициативой создания площадки, в рамках которой можно объединить усилия всех участников технопаркового движения региона: властей, ученых, крупного, среднего и малого бизнеса. При этом Константин Широбоков предлагает альтернативный вариант создания технопарка. «Реальной основой для создания технопарка могут стать действующие крупные промышленные предприятия, которые имеют в своей структуре непрофильные направления деятельности, – объясняет свою позицию эксперт. – Непрофильный бизнес можно отдать под управление представителям малого и среднего бизнеса. Они получают доступ к инфраструктуре, в создание которой вложены миллионы рублей, а также к услугам квалифицированных заводских подразделений. Это является серьезным стимулом для их развития, небольшие компании будут способны быстро адаптировать свою продуктовую линейку к требованиям рынка – находить новых клиентов, не забывая при этом и про потребности предприятия-гиганта. Тем самым промышленные предприятия концентрируются на ключевых направлениях деятельности, выделяя при этом непрофильный бизнес».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.