Cамо не регулируется

С 1 января 2009 года Министерство строительства прекратило выдачу лицензий строительным организациям, и выданные ранее документы действительны последний год. Через год допуск к работам, влияющим на безопасность в строительстве, будет давать членство в саморегулируемых организациях, которые должны сформировать сами участники рынка. Однако строители, проектировщики и изыскатели не спешат их создавать. Это внушает тревогу чиновникам от строительства: если собственные СРО у нас не появятся, строительным компаниям придется вступать в СРО других регионов, и республиканские власти потеряют контроль над этой отраслью.

И сэкономили, и крайнего нашли

Механизм создания саморегулируемой организации, предусмотренный российским законодательством, с виду прост. Несколько компаний объединяются в некоммерческое партнерство, регистрируют его, а затем некоммерческое партнерство приступает к выполнению функций, которые до сих пор были государственными: разрабатывает стандарты и правила деятельности для своих участников и контролирует их соблюдение.

До сегодняшнего дня разработкой обязательных и необязательных норм, рекомендательных ГОСТов, СНиПов занимались 15 федеральных ведомств, и еще столько же надзорных органов, если не больше, имели к нормативно-правовому регулированию отрасли то или иное отношение. И казалось бы, для государства переход к саморегулированию отрасли — это экономия сил и средств. На деле же не все так просто.

Закон устанавливает три вида СРО: для организаций, занимающихся инженерными изысканиями, — один, для тех, кто разрабатывает проектную документацию, — другой, для собственно строителей — третий. И к саморегулированию могут приступить только достаточно большие партнерства. Для строителей количественный ценз составляет 100 партнеров, для проектировщиков и инженеров-изыскателей — по 50. 

Еще одно обязательное условие существования саморегулируемой организации — формирование компенсационного фонда. Он складывается из вступительных взносов участников партнерства. Для строителей его размер определили в 1 млн рублей, проектировщики и изыскатели должны будут скинуться по 500 тысяч.

В формировании компенсаионного фонда заключается еще один практический смысл замены государственного лицензирования на саморегулирование. Чиновники, выдававшие строительные лицензии, формально не несли никакой ответственности, если организация, получившая лицензию, впоследствии допускала какое-то грубое нарушение, повлекшее ущерб. Теперь законодательство четко определяет, кто и за счет чего будет в таких и подобных случаях компенсировать ущерб: СРО, в которую входит виновник ЧП, обязана оплатить его из своего компенсационного фонда.

Много или мало?

На самом деле финансовые возможности СРО будут не так уж велики: если в СРО строителей состоит 100 организаций, то ее фонд составляет всего 100 млн рублей. При единичном небольшом проколе одного из участников СРО еще сможет покрыть ущерб. Для исправления каких-либо серьезных нарушений этих денег уже не хватит.

В качестве дополнительного источника компенсаций законодательство предусматривает страхование рисков и ущербов в строительстве. Правда, копья вокруг него ломались вплоть до третьего чтения законопроекта — сделать его обязательным или добровольным. Благодаря мощному строительному лобби и лично председателю Комитета по строительству и земельным отношениям Госдумы РФ Мартину Шаккуму удалось отстоять добровольное страхование, а размер компенсационного фонда для СРО, члены которой застрахованы, уменьшен — для СРО строителей, к примеру, он должен составлять уже не 1 млн, а 300 тысяч на каждую организацию-участника.

И все равно к страхованию строители относятся критически. «Сегодня заказчик может включить расходы на страхование в сумму общих затрат. Тем более что при проведении аукционов это уже стало нормой, — объясняет свою позицию генеральный директор строительной фирмы „Римский квадрат“ Владимир Агеев. — Получается, что страхование членами СРО гражданской ответственности, которая может наступить в случае причинения вреда из-за каких-то недостатков работ — не что иное, как дополнительная страховка. Да и ответственности за качество строительства у нас и сейчас достаточно: по закону „О долевом строительстве“ гарантийный срок для объекта не может быть меньше пяти лет„. Судя по таким настроениям строителей, добровольное страхование ответственности не будет пользоваться у них особой популярностью

По закону СРО также может потребовать от своего провинившегося участника возмещения убытков (хотя бы в какой-то части) пострадавшей стороне за счет собственных средств. По мнению экспертов, это заставит СРО уделять внимание размеру активов компаний-участников и ущемит интересы малого бизнеса, с которого достаточно и самих взносов в компенсационный фонд, — для небольших организаций 1 млн или даже 500 тыс. руб. могут оказаться неподъемными.

“Для крупных и средних компаний это вполне приемлемые затраты, для более мелких — согласен, и эта сумма может стать причиной ликвидации, — говорит генеральный директор Управляющей компании „АССО-Строй“ Рустам Хабибуллин. — Одним из последствий появления СРО станет, на мой взгляд, очищение рынка от большого числа формальных организаций. Иными словами, немаленький вступительный взнос может быть препятствием для отдельных предприятий, которые не смогут стать самостоятельными участниками СРО. В результате может произойти укрупнение организаций».

Слишком маленькие для компенсации и одновременно слишком большие для предприятий взносы в фонд СРО строители считают одной из главных недоработок законодательства. Поэтому и те и другие не исключают, что в ближайшем будущем в него будут внесены изменения.

Надежды возлагаются хотя бы на отсрочку перехода к саморегулированию на время кризиса. «Процесс перехода к саморегулированию не совсем удачно совпал с кризисными явлениями: многие компании сегодня сворачивают свою деятельность, у других сокращается портфель заказов», — говорит Владимир Агеев. В такое время взносы в компенсационный фонд становятся ощутимыми тратами даже для крупных компаний.

Политический вопрос

И тем не менее в последние дни 2008 года Минстрой УР совместно с Союзом строителей Удмуртии выступили инициаторами создания региональных некоммерческих партнерств «Строитель», «Межрегионпроектировщик» и «Межрегионизыскания». В будущем эти организации получат статус СРО.

Строго говоря, законодательство о саморегулировании не ограничивает строителей территориально: допуск к строительным, изыскательским и проектным работам дает членство в любой СРО на территории России. Но власти на местах заинтересованы в сильных позициях своих СРО — это дает им возможность хоть как-то контролировать строительную отрасль в своем регионе. «Требования региональных СРО к допуску, правила контроля, стандарты должны быть на территории республики общими для всех строительных организаций, — считает первый замминистра строительства, архитектуры и жилищной политики УР Сергей Шикалов. — Это позволит проводить единую строительную политику, обеспечить защиту прав потребителей строительной продукции и услуг».

СРО, образованные по территориальному принципу, действительно, вполне могут стать в некоторой степени политизированными структурами. Через них можно привлекать бизнес к участию в социальных проектах — например, к строительству социального жилья. С другой стороны, через них возможно также влиять на размещение госзаказов. Словом, СРО может играть роль посредника в организации частно-государственного партнерства.

Такое партнерство выгодно обеим сторонам, поэтому Сергей Шикалов сомневается, что участники республиканского рынка будут вступать в СРО других регионов. С ним соглашается и Рустам Хабибуллин: «Исключение могут составить предприятия Спецстроя, которые могут обязать участвовать в собственной СРО, а также те компании, которые осуществляют деятельность за пределами Удмуртии. Предприятия, работающие здесь, предпочтут местные СРО, иначе им будет сложно иметь достаточный объем заказов».

Формально законодательство не предусматривает инструментов влияния государства на строительные СРО. Но при желании создать их несложно. В Удмуртии, например, образовано АНО «Центр содействия саморегулированию». В рамках центра будет создана единая бухгалтерия, контрольный и дисциплинарный комитеты. И председателем правления организации, которая, по сути, будет вести дела всех трех создаваемых в республике СРО, избран первый замминистра строительства Сергей Шикалов. Таким образом, финансовая и юридическая деятельность саморегулируемых организаций всегда будет под присмотром представителя власти. Одновременно это снижает организационные затраты самих СРО: содержать одну бухгалтерию и юридическую службу на троих дешевле, чем каждой организации формировать свой штат.

Кстати, финансы СРО — еще одна причина, по которой республика заинтересована в объединении строителей именно по территориальному принципу. Чтобы средства компенсационных фондов не съедала инфляция, законодательство предусматривает возможность их инвестирования. Вряд ли СРО, например, Москвы, будут держать свои фонды на счетах удмуртских банков, а республике выгодно, чтобы деньги наших строителей работали именно здесь, создавая дополнительную ликвидность местным финансовым институтам. «Центр содействия саморегулированию» над этим уже работает. «Сегодня идет поиск управляющей компании, которая с целью сохранения и прироста средств компенсационного фонда могла бы инвестировать их в государственные ценные бумаги, недвижимость (до 10% средств) или разместить их на депозите (не более 10%), — говорит директор центра Георгий Пужевич. — Доход, полученный от этого, будет направляться на пополнение компенсационного фонда».

Впрочем, на пути к организации территориальных СРО в Удмуртии возникли определенные объективные трудности — из-за жестких требований закона к минимальной численности членов. Если в крупных городах набрать по 50 или 100 компаний могут даже несколько СРО, то в менее развитых регионах создание даже одного СРО может быть проблематичным. В Удмуртии «бедными родственниками» на фоне строителей выглядят изыскатели и проектировщики. Они рискуют остаться без своей СРО. Чтобы этого не произошло, Минстрой и Союз строителей Удмуртии ведут переговоры с соседними регионами (называются Кировская область, Республика Марий Эл). В то же время проектные и изыскательские организации во многих случаях входят в состав крупных строительных компаний, и их членство в СРО других регионов может быть чревато организационными проволочками и неразберихой в документах.

«Законодатели, к сожалению, не предусмотрели возможности создания комплексных саморегулируемых организаций, в которые могли бы входить и строители, и проектировщики, и изыскатели, — объясняет директор Союза строителей Удмуртии Вадим Кощеев. Крупной компании, чтобы получить допуск ко всем работам, необходимо будет войти сразу в три организации». И это еще одна объективная причина, тормозящая создание СРО в Удмуртии: руководители компаний, занимающихся сразу всеми видами работ, отдаваемых государством на саморегулирование, вынашивают законодательную инициативу о комплексных СРО.

В темпе вальса

Заявления о вступлении в некоммерческие партнерства, на базе которых будут создаваться республиканские СРО, в Союзе строителей уже принимают. Но в очередь пока никто не выстраивается. Большинство участников рынка заняли выжидательную позицию. «Несмотря на всевозможные консультации, совещания, проведение множества семинаров, посвященных намеченной реформе, освещение ее хода через интернет-ресурсы Минстроя УР, Союза строителей Удмуртии, не удается добиться ясного понимания у строительного сообщества», — сетует Сергей Шикалов. По его словам, темпы объединения строителей «далеки от оптимальных».

«Сегодня 70% строителей не могут пока понять суть саморегулирования и отмены лицензирования в строительной отрасли, — подтверждает Владимир Агеев. — Документы, которые подаются на вступление в СРО, почти те же самые, что и при подаче на лицензирование. Никто не отменял и целую массу надзорных органов, ответственных за согласование объектов. Ничего принципиально не меняется в этой сфере, а лишь появляется дополнительная аморфная организация. Поэтому мы решили не торопиться с вступлением в ту или иную СРО, раз до 2010 года у нас есть время подумать и принять взвешенное решение. Тем более не исключено, что еще последуют изменения в законодательстве».

Вадим Кощеев также критикует законотворцев, считая, что многие экономические и правовые аспекты перехода к саморегулированию должным образом не проработаны. Союз строителей Удмуртии направил в различные федеральные структуры целых пять обращений о продлении института лицензирования.

Строителей понимают и поддерживают и чиновники. Министр строительства, архитектуры и жилищной политики УР Александр Ходырев высказывается за параллельное сохранение двух институтов регулирования в строительстве и постепенный переход от одного к другому.

Такого рода законодательных инициатив, просьб и предложений из разных регионов России в Москву поступает масса. Но пока положительного ответа на них нет, приходится исходить из имеющихся данных: у республиканских властей остается меньше года, чтобы убедить строителей создать в Удмуртии саморегулируемые организации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.