Отходы производства

Республиканские власти ищут инвестора, которому пригодятся производственные площади и инфраструктура камбарского объекта по утилизации химического оружия. СД выяснил, что собой представляет этот имущественный комплекс, на каких условиях его можно получить и для каких целей использовать.

Готовая площадка

Химического оружия в Камбарке больше нет. Его утилизация, начавшаяся в 2006 году, была полностью завершена 30 марта 2009 года. 6349 тонн люизита за три года превратили в так называемые реакционные массы. Они тоже подлежат переработке — из них получают мышьяк, пригодный для дальнейшего использования в химической промышленности.

Нынче на камбарском объекте по УХО завершится и эта работа. Затем его территория будет очищена от всего опасного, и то, что сейчас по-военному называется объектом, может стать гражданским предприятием. Осталось только найти того, кто захочет такое предприятие организовать. Этим сейчас и занимается Министерство промышленности и энергетики УР.

«Промышленная площадка — фактически готовый к использованию объект, преимуществом которого является современная система соблюдения экологической безопасности, — комментирует министр промышленности и энергетики Олег Радионов. — Будущим инвесторам не придется тратиться на обеспечение производственной зоны объектами инфраструктуры. При этом объект обеспечен транспортной инфраструктурой, что минимизирует логистические издержки».

Подробное описание, включающее некоторые технические характеристики, выложено на сайте Минпромэнерго УР, а для тех, кого проявит серьезный интерес, специалисты министерства готовы организовать осмотр производственной зоны. Однако интересующихся не слишком много.

Условия… обсуждаются

Начальника отдела машиностроения, металлургии и металлобработки Минпромэнерго УР Андрей Башкиров смог припомнить только двух потенциальных инвесторов. По его словам, камбарским объектом интересовалось свердловское предприятие «Ависма», которое рассматривало возможность организовать там переработку руды. Однако у свердловчан возникла какая-то загвоздка с правом на рудник, и переговоры были приостановлены. А еще несколько лет назад в Камбарку приезжали представители некой компании из Швеции — подробностей об их намерениях Андрей Башкиров не сообщил, но, по его словам, шведов смутила неопределенность сроков — никто не смог сказать им точно, когда же можно будет приступить к реализации проекта.

Точный срок окончания переработки химических отходов и дегазации территории и сейчас не определен. Официально сообщается, что они должны быть завершены к 2015 году, но называются и другие даты. И если для госструктур «плюс-минус год» — это, в принципе, обычное дело, то для бизнеса — чем меньше переменных, тем лучше. Андрей Башкиров говорит, что это одна из главных сложностей в процессе поиска инвестора.

Еще одна сложность, по его словам, заключается в неопределенности организационно-правового статуса объекта и права собственности на него. Сейчас он принадлежит Федерации. В Минпромэнерго УР предполагают, что в дальнейшем имущественный комплекс будет безвозмездно передан региону. Это предположение основано, во-первых, на том, что средства РФ выделены исключительно на уничтожение отравляющих веществ и вкладывать в деньги в его конверсию федералы не планируют. Во-вторых, объект в поселке Горный, где уничтожение химоружия было завершено раньше, по информации Андрея Башкирова, был передан в распоряжение Саратовской области, что, видимо, внушает надежды на аналогичное решение и по камбарскому «предприятию».

Однако так как в настоящее время никаких документов, подтверждающих права Удмуртии на эту производственную площадку, пока не существует, обсуждать с потенциальными инвесторами вопросы, касающиеся ее будущего использования, республиканские чиновники могут только в сослагательном наклонении.

Но верно и обратное — пока регион не предоставит внятный инвестиционный проект по камбарскому объекту, в собственность он его не получит. Газеты и журналы СССР о таком не писали, так что опыта на этот счет в республике нет. Это следует, например, из заявления замминистра строительства УР Александра Перунова, который со ссылкой на Минпромторг РФ сообщил, что камбарская промышленная площадка будет передана республике «при наличии конкретных привлекательных инвестиционных программ».

Ну и поскольку республиканские власти и без того заинтересованы в сохранении рабочих мест, то становится понятно, почему же Минпром ищет инвестора, не дожидаясь определенности со сроками и правом собственности, и уже сегодня декларирует готовность предоставить все возможные льготы тому, кто осилит камбарскую конверсию.

«Инвестиции Удмуртской Республики в перепрофилирование объекта не предусмотрены, однако создание благоприятных экономических условий для организации нового производства, безусловно, рассматривается, — уверяет Олег Радионов. — Это могут быть субсидии на компенсацию процентов по привлеченным кредитным ресурсам и лизинговым платежам, на приобретение оборудования, переквалификацию кадров, льготы по налогам, направляемым в бюджет республики и в бюджеты муниципалитетов».

Требования к инвестиционным проектам для реализации в Камбарке:

1. Объем производства, позволяющий обеспечить занятость и поступление максимальных доходов в бюджеты всех уровней.

2. Количество создаваемых рабочих мест — более 800.

3. Уровень подготовки рабочих и специалистов, учитывающий подготовку и переподготовку кадров.

4. Поступления налогов и других обязательных платежей, в том числе в бюджет Удмуртской Республики.

5. Заработная плата работников предприятия — не менее 15 тыс. руб.

6. Общий объем инвестиций — не менее 1 млрд руб.

7. Срок реализации проекта — 1-2 года после завершения санации загрязненных территорий и начала реализации проекта.

8. Профиль и масштабы производственной деятельности должны быть подтверждены маркетинговыми исследованиями.

9. Экологическая экспертиза проекта — влияние производства на окружающую среду должно быть в пределах установленных нормативов.

На уровне идеи

Чтобы сузить круг поиска инвестора, в Минпромэнерго составили список производственных процессов, для организации которых камбарская площадка подходит лучше всего, и рассылают предложения тем компаниям, которые такие процессы используют. По сути, Министерство сгенерировало несколько идей и теперь ищет компании, которые могли бы их воплотить. По большей части поиск идет среди предприятий химической промышленности, которым идеи чиновников по конверсии Камбарки должны быть ближе всего.

Идею организовать в Камбарке производство солнечных батарей на основе арсенида галлия чиновники рассматривают как наиболее реальную. Родилась она в ИжГТУ, там же сейчас потенциальный спрос на продукцию. По предварительным оценкам, солнечные батареи или кристаллы арсенида галлия для их производства могут быть востребованы за рубежом, особенно в таких странах, как Саудовская Аравия, Эквадор, Бразилия.

Как отмечают в Минпромэнерго, особое достоинство проекта в том, что его реализация не нарушает технологического процесса переработки реакционных масс: в результате него получается мышьяк, а арсенид галлия — не что иное, как мышьяк высокочистый. Теоретически опытное производство можно организовать уже сейчас, а после окончательной реабилитации объекта быстро выйти на поток.

Но есть одно маленькое «но», которое реализации идеи сильно мешает. Дело в том, что весь получаемый в Камбарке мышьяк сейчас вывозится в Горный (такое решение было принято еще на этапе организации процесса утилизации по согласованию с республиканскими и местными властями — в интересах экологического благополучия территории). И там, что интересно, тоже знают про арсенид и даже уже сделали кое-какие решительные шаги: руководство Саратовской области в конце прошлого года презентовало проект полпреду Президента РФ в ПФО, и Григорий Рапота заявил, что готов рассказать об идее саратовцев Анатолию Чубайсу, чтобы привлечь инвестиции госкорпорации «Роснано».

Другим реальным бизнес-проектом в Минпромэнерго УР считают производство лакокрасочных покрытий с привлечением иностранного инвестора, специализирующегося на производстве красок. Сейчас министерство ведет активную переписку с одним из зарубежных холдингов, надеясь заинтересовать его в размещении производства на территории Удмуртии.

Кроме того, в Минпромэнерго сообщили, что Министерство строительства рассматривает проект по организации производства строительных материалов и изделий. Однако в Минстрое эту информацию не подтвердили.

Комментарии экспертов:

Людмила Гуляшинова, директор ФК «ГИД»:

— Нет ничего страшного в том, что собственник объекта и сроки, когда он поступит в распоряжение инвестора, не определены. В крупных инвестиционных проектах, тем более с инновационной составляющей, всегда много переменных данных, и хорошие управленцы с такими проектами справляются. Здесь речь идет как раз о таком проекте, и вопрос в том, как привлечь в него не столько деньги, сколько именно эффективного менеджера, который разработает бизнес-план с учетом всех переменных.

Думаю, рассылая адресные предложения, Минпром пошел по правильному пути. Просто нужно правильно представить площадку: подготовить эффектную презентацию, в которой будут обозначены и технические характеристики объекта, и его инфраструктурные преимущества, и рыночная ситуация в той нише, на которую он может работать, и преференции, которые республика предлагает для реализации проекта. В конце концов, нужно пригласить потенциальных партнеров в Камбарку, показать им, как все это выглядит в живую.

Такую презентацию, конечно, должна делать команда: здесь нужны и промышленники, и финансисты, и маркетологи, и дизайнеры. Естественно, эта работа стоит денег. Думаю, руководство министерства, имея опыт работы в рыночных условиях, это хорошо понимает. Осталось только применить опыт на практике — разработать концепцию продвижения площадки, предусмотреть механизм отслеживания результатов: если мы рассылаем предложения, то делаем это так-то, чтобы получить столько-то ответов; если участвуем в выставке, то в такой-то и получаем столько-то полезных контактов.

Роман Бехтерев, директор представительства CRE Consulting в Удмуртии:

— О том, как использовать камбарский объект после завершения утилизации химоружия, нужно было думать еще на этапе его проектирования — определить, кто и что дальше будет производить на этой площадке, и строить ее так, чтобы она подходила для этих целей. Поскольку этого сделано не было, мы и имеем сейчас сомнительные для инвестора условия, начиная с неопределенности по срокам и вопросам собственности, заканчивая тем, что хоть площадка на первый взгляд и готова к использованию, но под конкретный проект ее в любом случае придется дорабатывать. Если к этому добавить слаборазвитую транспортную инфраструктуру — Камбарка же практически отрезана от основных транспортных магистралей, моста через Каму нет, речные перевозки мало кем востребованы, — то можно предположить, что найти инвестора для организации здесь гражданского производства будет довольно сложно. Не исключено, что придется вложить туда бюджетные деньги, чтобы производственные мощности не пустовали и люди не остались без работы.

Но, конечно, попытаться найти инвестора нужно. И кроме государственных структур вряд ли кто-то этим будет заниматься. Чтобы привлечь к этой работе специализированные организации, нужно, во-первых, внести ясность в вопрос собственности, а во-вторых, быть готовым к тому, что коммерческие структуры не работают бесплатно.

Сергей Казанцев, директор представительства ЗАО «ФИНАМ» в Ижевске:

— Считаю, что неопределенность с вопросом собственности объекта не должна представлять особой сложности для поиска инвестора. Понятно, что собственником является государство, а какой уровень власти — не так уж важно на начальном этапе переговоров. Гораздо важнее сейчас определиться с профилем использования — выбрать такой, для которого объект максимально подходит по всем параметрам. И адресные обращения к конкретным предприятиям, которым он может быть интересен, — это правильный путь.

Думаю, если государство занимается поиском инвестора — это в любом случае небесполезно. Таким образом вокруг Удмуртии создается постоянный информационный фон, что республика располагает привлекательными для инвестиций площадками и власть готова содействовать в их развитии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.