Григорий Стрелков: «Хотелось бы понимания от государства»

Третьего августа текущего года премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал распоряжение о распределении субсидий, выделяемых в 2012 году регионам из федерального бюджета. Всего субъектам на поддержку малого и среднего предпринимательства, включая крестьянские и фермерские хозяйства, достанется 19 млрд рублей. Удмуртия получит 417,5 млн рублей. Много это или мало для развития предпринимательства в республике? Достаточно ли малому и среднему бизнесу существующей государственной поддержки и какие предложения есть у предпринимателей к власти? На эту тему СД побеседовал с заместителем председателя регионального отделения общероссийской общественной организации «ОПОРА России» Григорием Стрелковым.

Григорий Владимирович, на Ваш взгляд, 417,5 млн рублей, выделяемых для Удмуртии на поддержку малого и среднего бизнеса, достаточно? Как вообще распределяются эти средства?

— Если сравнивать с Татарстаном и Башкирией, федеральные субсидии для которых исчисляются миллиардами, то 417,5 млн рублей — это мало. Но всё будет зависеть от того, сколько с помощью этих средств будет создано новых малых предприятий, производств, как это будет реализовано.

Я думаю, часть этих средств уйдет на реализацию республиканской программы поддержки малого и среднего бизнеса, остальная часть — на работу Фонда поддержки малого и среднего предпринимательства. Но, вынужден признать, что фонд занимается только выдачей кредитов, не оказывая предпринимателям никакой другой поддержки.  Единственный плюс — в том, что проценты по кредиту там бывают ниже, чем в банках, но не всегда. Процент зависит от тех средств, которые фонд привлекает. Если это бюджетные средства, то процент будет ниже, если средства привлекаются у тех же банков, то, конечно, процент будет более высокий. Сейчас кредиты в фонде выдаются недешевые — от 12 до 30 процентов годовых. А ведь фонд создавался именно для поддержки малого и среднего бизнеса, то есть в том числе и для выдачи предпринимателям дешевых кредитов. Ведь в фонд перечисляются и бюджетные средства, то есть средства налогоплательщиков (налоги тех же предпринимателей), и государство может часть этих налогов предоставить бизнесу в виде дешевых кредитов. «ОПОРА России» не раз высказывала пожелание государственным органам, чтобы ставки по кредитам, которые выдаются фондом для малого и среднего бизнеса, были уменьшены до 12 процентов, а сельхозтоваропроизводителям – до 4-5 процентов. Но нас не слышат.

Предприниматели нуждаются не только в кредитах фонда, но и в консультациях. Сам предприниматель не всегда может оценить возможности рынка, выделить перспективный для бизнеса сегмент; фонд же располагает такой информацией и мог бы готовить экспертные заключения по рынкам, подсказывать предпринимателям, каким бизнесом ему было бы выгоднее заняться. Предприниматели ждут такой поддержки от фонда.

— Какую поддержку от государства хотели бы видеть предприниматели? 

Хотелось бы, чтобы между бизнесом и властью не было противостояния, а было бы понимание. А вместо этого государство зачастую принимает такие решения, которые не только не помогают предпринимателям, но и открыто вредят. Например, с 2011 года для малого бизнеса в два раза увеличились страховые взносы в Пенсионный фонд. Государству нужно было закрыть «дыру» в Пенсионном фонде в 1 трлн рублей, и оно не придумало ничего лучше, как повысить страховые взносы для малого бизнеса.

По нашим расчетам, с начала увеличения страховых взносов треть участников малого предпринимательства ушла с рынка: кто-то разорился, а кто-то просто ушел «в тень» и вообще перестал платить налоги.

Я изучал опыт других государств по поддержке малого бизнеса. Так вот в США, например, в первые три года деятельности предпринимателя налоги с него вообще не взимают. В Казахстане тоже действует льготное налогообложение. Все понимают, что человек, который только открыл свое дело, он сам себя кормит, одевает, создает рабочие места и его лучше не трогать. Сначала его надо «взрастить», помочь ему, и, когда он разовьет свой бизнес, вот тогда можно брать с него налоги. У нас пока получается наоборот.

— Какую поддержку предпринимателям оказывают власти Удмуртии? Насколько активно они идут на диалог с малым и средним бизнесом?

Мы ведем диалог с властью республики регулярно. Недавно Министерство экономики Удмуртии проводило «круглый стол» с представителями малого и среднего бизнеса. На мероприятии как раз поднимались вопросы о расширении функций Фонда поддержки МСБ, о снижении ставок по кредитам, которые выдает фонд и т.д. Представители министерства выслушали наши предложения, и, надеюсь, до конца осени мы увидим какие-то результаты.

В Удмуртии не самое плохое положение с государственной поддержкой МСБ. Мы находимся примерно в середине рейтинга по сравнению с другими регионами России. И у нас есть потенциал, есть куда стремиться.

В пример я привожу Татарстан. Не так давно «ОПОРА России» проводила там мероприятие «Бизнес-успех». На встречу съехались участники малого и среднего бизнеса республики. Президент Татарстана, посетивший мероприятие, отметил, что из 42 районов республики 18 имеют свои программы развития малого и среднего предпринимательства, средства на их реализацию заложены в муниципальных и региональных бюджетах. Глава республики заверяет, что власть готова поддерживать малый и средний бизнес и в других районах Татарстана, но для этого власти муниципалитетов совместно с предпринимателями должны выработать программу действий и принять ее на уровне советов депутатов.

Другой пример — Пермский край, где существует понятие «административная гильотина». Здесь создана специальная комиссия при правительстве, которая отслеживает ситуацию с возникающими административными барьерами, мешающими развитию предпринимательства. Например, в крае была такая ситуация: таможенные органы затягивали процесс проверки товаров предпринимателей.  Комиссия разобралась в проблеме, и чиновник, который препятствовал свободному развитию бизнеса, по решению комиссии лишился своего поста. Коллеги заверяют, что в Пермском крае применяется очень жесткая политика в отношении барьеров на пути развития предпринимательства. Именно поэтому многие ижевские предприниматели переводят свой бизнес в Пермь. Там сельхозтоваропроизводителям проще попасть со своей продукцией на прилавки торговых сетей, в отличие от Ижевска, где даже местным производителям не всегда удается зайти в определенные сети. На «Неделе инвестора» представители компании «КОМОС-Групп» обнародовали такой факт, что московские торговые сети, ведущие свой бизнес в Удмуртии, не пускают продукцию КОМОСа на свои прилавки. Если уж у такой крупной компании в этом вопросе проблемы, то что говорить о представителях малого бизнеса, тех же фермерах. А в Татарстане или Пермском крае об этом заботятся первые лица. Президент Татарстана, например, готов лично следить за тем, чтобы готовая продукция местных производителей продавалась бы в республике повсеместно. Вот пример: один  из районов Татарстана, с населением 25 тыс. человек, в котором существует своя программа и малый бизнес активно развивается, в качестве поддержки получает в год из бюджета республики 13 млн рублей. Благодаря этой поддержке малый бизнес создает всё больше новых предприятий и в районе практически нет безработицы, а средняя зарплата составляет 15 тыс. рублей (как у нас в Ижевске).

Какие еще проблемы характерны для бизнеса в Удмуртии? И знает ли о них власть?

— Сейчас одной из самых серьезных проблем для малого предпринимательства является отсутствие кадров. На втором месте — невысокий спрос, который обусловлен низкой покупательной способностью населения Удмуртии. И третья проблема — это недешевые кредиты. Еще одна сложность связана с недоступностью земель для создания малых и средних предприятий (это актуально для фермеров); слабой транспортной инфраструктурой и тарифами на электроэнергию.

Власть должна понять, что без ее помощи бизнесу не выжить. На «Неделе инвестора» я предложил начать с удешевления кредитов. Нужно создать в каждом городе и районе свои муниципальные микрофинансовые организации — отделения республиканского Фонда поддержки малого и среднего предпринимательства. Ставка по кредитам в этих фондах должна быть не больше 10%, а для сельхозтоваропроизводителей — не более 4%. Причем необходимо четко выстроить общее взаимодействие республиканского фонда и его муниципальных отделений. Если раньше эта структура была выстроена, то сейчас видна разобщенность действий. Муниципальные фонды остались только в небольшой части городов и районов Удмуртии.

Необходимо также увеличить предоставление субсидий: средним компаниям выделять до 10 млн рублей на развитие и модернизацию производства, при этом 30% от стоимости проекта модернизации может компенсировать государство. Сейчас предприятиям среднего бизнеса сложно реализовать за свой счет подобные проекты, потому что кредитные ресурсы дорогие. Малым предприятиям можно было бы выделять на эти же цели до 3 млн рублей.

Мы предлагаем создавать и частные бизнес-инкубаторы. У нас есть республиканский бизнес-инкубатор, но, на мой взгляд, там процент инновационного бизнеса очень небольшой.

У нас пустует много заводских площадей. Почему бы на этих территориях не создать частные бизнес-инкубаторы, продумать механизм частно-государственного партнерства? Частный бизнес-инкубатор предоставлял бы предпринимателям те же услуги, какие сейчас предоставляет государственный, а государство часть этих затрат может компенсировать.

Мы также предлагаем создавать частные технопарки. Это территория, на которой могли бы объединить свои лучшие силы представители научных организаций, вузов и предприятий для разработки и воплощения инноваций. Технопарк — это новые рабочие места, новые производства, технологии, налоги и развитие региона в целом. В Татарстане, в Пензенской области технопарки насчитываются десятками, в Ижевске пока ни одного нет. Подобный проект сегодня разрабатывается на уровне городской администрации в Глазове. На его реализацию из федерального бюджета выделяются денежные средства. Чепецкий механический завод выделил под технопарк свои площади, и проект успешно реализуется. Развитие новых форм взаимодействия власти и бизнеса особенно актуально сейчас, когда Россия вступила в ВТО. Если существующую систему господдержки предпринимательства не изменить, то малый и средний бизнес будет производить не более 21 процента ВВП страны. Тогда как в развитых странах — США, Германии — эта доля составляет 50 — 60 процентов. У нас еще есть несколько лет, чтобы исправить положение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.