Cтрах или риск?

Вот уже полгода эксперты занимаются неблагодарным делом — строят прогнозы развития экономической ситуации. И в центре этих прогнозов, как правило, стандартный набор обывательских страхов: все останутся без работы, курс рубля в один прекрасный день упадет в разы, магазины опустеют, потребительских кредитов не будет, а купленные в ипотеку квартиры банки заберут за неуплату. Мнения о том, насколько велика вероятность воплощения в жизнь этой мрачной картины, высказываются иной раз диаметрально противоположные. СД выслушал оптимистов и пессимистов и предоставляет читателям возможность самим искать истину, которая часто оказывается где-то посередине.

Останемся без работы?

По официальным прогнозам Минздравсоцразвития РФ, число безработных в России в этом году увеличится в 1,4 раза. В Удмуртии официально зарегистрированная безработица пока остается относительно невысокой, не дотягивает даже до полутора процентов трудоспособного населения. Но тенденцию к росту службы занятости фиксируют: например, в Ижевске только за декабрь безработных стало больше почти на четверть. Это, впрочем, в некоторой степени объясняется увеличением с 1 января пособия по безработице. 5635 рублей — небольшие, конечно, деньги, но в прошлом году безработным платили примерно на тысячу меньше, и как только это повышение было в декабре проанонсировано, в службу занятости обратились многие, кто раньше искал работу самостоятельно.

С другой стороны, нехорошей тенденцией специалисты называют рост так называемой «скрытой» безработицы: на заводах людей принуждают увольняться по собственному желанию, сокращают рабочую неделю, отпускают сотрудников в ЧАО. Служба занятости принимает меры, чтобы и эту ситуацию держать под контролем: предприятиям теперь предписано сообщать не только о сокращениях, но и о вынужденных простоях. А уволенных в добровольно-принудительном порядке ждут с заявлениями в прокуратуре и комитете по труду.

Финансирование мероприятий, направленных на содействие занятости населению, из бюджета России в этом году будет увеличено. Удмуртия может получить на эти цели на 80 процентов больше, чем рассчитывала. Государство принимает меры, и это должно стабилизировать ситуацию на рынке труда. А вот на настроения в обществе это может оказать диаметрально противоположное влияние: если власть озаботилась проблемой, значит, проблема действительно существует.

«Влияние кризиса на рынок труда очень велико, — пугает Виктор Злобин, государственный инспектор по труду Удмуртской Республики. — Сейчас сплошь и рядом во всех сферах крупного промышленного бизнеса, а также среднего и малого нарушаются права работников. Наши инспекторы в день принимают по 30-40 людей, незаконно уволенных или лишившихся прав на компенсацию по сокращению. Пока делать прогноз, как станет развиваться ситуация дальше, сложно. Но скажу одно: просвета лично я не вижу. Больше всего пугает то, что среди увольняемых присутствуют беременные женщины. Их увольняют без зазрения совести. Такого в республике не было еще никогда. Очень страшная ситуация, и у меня уже опускаются руки. Еще в декабре у меня были какие-то позитивные прогнозы, но теперь ситуация только обостряется, хотя мы всеми силами совместно со службой занятости делаем все возможное, чтобы смягчить последствия».

Работа для грамотных и квалифицированных всегда найдется, успокаивает Григорий Трусов, ведущий российский консультант по маркетингу, президент консалтинговой компании «Контакт-Эксперт»: «Сейчас самое время подобрать все, что так неумно выбросили конкуренты, начавшие „скукоживаться“. Сегодня можно избавиться от своего „офисного планктона“ и взамен взять талантливых сотрудников, уволенных конкурентами. В конце концов, выживут те компании, которые как можно скорее начнут использовать кризис для роста — захватывать за бесценок лучшие активы, лучших сотрудников. И потом, вспомним кризис 98-го года. Тогда многие уволенные не стали искать себе работу, а открыли собственное дело. Почему бы не использовать опыт бизнесменов, компании которых выросли на кризисе?»

Рубль рухнет?

Страх девальвации рубля повис в воздухе еще летом, как только рухнул американский фондовый рынок. Падение мировых цен на нефть, которые в большей степени зависят от потребления в США, уже тогда было прогнозируемо, а за сокращением потока нефтедолларов в Россию неизбежно должно было последовать падение рубля по отношению к доллару. Поэтому постепенное понижение курса, предпринятое Центробанком РФ, эксперты единодушно оценивают положительно — именно эта мера убеждает их в невозможности резкого обвала российской валюты.

По официальным прогнозам правительства России, курс доллара будет держаться на отметке около 36 рублей. Но это не исключает его возможных колебаний. Эксперты предполагают, что на конец 2009 года доллар будет стоить порядка 35 рублей при цене на нефть около 40$, при 60$ — около 28-30 рублей, при 30$ — около 40-45 рублей. Как средство вложения капитала доллар оценивают по-разному.

Директор ижевского представительства ЗАО «ФИНАМ» Сергей Казанцев советует рискнуть, если речь идет о вкладах до года: «Если цена нефти будет падать ниже 70 долларов за баррель, то стоимость рубля также будет падать. Если цены на нефть остановятся или даже начнут расти, то и рубль сможет укрепить позиции. А вообще, я бы советовал дифференцировать вложения: открывать мультивалютные вклады, которые позволяют хранить деньги под проценты сразу в нескольких валютах (обычно — рублях, долларах и евро, но в некоторых банках возможно и в швейцарских франках), и в течение всего срока вложений перераспределять сбережения между этими валютами, не теряя набежавших процентов».

Аналитик ООО «МТС-Инвест» Александр Семакин считает, что пора ставить на рубль, поскольку нефть в цене будет расти, а доллар будет падать: «Обвала рубля я не жду. На мой взгляд, Минэкономразвития сейчас перестраховывается по доллару, делая прогноз по нефти в 41. Вы верите, что цена на нефть будет 30? Я верю, что такое может быть, но долгосрочно не вижу нефть ниже 40. Я бы сейчас сокращал сбережения в долларах и евро, оставляя лишь ту часть, которая может понадобиться на траты в течение года (поездка куда-нибудь, покупка товаров иностранного производства) плюс небольшой резерв».

Магазины опустеют?

Как поредели витрины в некоторых федеральных торговых сетях, покупатели заметили еще в конце прошлого года. Причем исчезли товары первой необходимости. К примеру, в «Мосмарте» одно время совсем не стало чая, кофе, муки, майонеза, туалетной бумаги, а также одного из наиболее продаваемых товаров — пива. Как сообщают в администрации гипермаркета, финансовый кризис усугубил положение крупных российских продуктовых сетей, банки начали требовать возвращения коротких кредитов, в результате оборотных средств на закупку нового товара почти не осталось.

Региональные ритейлеры в большей или меньшей степени тоже зависят от заемных средств, поэтому сложности с ассортиментом могут возникнуть и у них. Мнения о том, насколько критичной будет ситуация, расходятся.

«Полки опустеют с точки зрения сокращения ассортиментного набора продукции, — прогнозирует сокращение ассортимента Дмитрий Мельников, заместитель директора по экономике и развитию ТГ»Ижтрейдинг«. — Например, вместо 15 позиций будет всего 1-2. Дело не только в финансовых сложностях сетей, но и в потребительском спросе. Он будет снижаться — в первую очередь меньшей популярностью станут пользоваться дорогие продукты. Не стоит забывать и зависимость розничных сетей от оптовиков. Поставщики сокращают отсрочки платежей, и не все сети могут платить в срок. У нас уже есть проблемы с некоторыми поставщиками — им просто не на что закупаться».

Директор по развитию бизнеса ООО «Айкай» Александр Шумихин не ожидает проблем с поставками: «Полки не опустеют однозначно. Как вы себе это представляете? Получается, что производители должны остановить работу либо сильно урезать ее объемы. Это нерационально. Остановить производство — значит разогнать штат, распродать оборудование — фактически выбросить на ветер деньги. Возможно, кто-то сейчас и хотел бы продать бизнес, но банки дают кредиты под слишком большие проценты, поэтому потенциальных покупателей практически нет. Закрыть бизнес сейчас — значит закрыть его навсегда, поэтому производители будут стараться выживать, а следовательно, товар будет производиться и приходить к нам. Вопрос — по какой цене? Она будет, безусловно, выше, чем раньше, но точные цифры называть не берусь».

В республиканском Министерстве торговли не прогнозируют резкого скачка цен, но рост предполагают — процентов на 20% уже в первом квартале, и в первую очередь — на  импортные продукты и товары премиум-класса. В целом же по году подорожание продуктов может составить порядка 50%, однако в Минторге не считают это поводом для паники: цены никогда не стоят на месте, в прошлом году продовольственные товары подорожали на 24-26%, и нынешний рост в полтора раза на общей волне «потрясений от кризиса» не будет воспринят как нечто невероятное.

Потребкредитов не будет?

С тем, что кредиты будут давать не всем и задорого, все уже смирились. Но больше всего опасений вызывает судьба потребительского кредитования — самого рискованного с точки зрения банков. В ситуации экономической стабильности главным для банкиров был объем: количество регионов присутствия, филиалов, привлеченных клиентов. За счет кредитов без залога и поручительства наращивать объемы было проще всего, поэтому для некоторых банков они были едва ли не основным видом деятельности.

Сейчас акцент делается уже не на количество, а на качество заемщиков. Заемщики же по потребительским кредитам подтвердили худшие опасения банкиров уже в первые кризисные месяцы. По данным российской отчетности, предоставленной 32 крупнейшими банками, стремительный рост их просроченной задолженности начался в сентябре и составил 6,4%, а с июля по август увеличился еще на 3,5%. В результате просрочка по сравнению с 2007 годом выросла почти в полтора раза, и хотя объем кредитного портфеля еще некоторое время продолжал расти, к концу года уже наметилась тенденция к его сокращению — в декабре спад по этому показателю составил 0,7%. Очевидно, дело тут не только в осторожности банков. Осторожнее стали и сами заемщики: число желающих получить потребительский кредит сократилось почти вдвое.

Так или иначе, точки выдачи потребительских кредитов опустели, и вид скучающих менеджеров наводит на мысли об их скором закрытии. Наши эксперты, впрочем, единодушны в том, что этого не произойдет, разнятся только мнения о том, на каких условиях возродится этот вид кредитования.

Александр Семакин, аналитик ООО «МТС-Инвест», предполагает снижение и спроса, и предложения на рынке потребкредитования: «Получить кредит будет сложнее, чем год назад. Если человек имеет стабильную оплату труда в отрасли, которую несильно задел кризис, то рисков для банка не так много. А если вы работаете, скажем, в строительстве, то вам, возможно, будет отказано в выдаче. Количество банков, выдающих потребительские кредиты, значительно снизится. Наиболее приемлемые ставки смогут предложить, пожалуй, только банки, связанные с государством. В целом не думаю, что стоимость потребкредитов сильно вырастет, так как и раньше ставки были очень высокими. И, возможно, этот вид кредитования будет не так популярен у самих заемщиков: им придется несколько раз подумать, стоит ли брать кредит».

Заместитель управляющего филиалом ОАО «УралСиб» в Ижевске Ильдар Сахратов ожидает скорой стабилизации: «Конечно, перспективы первого полугодия выглядят неутешительно. Основная тенденция начавшегося года — максимальное снижение рисков — останется ведущей мотивацией всех игроков банковской сферы. Оптимистические же оценки развития рынка потребительского кредитования во II полугодии 2009 года связаны с очевидной необходимостью этого вида кредитов. Людям всегда нужны будут деньги, и долгий режим экономии все равно не исключает привлечения средств извне. К тому же полгода — достаточный срок для того, чтобы приспособиться к новым требованиям банков, снова найти потерянную работу с возможностью предоставления официальных справок о зарплате и прохождении испытательного срока. В свою очередь, банки не стоят на месте: изыскиваются возможности модификации имеющихся кредитных продуктов, ведется поиск новых, неохваченных еще областей, в которых кредитоспособное население может ими воспользоваться».

Квартиры отберут?

В отличие от потребительских кредитов, существование ипотеки, которую в нашей стране развивает и поддерживает государство, сомнений не вызывает. Будет, говорят эксперты, только дорогая (действующие ставки сравнимы со стоимостью кредитов для малого и среднего бизнеса полугодовой давности — 15-16% в банках с госкапиталом и 19-20% в коммерческих) и обремененная еще рядом условий. Первоначальный взнос вырос с 20 до 30%, во внимание принимается только официальная зарплата (раньше в справках от работодателя мог быть указан и дополнительный доход), и платеж по кредиту не должен превышать 40-50% дохода (раньше он мог достигать 80%). В качестве залога банки интересуют квартиры в домах не раньше 95 года постройки, а лучше, если это будет новый дом из кирпича или монолита — панельные дома почти не рассматриваются.

Новые условия делают ипотеку практически недоступной. И все-таки многие из тех, кто не успел купить квартиру до кризиса, сейчас вздыхают с облегчением: тем, кто уже взял ипотеку, сейчас сложнее.

В портфеле одного только АИЖК доля просроченной задолженности в последние три месяца демонстрирует стабильный ежемесячный прирост. И если раньше его темп измерялся в сотых долях процентного пункта, то в октябре, ноябре и декабре составил уже 0,5% в месяц. Цифры пока не критичные, а по Ижевску и вовсе нет официальных данных на этот счет, но город уже полнится слухами о самоубийствах сокращенных с крупных предприятий работников, которым нечем стало оплачивать ипотеку. Страх остаться без жилья психологи и в стабильной экономической ситуации называли одним из самых сильных страхов россиян, а в кризисных условиях он увеличился в геометрической прогрессии.

Директор агентства недвижимости «Пилипчук и Ко» Наталья Пилипчук считает эти опасения обоснованными: «Если учесть, что компании по всем отраслям сокращают свои расходы, в том числе и на персонал, многие, оставшись без работы, не смогут выплачивать ипотечные кредиты. Следовательно, банки, чтобы покрыть свои издержки и вернуть свои средства, выплеснут на рынок квартиры неплатежеспособных клиентов, увеличив тем самым рынок предложения. А если учитывать, что спроса и так нет, то эти же банки ещё больше обрушат рынок недвижимости».

Николай Евдокимов, генеральный директор «Ипотечной корпорации Удмуртской Республики», исключает социальную катастрофу на почве ипотеки: «Могу сказать точно, что объемы выдачи ипотечных кредитов будут снижаться. В 2009 году спад я прогнозирую на уровне 10-15%. Не исключаю и того, что квартиры неплатежеспособных граждан будут изыматься кредитующими организациями — это все в рамках закона. Однако хочу напомнить, что государство готово помочь тем, кто попал в действительно сложную ситуацию. В феврале АИЖК создаст федеральное агентство по реструктуризации. В уставный капитал агентства заложат 5 млрд рублей, которые и пойдут на оказание помощи. Заявителю нужно будет предоставить в названную организацию ряд документов, подтверждающих сложность его финансовой ситуации. В течение трех месяцев банк не станет предъявлять никаких требований к заемщику, обратившемуся в агентство. К тому же в помощь заемщикам закон теперь разрешает гасить ипотечные кредиты средствами материнского капитала. Так или иначе, добросовестным заемщикам, попавшим в критическую жизненную ситуацию, помощь будет оказана».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.