Айдар Сахапов: “Я хотел сделать роскошный бутик. Так и получилось”

Владелец бутиков «Пикассо» и «Леонардо да Винчи» Айдар Сахапов известен в Ижевске как самый модный человек в городе. И если прилагательное «модный» к человеку, который занимается модным бизнесом, пристегивается само по себе, то «самый» — это еще надо заработать. Айдару, по-видимому, это удается. Неслучайно он заметен более других людей, имеющих бутики в нашем городе, и неслучайно он всегда чуть впереди конкурентов. Построив три года назад первый в городе мультибрэндовый бутик «Пикассо», в феврале Айдар приглашает своих клиентов на открытие первого в Ижевске бутика первых линий — «Леонардо да Винчи». «Мы старались сделать так, чтобы люди, выезжая за границу и заходя в там в бутики, говорили: «У нас в городе есть бутик не хуже, может быть, даже лучше», — сказал Айдар о своем новом произведении в интервью нашему журналу.

– Айдар, любой бизнес к тому времени, когда он становится красивым и дорогим, уже приобретает какую-то легенду, миф о том, как он был создан. Причем часто неправдоподобный, но, тем не менее, он есть у всех. У тебя такая легенда есть? 

– Мифа, пожалуй, нет. Есть история того, как я начал работать в модном бизнесе. Это произошло в 1996 году, когда организовался торговый дом «Европа» и открылся первый в городе магазин хорошей одежды на улице Советской. Там я был нанятым работником в должности заместителя директора и занимался всеми вопросами — от закупки одежды до общения с клиентами, рекламы, выставления товара. Потом случился кризис, магазин закрылся, и я ушел в свободное плавание. Открыл небольшой отдел в торговом центре «Сайгас» и с этого начал двигаться. Потом был бутик «Пикассо»…

– А почему вообще ты решился открыть бутик, ведь, в принципе, Ижевск — небольшой и недорогой город, рассчитывать здесь на большие продажи, наверное, сложно…

– Я нашел себя в этом, понимаешь? Я занимаюсь тем, что мне нравится — для меня это органично. И потом «недорогой» — как это понять? Для меня этот город дорог.

– То есть ты не от денег шел, а от своего желания?

– Немного иначе. Можно сказать, что я рос вместе со своими клиентами — сначала был отдел и одни марки, потом мы доросли до «Пикассо» и брэндов совсем другого уровня, а сегодня — до «Леонардо да Винчи» и первых линий самых известных модных домов. То есть я предвосхищаю и угадываю желания своих клиентов — и именно поэтому востребован. Если я остановлюсь и буду предлагать им меньше, чем они хотят и могут, то не буду востребован. Это и есть закон рынка — нужно идти на шаг впереди, тогда ты будешь успешен. 

– То есть, в принципе, это бизнес, который совпадает с твоими желаниями?

– Получается так. Совпадает самое важное — мое желание работать с хорошими, красивыми марками и желание моих клиентов эти марки покупать и носить. 

– Кстати о том, откуда берется одежда в бутиках. Ты ее возишь сам?

– Я не вожу одежду. Это большое заблуждение. Мы работаем в системе мировых координат. Это значит, что за шесть-девять месяцев до начала продаж новых коллекций я выезжаю в Милан, Париж и «пишу» там коллекции. То есть я сам выступаю в роли байера, сам отбираю коллекции для своих магазинов, делаю заказы, и уже потом мы получаем ее от тех модных домов, с которыми у нас заключены соответствующие договора. Так работают все люди, которые серьезно занимаются этим бизнесом. Поэтому когда приходят клиенты и говорят: «Привези мне, пожалуйста, вот эту куртку», я отвечаю: «Уже невозможно. Что написано в коллекциях, то написано в коллекциях». Хотя, конечно, когда я поеду в командировку в Милан, я могу зайти в бутик, купить эту вещь и здесь за те же самые деньги отдать вам. 

– За те три с половиной года, сколько существует твой первый бутик «Пикассо», нельзя сказать, что модный бизнес в Ижевске сильно развивался — даже не нужно пальцев одной руки, чтобы пересчитать все магазины бутикового уровня в городе. И, в принципе, у нас их, наверное, и не может быть много. Тем не менее, ты решил открыть еще один бутик — еще более роскошный, с еще более дорогими марками. Почему? Для кого?

– Потому что это востребовано. Я понимаю, что уровень «Пикассо» уже задан. У этого бутика сложившаяся репутация — это мультибрэндовый бутик, где представлены и первые, и вторые линии. А репутация — это самое главное в этом бизнесе. То есть мы хорошо работаем с теми марками, с которыми работаем, и мне доверяют люди, с которыми мы работаем в Милане, и в Париже, но если ты хочешь привезти такую марку, как Roberto Cavalli или Lanvin, то, конечно, нужен отдельный мультибрэндовый бутик. Если ты поднимаешь планку, нужно понимать, что это должно стоять в другом бутике. Вообще это достаточно непросто объяснить. Здесь все очень тонко — грань, на которой принимаются решения, работать с тобой или нет. Я шел от того, что хочу иметь у себя такие-то марки и мои клиенты хотели бы их носить. Но когда ты идешь разговаривать к людям — они смотрят на бутик и им нравится, но они смотрят и на марки, которые сегодня выставляются у тебя. Если это вторые линии — то это уже немножко несерьезно. Поэтому возникла идея — сделать второй бутик, более красивый, более роскошный, который бы отвечал представлениям тех брэндов о бутике первых линий. Но и после этого очень непросто убедить в том, что их марки должны выставляться в нашем городе. Город даже не миллионник, и привезти сюда серьезную марку очень сложно. Они спрашивают, есть ли у нас в городе Benetton, есть ли Naf-Naf или что-то еще — то есть смотрят инфраструктуру, потом они спрашивают, есть ли у нас бутик Bang&Olufsen и так далее. Эти переговоры долгие и сложные, они — дело не одного дня и даже года. Поэтому, если ты им скажешь, что все сделаешь в «Пикассо», то ты выглядишь немножко непрофессионально. Нужно делать все профессионально. «Пикассо» мы презентовали в Европе как бутик смешанных — первых и вторых линий. У «Леонардо» другая история. 

– У тебя переговоры сколько времени заняли?

– Они и до сих продолжаются — с другими марками. Не так все просто. Дома высокой моды не так уж и заинтересованы в российском рынке. Нужны правильная презентация и правильная подача, чтобы они повернулись в твою сторону. Поэтому очень много было вложено в интерьер нового бутика, фасадную его часть, в разработку рекламной кампании — вложено много сил, времени, денег. 

– То есть нельзя, просто имея много денег, построить красивый магазин и привезти туда все, что захочешь? 

– Ну откуда ты это привезешь? Клиенты видят только одну часть работы. Другую часть работы, конечно, не видно — все, что делается для того, чтобы эту одежду сюда доставить. Ну, вот хотя бы взять меня — я живу в Европе очень большое количество времени только для того, чтобы коллекции отобрать. А ведь есть еще бухгалтерия, персонал и репутация, в конце концов. Я уже говорил — она в нашем бизнесе очень много стоит.

– Ты доволен тем, каким получился «Леонардо»? И опять же — не слишком ли он роскошен?

– Я доволен. В Европе немного таких бутиков. Я вожу сюда своих друзей, клиентов, и им нравится. Не думаю, что он слишком роскошен — я и хотел сделать этот бутик роскошным. Не вычурным, а именно роскошным. Так и получилось — красиво. Весь интерьер мы делали вдвоем с Леной Жигановой — студия «Двенадцать». Я работал с ней в первый раз, и мне очень понравилось. 

– От некоторых людей, которые уже видели твой новый бутик, мне приходилось слышать мнение, в котором звучит такая хорошая зависть к тому, что ты это сделал. Они завидуют тому, что можешь себе позволить сделать так, как хочешь — вне зависимости от соображений бизнеса, чтобы как можно быстрее получить прибыль и так далее… Они говорят: «Вот Айдар — он живет, как европеец»…

– Как раз я — не живу, как европеец. Европейцы живут, считая деньги гораздо более тщательно, чем мы в России. Второе — я не умею делать что-то наполовину. Когда я делал «Пикассо», он был красивым и стильным для своего времени — тогда в моде был минимализм. Сегодня минимализм меня уже не вдохновляет. Я хотел сделать бутик, где виден хозяин. Бутик, у которого есть свое лицо, своя история. И я действительно могу себе это позволить — у меня, слава богу, хватает фантазии, времени и сил, чтобы воплотить свою мечту в реальность. Люди, которые говорят, что мы этого не можем сделать, — неправда, делайте красиво. 

– Ну а как это бьется с соображениями бизнеса. Ведь никто не говорит, что просто себе не может это позволить, потому что денег нет или чего-то еще. Все говорят, что они не могут себе позволить по соображениям бизнеса — потому что это долго окупается, да просто потому, что в бизнесе все стремятся минимизировать издержки… А вот такая красота, как здесь — это вроде бы и есть издержки в чистом виде…

– Я уже говорил, что мне нравится моя работа. Я хочу сюда приходить, как на праздник, чтобы мне нравилось это место. И я хотел бы, чтобы в городе было чуть красивее, чтобы хотя бы часть его сделать красивее. Чтобы наши люди, выезжая в Москву или за границу, придя в бутик, могли сказать: «Вы знаете, наш бутик не хуже, а может быть, даже и красивее». И по интерьеру, и по качеству обслуживания мы на хорошем уровне, и потому что мы выставляем коллекции одновременно с Парижем, Миланом и Москвой — мы вне конкуренции. И еще я хотел построить этот бутик в этом городе — для меня это важно. Мог бы его построить где-то еще — были предложения из Екатеринбурга, из Москвы и так далее. Но я патриот своего города, и это не громкие слова. Я хочу, чтобы здесь открывались красивые места, чтобы их было больше. Когда мы открыли «Пикассо», стали открываться другие бутики — «Эрмитаж», «Арка», «Империя», это здорово. То есть мы что-то двигаем на более серьезный уровень, как паровоз, — а почему бы и нет? Нельзя сегодня просчитать все в бизнесе — это должно отбиться за столько времени, а это — за столько. Все нужно делать с душой. И хотя я бизнесмен и умею считать деньги, все-таки для меня самое главное, чтобы было красиво. Это на первом месте.- А почему твои бутики называются именами художников?

– Я заканчивал худграф, и мне изобразительное искусство очень близко. Хотя, скажем, когда я выбирал название для бутика «Пикассо», было очень много вариантов названий, и я не знал, на каком остановиться. А однажды я сидел между показами в Милане и как раз думал, как же мне назвать мой бутик. Поворачиваю голову — и вижу растяжку: «Выставка работ Пикассо», тут я понял — вот оно, название. С «Леонардо» уже было проще: это один из моих любимейших художников, его гений не подвергается никакому сомнению.

– У тебя сегодня два, по сути, разных бутика стоят рядом. И вот скажи, как определиться клиенту, в какую дверь ему войти — в «Пикассо» или «Леонардо»?

– Действительно, это два разных бутика. «Леонардо» — это первые линии, кутюрная одежда. «Пикассо» — более демократичный. Но когда идешь покупать одежду, еще не знаешь, что ты купишь. Это чувствуешь уже, когда примеряешь — нравится тебе вещь или не нравится. Нельзя сказать — оденься только в первые линии — и ты будешь красив, это неправда. Я сам мешаю стили, мешаю марки и поэтому одеваюсь интересно. Поэтому я сделал между двумя бутиками двери, чтобы люди могли, не выходя на улицу, перемещаться между ними и составить себе гардероб. Хозяин один, и идея одна: чтобы люди могли свободно купить, не выезжая куда-то еще, все, что нужно. И еще мне хочется реализовать идею модной улицы, и отчасти она уже состоялась: два бутика рядом — это удобно. Не нужно бегать по всему городу. К тому же здесь рядом открылась кофейня — тоже называется «Пикассо», где можно попить кофе, а потом спокойно пойти сделать шоппинг или просто забежать на минутку, чтобы сказать: «Вау! Как в Париже». Разве не здорово?

– Когда вы открываетесь?

– Сразу, как только я приеду из Парижа и Милана, числа 14-17 февраля. 

– Дальше есть какие-то планы?

– Есть, и, слава богу, что они есть, но говорить об этом я пока не буду. Потому что планы хороши, когда о них не просто рассказывают, но и воплощают в жизнь. Ну, могу сказать, что в этом сезоне мы впервые привезем пробную партию детской одежды. Пока небольшую, три коллекции — Blumarine, также у нас появится Moschino и Roberto Cavalli. Это будет интересно. Мы будем одевать еще и детей. У меня у самого двое, и я знаю, что сегодня в Ижевске это большая проблема — красиво одеть ребенка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.