Михаил Зайцев: «Инфраструктурные проекты нужны в первую очередь государству»

В республиканском министерстве экономики признают, что сегодня большая часть государственных инвестиций направляется на социальные проекты. И одновременно утверждают, что в развитии инфраструктуры государство заинтересовано даже в большей степени, чем бизнес. Как будет меняться инвестиционная политика республиканских властей, рассказал СД заместитель министра экономики Удмуртии Михаил Зайцев.

– Михаил Петрович, какие расходы республиканского бюджета следует считать инвестиционными?

– Это, прежде всего, расходы на капитальное строительство. Я бы также отнес к инвестиционным и расходы на подготовку земельных участков, разработку проектов. И, я считаю, к госинвестициям нужно отнести и льготы по налогам на прибыль и имущество, которые мы предоставляем победителям конкурсов инвестиционных проектов – хоть это и не расходы бюджета,  но это его недополученные доходы.

– А в каком соотношении находятся объемы инвестиций Удмуртской Республики в социальную сферу и в инфраструктуру?

– Не могу точно сказать, в одном только титульном списке объектов капстроительства сотни позиций, среди них есть как социальные, так и инфраструктурные проекты. Но естественно, что приоритетом государства всегда будет социальная сфера. Бизнес имеет возможности и сам что-то строить, не сказать, что он такой уж бедный. Другое дело, как его товар или услугу для того же населения сделать подешевле – тут, может быть, и необходимо участие государства.

А то, во что мы сегодня вкладываем, – это, действительно, больше всего социальные объекты. Вот я листаю титульный список объектов капстроительства на этот год: капитальный ремонт детского сада, ремонт кровли дома, ремонт артезианской скважины, реконструкция лыжной базы, детский санаторий «Юськи», ДК «Октябрь», газораспределительные сети, котельные…

– А какой экономический эффект получит от этого государство?

– По большому счету – никакого. Население получает качественные услуги, которые государство должно гарантировать: образование, здравоохранение.

– Для чего тогда недавно утвердили критерии оценки эффективности инвестиционных проектов, реализуемых с участием государства?

– Главный критерий – социальный эффект. Есть, конечно, и экономические моменты: построили новую котельную – стали экономить на газе. Сделали капремонт в школе – не нужно каждый год тратить деньги на латание дыр.

– С июля прошлого года появилась возможность реализации региональных инвестиционных проектов при участии Инвестфонда России – он как раз ориентирован на инфраструктурные проекты. Удмуртия этой возможностью воспользуется?

– Мы сразу же вместе с отраслевыми министерствами начали поиск таких проектов и определили первый проект, который соответствует условиям Инвестфонда, – это застройка микрорайонов А7 и А8 Восточного жилого района г.Ижевска. Частным инвестором в этом проекте выступает «АСПЭК-Домстрой». В мае этого года он был окончательно доработан и направлен в Министерство регионального развития РФ. Окончательное решение по этому проекту может быть принято уже в сентябре-октябре.

Стоимость этого проекта – около 7 млрд рублей, но с учетом трехлетнего срока реализации размеры финансирования укладываются в вилку между минимальной стоимостью регионального проекта в 500 млн и квотой, которая выделена нашей республике на финансирование из Инвестфонда. Эта квота рассчитывается исходя из уровня реальной бюджетной обеспеченности регионов, и для Удмуртии она утверждена в  размере 988,1 млн рублей.

Доля частных инвестиций в региональных инвестиционных проектах должна составлять не менее 50%. По определенной методике рассчитываются и доли софинансирования со стороны Инвестфонда и бюджета региона. По этим расчетам наша доля может составить порядка 27% от государственной половины стоимости проекта, а федеральная доля, соответственно,  порядка 73%. Само жилье строит частный инвестор, объекты социально-культурного назначения – детские сады, школы – берет на себя республика, а энергетическую инфраструктуру, водоснабжение, канализацию – Инвестфонд. Это дает возможность строить относительно недорогое жилье.

И, кстати, вслед за «АСПЭКом» и другие строительные компании  заинтересовались возможностями Инвестфонда. Бизнесу очень интересно получить от государства субсидии на коммуникации и построить не очень дорогое жилье, которого, как известно, не хватает.

При этом деньги из Инвестфонда поступают в регион как субсидии, они невозвратные – такое сотрудничество выгодно вдвойне, втройне. Поэтому мы настроены плотно работать с Инвестфондом.

– В том числе по проекту строительства моста через Каму?

– Сейчас мы прорабатываем проект строительства моста через реку Каму в районе Камбарки. Он включает также мост через приток Камы реку Буй и организацию эксплуатации моста через Каму на платной основе.

В результате реализации этого проекта Камбарка может превратиться в крупный транспортный узел, в котором будут пересекаться дороги федерального и регионального значения, и проект предусматривает строительство Международного мультимодального логистического центра в районе железнодорожной станции Камбарка. Он должен объединить автомобильные, водные и железнодорожные грузовые потоки, а это позволяет доставить груз практически в любой пункт назначения и уменьшить стоимость его транспортировки.

Частный инвестор будет привлекаться на основе конкурса на право заключения концессионного соглашения – это позволит ему в дальнейшем эксплуатировать мост на платной основе и окупить свои вложения. По нашим расчетам, срок окупаемости при условии предоставления средств Инвестфонда составит 27 лет. Без соответствующей поддержки проект не окупается.

С другой стороны, привлечение инвестора позволяет существенно снизить бюджетные расходы на проект. Мы предполагаем, что при общей стоимости проекта порядка 15,5 млрд руб. общая доля государственных инвестиций составит 27%, а доля республики – 6%.

– Кто, на Ваш взгляд, более заинтересован в инфраструктурных проектах – государство или бизнес? Кто должен их инициировать? Вы ждете инициативы от бизнеса?

– Я побывал на многих семинарах на тему государственно-частного партнерства, где большинство участников сходилось во мнении, что все-таки инфраструктурные проекты больше нужны государству: нужно улучшать качество жизни, повышать уровень услуг. Поэтому государство само должно формировать проекты для государственно-частного партнерства, причем так, чтобы они были интересны бизнесу. Соответственно, государство должно предусмотреть расходы на проектирование и презентацию проекта – как мы ездили по инвестиционным форумам когда-то с гостиницей «Калашников», как мы ездим уже третий год с мостом: есть и макет, и презентация, и мультимедиа – всего в разработку проекта и экспертизу вложено более 58 млн рублей.

На то оно и государство, чтобы определять приоритетные направления развития экономики. На Западе в рамках государственно-частного партнерства реализуются проекты строительства школ, больниц и даже тюрем. Тут, конечно, встает вопрос распределения рисков. И инвестор, и государство рискуют не получить ожидаемый эффект. В России механизм распределения рисков путем заключения инвестиционных договоров только начинает отрабатываться.  Но все уже понимают, что на обновление инфраструктуры необходимы миллиарды рублей, и без участия бизнеса это просто невозможно.

– В таком случае, какие направления развития инфраструктуры приоритетны для Удмуртии?

– Мы в Минэкономики сейчас точно ответить на этот вопрос не можем, это должны сделать, прежде всего, отраслевые министерства. В каждой отрасли есть свои проблемы, и в каждой нужно расставить свои приоритеты. А в рамках Минэкономики будет создан центр, который будет собирать информацию из отраслевых министерств.

Мы планируем создать Управление инвестиций и государственно-частного партнерства, которое возьмет на себя функции подготовки нормативно-правовой базы ГЧП, стимулирования рынка проектов, их отбора, отработки механизмов финансирования, мониторинга реализации и оценки эффективности. И в том числе этот центр ГЧП будет готовить заявки на получение средств из институтов развития, таких, как Инвестфонд.

То есть мы думаем и о следующих проектах. Очень серьезный проект предлагает Ижевск в области водоснабжения и канализации. Он предполагает реконструкцию этих систем, проект очень большой, но в нем пока не проработан механизм привлечения инвестора, его выгода, и мы сейчас этот вопрос обдумываем.

Интересный проект есть у Министерства природных ресурсов по очистке дна Ижевского пруда. Он может быть реализован на ГЧП: инвестор может получать то, что будет изыматься в процессе очистки дна, – ил, песок, гравий. Очень интересный и перспективный проект, но там пока нет частных инвесторов.

Или вот недавно на президиуме правительства мы рассматривали и направили в Госсовет проект закона «Об отходах производства и потребления». Отличный проект для ГЧП: вкладывать деньги в систему раздельного сбора и заводы по переработке мусора и потом на этом зарабатывать. Отличный проект, нужно только его сформировать, найти точки обоюдной заинтересованности власти и бизнеса.

– Удмуртия – прежде всего промышленный регион, но Вы не назвали в числе приоритетов реконструкцию производственной инфраструктуры…

– Развитие промышленности – это другая тема. В Инвестфонде идет речь не о бизнес-, а об инфраструктурных проектах. А промышленные предприятия – они же  частные или входят по вертикали в госкорпорации. У них есть хозяева, есть свои программы развития.

Мы поддерживаем реализацию таких проектов, давая право на получение льгот по налогу на имущество и прибыль. Конкурсы проектов у нас проходят с 2004 года, объем частных инвестиций за это время составил почти 10 млрд рублей, налоги от реализации предприятиями инвестиционных проектов  – больше 2,5 млрд, а льгот мы предоставили почти на 250 миллионов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.