Незачёт

Минобрнауки РФ предложило новый критерий оценки работы российских вузов — востребованность выпускников на рынке труда. Тем самым  профильное министерство указывает высшим учебным заведениям на то, что специалисты, которых они выпускают, не всегда соответствуют требованиям времени и рынка труда. Обсудив проблему с представителями вузов и работодателями, СД выяснил, что проблему признают все, но никто не знает, как ее решать.

Лишние люди

Распространенное мнение о том, что, окончив вуз, тысячи молодых людей терзаются вопросом, куда пойти работать, действительности не соответствует. Во всяком случае, об этом говорят данные Главного управления государственной службы занятости населения УР. В 2012 году из 9 тысяч выпускников местных вузов только 276 человек обратились за вакансиями в центры занятости (3%, и это немного, учитывая, что всего 6% российских выпускников встает на биржу труда сразу после получения дипломов). Число не определившихся с работой молодых специалистов с каждым годом стремительно падает. Как объясняет начальник отдела трудоустройства и специальных программ Главного управления государственной службы занятости населения УР Ирина Мясникова, связано это исключительно с демографическими проблемами – сегодня вузы заканчивают дети начала девяностых. С одной стороны, проблема, с другой — низкая конкуренция, позволяющая абитуриентам получить заветное бюджетное место в выбранном вузе, а после без особого труда найти работу.

Представители местных вузов в один голос заявляют о востребованности своих выпускников на рынке труда. По словам проректора по внеучебной и социальной работе со студентами ИжГТУ Александра Балицкого, ситуация с трудоустройством выпускников в целом благополучная. «Буквально единицы не находят применение своим знаниям, — говорит он. — Другой вопрос в том, а насколько трудно найти работу сообразно своей профессиональной подготовке? Тут,  наверное, несколько сложнее обстоит дело. Особенно если речь заходит о представителях профессий, с которыми по ряду общесоциальных проблем на рынке труда явный перебор. Экономистов и юристов – море, а вот по-настоящему квалифицированных крайне мало».

Статистика тезис проректора подтверждает. На рынке высокая потребность во врачах, инженерах и маркетологах. Модных еще вчера юристов и менеджеров, напротив, переизбыток. Конкурируют с ними в списке наименее востребованных только бухгалтеры.

Директор компании «HR Технологии» Светлана Аксянова считает, что сам факт трудоустройства выпускника ни о чем в принципе не говорит, — мало ли сегодня продавцов с высшим образованием? По ее мнению, было бы более правильно критерием оценки эффективности обучения считать среднюю зарплату выпускников. Такой критерий уже давно применяется в качестве основного для оценки бизнес-школ в США.

Другая проблема в том, что у нынешней молодежи завышенные требования к оплате своего труда. Согласно опросу Career.ru за 2012 год среди 1701 работодателя, на первом месте по причинам отказов выпускникам в работе стоят завышенные зарплатные ожидания (71%) и несоответствие характера, стиля (42%). И только треть компаний отмечают отсутствие требуемых теоретических знаний молодых специалистов.

Проблема глубже

В современных образовательных стандартах уже заложены показатели качества работы вузов. В частности, речь идет о подготовке выпускников с привлечением представителей работодателей. Однако, несмотря на то, что поиск оптимальных форм взаимодействия работодателей и системы профессионального образования ведется уже в течение долгого времени, ничего оптимального до сих так и не найдено.

По мнению Александра Балицкого, решение проблемы возможно на двух уровнях — в конкретной работе вузов и предприятий и в стимулирующем воздействии государства. «Парадокс в том, что неудовлетворенность работодателей качеством подготовки приходящих к ним выпускников, возможно, и не без оснований на то, не находит, как правило, адекватного включения работодателей в  процессы обучения, в совершенствование его условий и материально-технической базы, – говорит г-н Балицкий. – Работодатели должны не устраняться, а наоборот, активно соучаствовать в стандартизации своих запросов. Сегодня, увы, они предпочитают «отлавливать» необходимый товар — рабочую силу — на рынке труда, а не «вкладываться» в его подготовку, в том числе и еще на этапе учебы. Инерция привычки и вопиющая неспособность или нежелание думать о дне завтрашнем».

Однако сами работодатели зачастую отмечают, что кадровую проблему не решить без участия государства. Более того, утверждает директор филиала компании EPAM Systems в Ижевске Олег Вылегжанин, эта проблема в последнее время только обострилась. «За последние несколько лет уровень подготовки кадров еще больше снизился, несмотря на то, что вузы бодро рапортуют о всяческих аттестациях и попадании в списки успешных образовательных учреждений,  — отмечает эксперт. — Но надо понимать, что у системы образования свои критерии, и они мало связаны с рынком. Вот и приходят в местную IT-отрасль выпускники с «пятерками» по программированию, но программировать они не умеют, и это вузы меньше всего волнует. В этом основной конфликт нашего бизнеса, который требует соответствия той квалификации, которая написана в дипломе специалиста, тем навыкам, которые тот получил».

Причины этого эксперты предлагают поискать в недалеком прошлом. Так, по мнению директора компании  «Пиком» Григория Когана, в 1990-х годах в вузах прервалась преемственность. «Раньше лучшие выпускники стремились остаться в alma mater, «остепениться», продолжая работать над исследовательскими и инновационными проектами, при этом занимаясь обучением студентов и привлечением их к исследованиям. Тем самым формировалось следующее поколение вузовских кадров, — говорит г-н Коган. — Поколение назад (как раз ровно тогда, когда родились нынешние выпускники) ситуация изменилась — лучшие студенты ушли в бизнес или просто уехали. В результате передача вузовской традиции была нарушена, образовался дефицит кадров. Более того, в ряде быстроменяющихся отраслей, например, IT, вузовское образование из-за этого оказалось оторванным от практики. Усугубляет последнюю проблему и консервативность системы — вузовские стандарты и программы не успевают меняться вслед за отраслью. Или меняются не теми людьми. Или вовсе не меняются».

В итоге, отмечает эксперт, система высшего образования в целом утратила свой престиж. Многие абитуриенты выбирают вузы за пределами республики отчасти потому, что просто не знают о карьерных возможностях в Удмуртии (что, в принципе, должны исправить сами компании) либо не видят достойных жизненных условий. И без вмешательства государства эту проблему не решить.

По словам Светланы Аксяновой, система вузовского образования всё острее ощущает дефицит преподавательских кадров. Причем не тех, классических преподавателей-теоретиков, с мощными познаниями, с научными степенями, но с полным отсутствием собственного опыта. А тех, кто принимал непосредственное участие в деятельности компаний, имел практический опыт общения с контролирующими органами и может донести до студентов все эти тонкости.

Находят выход

Не получая специалистов нужного уровня, компаниям приходится вкладываться в создание собственных структур по повышению квалификации только-только выучившихся специалистов. Состоявшиеся компании создают у себя тренинговые центры. А это не может не отражаться на внутренних расходах и, естественно, сказывается на цене продукта и услуг, которые они поставляют на рынки.

«Каждая более или менее уважающая себя компания сейчас обзаводится своими учебными центрами, – отмечает Григорий Коган. — При этом к качеству фундаментальных знаний особых претензий нет, эту задачу университеты продолжают выполнять, так что рынку остается дополнить образование студента практическими знаниями и дать возможность получить первые навыки. Например, в нашей компании выстроена система дополненной образовательной реальности. Нисколько не конкурируя с вузами в качестве образовательной площадки, мы привносим те элементы, которые у них отсутствуют. Уже несколько лет у нас ежегодно устраивается «Летняя кухня» — возможность для студента два свободных от учебы летних месяца «повариться» в ИТ-компании, работая над учебными проектами, но в условиях, приближенных к реальным».

Правда, обучив для себя такого специалиста, компании в скором времени рискуют остаться без него. Хэд-хантеры готовы с руками оторвать классного специалиста, и все затраты на его подготовку вылетят в трубу. Олег Вылегжанин вздыхает: для местных компаний это большие риски, но выбора нет — либо сидеть вообще без специалистов, либо их все-таки обучать таким образом.

Выход из сложившейся ситуации до банального прост — диалог вузов и предприятий по конкретным направлениям подготовки молодых специалистов по самому широкому спектру вопросов — от организации производственных практик до участия работодателей в процессе обучения.

Справка

Мониторинг эффективности российских вузов проводился с 15 августа по 15 сентября 2012 года. Оценка осуществлялась по пятидесяти параметрам. В их числе — средний балл ЕГЭ, объем научных открытий в расчете на одного преподавателя, международная деятельность, доходы, инфраструктура, доля кандидатов и докторов наук. По итогам мониторинга у 136 вузов и 450 филиалов были выявлены признаки неэффективности. Из Удмуртии в «черный» список попали 4 вуза – ижевский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, филиалы УдГУ, Глазовского пединститута и Московского университета путей сообщения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.