Cтавки сделаем

Возможно, уже в ближайшие месяцы Госдума пересмотрит некоторые положения закона об игорном бизнесе и снимет запрет на размещение тотализаторов на ипподромах, находящихся в государственной собственности. Вернуться к вопросу об азартных играх законодателей заставила жалость не к игрокам, а к лошадям и коневодам. Сейчас эта отрасль в нашей стране с трудом сводит концы с концами, в то время как на мировом рынке цена породистой лошади не имеет верхнего предела. На ижевском ипподроме новость встретили «на ура», хотя его шансы попасть в систему национального конного тотализатора, которую планирует создать российский Минсельхоз, далеко не однозначны.

Зачем нам лошади, а лошадям — ипподромы

Разведением лошадей в Удмуртии занимается с десяток хозяйств, поголовье составляет около 5 тысяч животных. В основном предприятия АПК используют их для разных хозяйственных нужд, разведение породистых лошадей давно заброшено. На то, чтобы прокормить и выдрессировать одну породистую лошадь, в первые полтора-два года у конезавода уходит порядка 50 тысяч рублей, а рыночная стоимость «готового» скакуна в России колеблется на отметке 60 тысяч. Предприятие с такой рентабельностью бизнесом назвать сложно.

Единственное, на чем могут зарабатывать коневоды, — это участие в скачках. Например, можгинский конезаводчик Захит Зигингалиев держит для этого двух породистых английских скакунов и возит их в Татарстан. На частные деньги там построен один из самых больших ипподромов в Европе, действует тотализатор, призовой фонд скачек составляет до нескольких миллионов рублей, а средний выигрыш владельца лошади, пришедшей в группе лидеров, — до 100 тысяч. «На эти деньги можно целый год содержать небольшую конюшню и нескольких лошадей, — говорит Захит Зигингалиев. — Да и коневодческая отрасль региона, где проходят скачки с тотализатором, получает неплохой процент от ставок».

Стоимость лошади, победившей на скачках, вырастает с нескольких десятков до нескольких сотен тысяч рублей. А если испытания проходят на международном уровне — то и до нескольких миллионов долларов. Это уже больше похоже на бизнес. И двигатель этого бизнеса — ипподром.

Как загнали лошадей

В 1914 году оборот Московского ипподрома был больше, чем у всех европейских вместе взятых. Потом разведение лошадей стало терять популярность по объективным причинам. Во всем мире такой причиной было появление массовых автомобилей, а в России к этому нужно добавить еще и семидесятилетний запрет на любого рода бизнес. Поэтому за рубежом к коневодству до сих пор относятся с почтением за сохранение традиций, рабочие места и налоги, а в СССР породистых лошадей вскоре после войны по решению Никиты Хрущева попросту пустили на колбасу.

Однако Ижевский ипподром и в не лучшие времена был одним из самых любимых мест отдыха горожан. «И скачки, — рассказывает Ирина Кузьминых, начальник отдела использования документов Центрального Государственного архива Удмуртии, — здесь были всегда. В первом уставе ипподрома от 1949 года в разделе „Доходы“ есть пункт — „Организация тотализатора“. Часть денег шла на строительство конюшен и асфальтирование беговых дорожек, остальное распределялось между участниками бегов. Через несколько лет после открытия ипподром стал одним из самых популярных мест в городе. Во-первых, это было практически единственное место, где разрешались азартные игры, во-вторых, во время бегов здесь продавали пиво — большая редкость по тем временам».

Развлечения с ипподрома ушли с началом реконструкции зрительской трибуны в конце восьмидесятых. Она затянулась на долгие 10 лет, и после этого восстановить популярность скачек так и не удалось — то ли потому что за это время ушло поколение, хоть что-то понимающее в лошадях, то ли потому что пиво теперь продают на каждом углу…

Два года назад, когда в Удмуртии принимали закон об игорном бизнесе, руководству Ижевского ипподрома не удалось убедить депутатов Госсовета в необходимости сделать для конного тотализатора исключение. С середины 2007 года он оказался в республике под запретом вместе со всеми прочими игорными заведениями. «Мы провели исследования, и оказалось, что уже до принятия закона в течение двух лет скачки с применением тотализатора не проводились, — объясняет заместитель председателя Госсовета УР Виктор Кушко. — Контингент людей, которые принимают участие в скачках и делают солидные ставки, колеблется от 50 до 100 человек. Ни о каком массовом увлечении речь не идет. Поэтому заявления о том, что закон нанес ущерб ипподрому, я считаю лукавством».

Вернуть породу

Однако именно с исключения тотализатора из понятия «игорный бизнес» российское Министерство сельского хозяйства решило начать возрождение в стране коневодства. Минсельхоз внес в Правительство России проект изменений в законодательство, регулирующее игорный бизнес, который снимает запрет на размещение тотализаторов на государственных ипподромах. Одновременно министерство разрабатывает законодательную базу по созданию единой системы испытаний племенных лошадей на ипподромах России, а также национального конного тотализатора.

Ижевский ипподром был одним из любимых мест отдыха горожан – это был единственный легальный способ поиграть в азартные игры.

 

 

 

 

Распоряжаться доходами тотализатора, по замыслу разработчиков проекта, будут профильные ассоциации — так же, как это происходит во всем мире, где это делают жокей-клубы. Сумма, которая складывается из ставок, сделанных на тотализаторе, обычно распределяется следующим образом: до 75 процентов — победителям скачек и тем, кто делал ставки, все остальное — на развитие конезаводов, поддержание в рабочем состоянии конюшен и ипподромов, зарплату сотрудникам.
Разумеется, за вычетом налогов, которые, собственно, и составляют основной интерес государства.

Часть доходов тотализатора шла на строительство конюшен и асфальтирование беговых дорожек, остальное распределялось между участниками бегов.

 

 

 

 

Правда, доходы конного тотализатора не сравнить с доходами, например, казино, так как выигрыш зависит от количества участников. Это дает скептикам основание ставить под сомнение возможность развивать коневодство в России за счет скачек: уровень жизни в стране невысок, средний класс практически отсутствует, поэтому тотализатор вряд ли в ближайшее время станет массовым увлечением.

Оптимисты парируют: призовой фонд скачек на Приз Президента России в прошлом году составил 7 млн рублей. А если закон о национальном конном тотализаторе позволит ипподромам организовывать трансляции бегов в спорт-барах и супермаркетах, как это делается во всем мире, то доходность подобных мероприятий, по мнению экспертов, может вырасти на 80%.

В перспективе Министерство сельского хозяйства планирует интегрировать национальную систему испытаний лошадей в мировую. Это может еще более повысить доходность тотализатора, если транслировать в России скачки со всех ипподромов мира и принимать на них ставки. А для российских конезаводчиков это шанс представить своих лошадей на мировом рынке, где у животных просто нет верхнего предела цены. Сейчас, правда, разведением породистых скакунов на продажу в России занимаются единицы. Но в Минсельхозе считают, что не все еще потеряно, и вернуть породу можно.

Ставки сделаем

Конечно, не факт, что республиканские конезаводчики, которые сами признаются, что давно забросили породу, смогут претендовать на финансирование за счет средств национального конного тотализатора. Но Ижевский ипподром — один из немногих сохранившихся в России государственных. Большинство регионов давно избавились от такой обузы для бюджета путем приватизации. У Удмуртии теперь появился шанс не просто избавиться от расходной статьи, а превратить ее в доходную.

Правда, для того чтобы попасть в систему национального конного тотализатора, нужны солидные инвестиции. «Во-первых, для этого государственной конюшне с ипподромом нужно вступить в национальный коневодческий союз, заплатив вступительный взнос в полмиллиона рублей, — объясняет директор ГУП «Государственная заводская конюшня с ипподромом „Удмуртская“ Алексей Блинов. — Во-вторых, Ижевский ипподром построен в прошлом веке и не соответствует никаким современным стандартам. В последние несколько лет мы занимаемся разработкой нового проекта. Точнее, чтобы не тратить деньги на изыскательские работы, подыскиваем готовое типовое решение. Обустройство беговых дорожек и создание инфраструктуры по самой дешевой из существующих в мире финской технологии обойдется в триста миллионов рублей. Самый дорогой проект — американский — он  требует миллиардных вложений. Есть еще промежуточный по цене вариант — германский».

С одной стороны, нынешняя экономическая ситуация совсем не располагает ни к бюджетным вложениям в таком объеме, ни к поиску инвесторов. С другой — в некотором смысле можно считать, что она, наоборот, дает ипподрому некоторую передышку в борьбе за существование. Дело в том, что земельным участком, на котором он расположен, уже много лет интересуются строители, и если бы их не подкосил кризис, возможно, в самое ближайшее время на месте беговых дорожек началось бы возведение нового жилого комплекса.

Для размещения нового ипподрома руководство госконюшни уже присмотрело новое место — по соседству с горнолыжным комплексом «Чекерил». И теперь ищет инвестора, который выйдет из кризиса раньше строителей. Алексей Блинов надеется, что планы по созданию национального конного тотализатора облегчат поиск.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.