Новаторство порознь

Высшая школа экономики невысоко оценила уровень инновационной деятельности предприятий Удмуртии и политику, ведущуюся в этом направлении региональными властями. Поговорив с учеными и бизнесменами, СД выяснил, что они не могут найти взаимопонимание, найдут его еще не скоро, а региональные власти здесь вообще совершенно ни при чем — никак особенно повлиять на потребность бизнеса в инновациях они не могут. Однако стараются.

Удмуртия заняла 59-е место среди регионов России по инновационности. Исследования проводила Высшая школа экономики. Эксперты ВШЭ учитывали четыре группы факторов: научно-технический потенциал, качество инновационной политики властей, социально-экономические условия для инноваций и местную инновационную деятельность. Причем в сравнении рейтингов за 2008-й и 2010 год Удмуртия потеряла 6 позиций. Экспертов такое положение в рейтинге не удивляет. По их мнению, внедрение новых технологий в производство в Удмуртии действительно происходит очень сложно.

В этом рейтинге соседями Удмуртии стали Кировская область (58-е место) и Марий Эл (60-е место). Традиционно считающиеся экономически более сильными регионы, граничащие с нашей республикой, далеко впереди. Пермский край занимает 4-е место, Татарстан делит 10-11-е с Воронежской областью, а Башкортостан — на 12-м. В тройке лидеров по стране — Москва, Санкт-Петербург и Нижегородская область.

Опрошенные эксперты согласны с положением Удмуртии в этом рейтинге. По мнению генерального директора группы компаний «Найди» Игоря Найдина, экономическая обстановка в республике на данный момент не позволяет говорить о том, что регион может быть привлекательным для реализации крупных инновационных проектов. «Я не вижу ни одного закона, благодаря которому регион может быть комфортным для внедрения инноваций», — поясняет эксперт.

Наука и бизнес

В современной России отношения науки и бизнеса складываются  уже традиционно сложно. В советские годы они вообще никак не складывались, но в то время наука получала огромные средства от государства, которое довольно четко знало, чего требовать от ученых. Сегодня же бизнес не может сформировать заказ, так как не знает, в каких продуктах и технологиях будет потребность через 5-10 лет. Не хотят бизнесмены вкладываться и в готовые разработки, так как  не могут просчитать риски провала, а ученые в свою очередь предлагают к внедрению проекты без бизнес-плана.

«В нашей республике много светлых идей и хороших специалистов, способных их реализовать. Самое важное, чтобы эти два элемента встречались в одном месте», — считает коммерческий директор ООО «НПЦ «Пружина» Павел Збар.

По словам проректора по научной работе и инновациям Удмуртского госуниверситета Игоря Меньшикова, сейчас в республике практически нет заказа на научные исследования и разработки ни от коммерческих компаний, ни от крупных промышленных предприятий. Есть отдельные проекты, но они единичны. «Мы готовы предложить нашим заводам интересные проекты и технические решения, однако такие предприятия имеют сложную малоподвижную организационную структуру, — говорит эксперт. — Внедрение новых технологий происходит очень медленно. Причем спускается это всё сверху — из головных предприятий или ведомств. Часто на наших предприятиях сами не знают, что им нужно, хотя в наших вузах есть ресурсы для выполнения заказов на разработки».

Самостоятельно

С недавних пор есть и механизм, позволяющий  создавать университетам малые предприятия, специализирующиеся на инновационных проектах. По словам г-на Меньшикова, за 2 года при УдГУ было создано 8 таких предприятий. Университет вкладывает в соответствии с законодательством не больше трети средств. Остальное — юридические и физические лица. Эти предприятия работают над проектами в области экобиотехнологии, новых медицинских технологий, физики и химии новых материалов, робототехники  и т. д.

«Бизнес не проявляет интереса к нашим инновационным проектам, — сетует г-н Меньшиков. — Мы пытаемся сами выйти к предпринимателям с наработками, но они целенаправленно не ищут, где можно было бы применить ту или иную идею. Наши предприятия не готовы создавать венчуры, а когда мы предлагаем участие в нем фактически бесплатное, ведь у нас разработки ведутся за счет госсубсидий, они требуют, чтобы им представили абсолютно готовый проект, в который даже вкладываться уже не нужно. Сами участвовать в этой работе они не хотят».

В итоге лабораторными исследованиями и дальнейшим производством занимаются сами ученые в создаваемых малых предприятиях. Более того, выходят на рынки сбыта за пределы Удмуртии.

В свою очередь представители бизнеса советуют ученым и самим менять подходы в общении с потенциальными партнерами. Им нужно учиться работать с инвесторами. «Есть свои правила и ограничения. Мало придумать что-то, нужно «упаковать» свою идею и предложить инвестору бизнес. Наука в Удмуртии еще только учится этой работе, но, к счастью, в России появляются институты, способные помочь соединять идеи и бизнес. Это очень важно», — отмечает г-н Збар.

Еще одной проблемой взаимоотношений науки и бизнеса называют нехватку квалифицированных кадров узкой специализации. Вузы не всегда поспевают за требованиями предприятий, предъявляемыми к знаниям и навыкам выпускников. Специалистов в итоге привлекают из других регионов России или из-за рубежа.

Требуется поддержка

Во многом определяющую роль в развитии инновационных технологий в регионах должны играть местные власти, считают эксперты. Именно воля и условия, создаваемые регионом, должны способствовать взаимодействию науки и бизнеса.

«Поддержка властей нужна — как региональных, так и федеральных, — считает Павел Збар. — Инновационный бизнес имеет одну отличительную черту от «обычного» — это «длинные» проекты, и в России, где горизонты бизнес-планирования обычно не превышают 3 лет, обычные предприниматели считают их слишком рискованными. Создав продукт или технологию, которые способны принести повышение срока эксплуатации, сокращение использования какого-либо ресурса (например, электроэнергии или металла) и т. п., компания-инноватор должна продать этот товар. Когда ты говоришь, что эффект будет через 10, 20, даже через 5 лет, чаще всего слышишь: «О, это слишком долго. Я не знаю, что со мной будет через год, а ты предлагаешь подождать 5 лет. Вложения же нужны прямо сейчас, а окупятся потом. Нет». Таким образом, конкуренция идет только по цене покупки данного товара и конкурировать приходится с устаревшими технологиями, дающими низкое качество, но дешево. Нам необходимо переходить на оценку стоимости владения, а для этого и нужна поддержка властей».

Именно неуверенность в успешности проекта, неспособность распознать его перспективы, свойственные промышленникам во многих регионах страны, по сути, и стопорят внедрение передовых технологий.

«Внедрять инновации – это определенный риск, но бизнес – это всегда риск, — говорит г-н Найдин. — Сегодня без новых, инновационных технологий производство просто бесполезно, потому что если не будет нового продукта, то открытие любого производства, нацеленного на выпуск какого-то уже известного продукта, – это ограничение, отсутствие рынка. Только новые продукты. Наша компания состоялась благодаря тому, что мы всё время внедряем новые продукты и осваиваем новые рынки сбыта, другие регионы».

По мнению Игоря Найдина, в инновационном бизнесе вообще не стоит замыкаться в границах региона. «Если думать только о рынке Удмуртии — это сразу путь в никуда, считает эксперт. –  Конечно, нужно делать производство только со сбытом по всей стране и за рубеж. А Удмуртия — это очень маленький регион для производств».

Павел Збар добавляет, что при планировании бизнеса, разумеется, стоит отталкиваться от рынка и потребителя. «Что касается нашего предприятия, мы изначально нацелены не на региональный рынок. Сегодня основными нашими потребителями являются ведущие вагоностроительные компании России. В дальнейшем своем развитии мы планируем выходить на страны СНГ и Европы», — поясняет эксперт.

Будет закон

Нельзя сказать, что в республике совсем ничего не делают для поддержки инновационных бизнесов. Например, развивают технопарки — их сегодня в Удмуртии уже целых три: «Удмуртия» при УдГУ, «Ижроба» при ИжГТУ и «Глазовский». В этом году планируется принять и республиканский закон о технопарках. Закон нужен для того, чтобы средства и ресурсы для развития технопарков выделялись на законной основе, а не эпизодически в рамках целевых программ. Кроме того, закон внятно формулирует идеологию такой поддержки: «для обеспечения концентрации финансовых и интеллектуальных ресурсов на территории региона и ускорения развития высокотехнологичных отраслей экономики».

Одним из вероятных способов поддержки местных инвесторов для участия в инновационных проектах может стать региональный инвестиционный фонд, который планируется создать в этом году. Муниципалитеты, министерства и ведомства будут отбирать проекты и участвовать в их реализации в форме государственно-частного партнерства. Подобные меры, как считают разработчики этой идеи, станут реальным финансовым инструментом поддержки инвестиционных проектов. В условиях замедляющегося роста валового регионального продукта такие формы стимулирования бизнеса вкладывать деньги в конкретное производство может благоприятно отразиться на экономике республики в целом.

Впрочем, каких-то финансовых вливаний со стороны республиканского бюджета законопроект не предполагает, а предприниматели и разработчики инновационных проектов относятся к идее создания инвестфонда довольно скептически. Вопросов у них много: кто будет участвовать в отборе проектов? Смогут ли чиновники распознать перспективные идеи? Будет ли отдан приоритет действительно инновационным проектам? Смогут ли небольшие и неизвестные компании конкурировать за инвестиции с лоббистской мощью крупных предприятий?

Кроме того, эксперты видят, что главная помощь государства должна заключаться не в том, чтобы искать инвестиции и давать ресурсы (например, в виде места в технопарке), а в том, чтобы повысить экономическую привлекательность инновационных проектов — дать налоговые льготы, предоставить финансовые гарантии, снизить законодательные риски, которым и без того рискованный, в силу своей специфики, инновационный бизнес подвергается наряду с традиционным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.