Встреча участников Ассоциации «Деловая Удмуртия» с Президентом Удмуртской Республики

Очередная встреча участников Ассоциации «Деловая Удмуртия» с Президентом Удмуртской Республики Александром Волковым была приурочена к 2-летию со дня основания Ассоциации. И нужно отметить, что она получилась еще более интересной, чем предыдущая. Возможно, на первую встречу бизнесмены явились не совсем подготовленными и поэтому решили наверстать упущенное. Во всяком случае, во время полуторачасового диалога с Президентом УР они успели задать вопросы и обсудить проблемы, касающиеся, кажется, абсолютно всех сфер жизни — от социальной политики до макроэкономики. А корреспондент Sm, присутствовавший при этом разговоре, сделал вывод, что все-таки бизнес и власть не так близки, как кажется. Им есть что обсудить и даже есть что вместе сделать, но в итоге задачи у них разные. И, в общем, это хорошо, когда каждый занят своим делом.

Когда говорят об отношениях бизнеса и власти (а говорят об этом часто), обычно допускают одну и ту же ошибку. Считается, что власть и бизнес очень заинтересованы друг в друге, и это мешает им быть взаимно объективными. На самом деле они заинтересованы в том, чтобы наименьшим образом друг с другом соприкасаться (при условии, что обе стороны соблюдают установленные законы и правила). Все-таки у них очень разные задачи и, соответственно, совершенно разные взгляды на одни и те же, например, события или процессы.

Это отчетливо проявилось во время встречи Президента УР с «Деловой Удмуртией». Казалось, все время встречи президент пытался донести до бизнесменов одну простую мысль. Состоит она в том, что мера его ответственности и масштаб принимаемых решений очень сильно отличается от ответственности и масштаба решений всех остальных присутствующих.

Для начала президент рассказал собеседникам об итогах социально-экономического развития республики за 2004 год. И уже на этом этапе стало видно, как именно различается понимание экономической эффективности у бизнеса и власти.

Президент УР: «Мы стабильно находимся на 25-27 месте в России по основным показателям развития. Первый квартал, несмотря на то, что почти на 30% упало производство автомобилей и по-прежнему не работает ИЭМЗ „Купол“, мы все равно закончили с приростом к предыдущему году, выполнили задачу по сбору налогов и не упали по другим основным показателям.

В социальном плане и в агропромышленном комплексе мы выглядим еще лучше, потому что мало кто сегодня вкладывает такие средства в агропромышленный комплекс. И очень немного в стране территорий, где столько вкладывают в капитальное строительство, как у нас в республике. За 4 года мы построили 125 объектов. Если мы выполним новую программу — она рассчитана на пятилетку — то Удмуртия должна войти в двадцатку лучших территорий Российской Федерации».

Как видно, президент ни разу не сказал ни о прибыли, ни о затратах. О налогах и то упомянул вскользь, и совсем не в том смысле, какой нравится бизнесменам.

Тем не менее, бизнесмены вполне прониклись смыслом сказанного, — по большому счету, президент почти ничего не сказал об их роли в развитии Удмуртии. И, возможно, он сделал это намеренно, чтобы спровоцировать руководителей самых успешных удмуртских предприятий на откровенный разговор. И нужно сказать, что маневр был удачным. Уже в первой ответной реплике прозвучала просьба включать представителей бизнеса в состав правительственных делегаций.

Однако нельзя сказать, чтобы на этом тема взаимодействия бизнеса и власти была закрыта. Наоборот, собеседники то и дело возвращались к ней при обсуждении самых разных вопросов — шла ли речь об экспансии в регион крупных торговых сетей или приведении в порядок объектов социального назначения.

Например, стоило председателю правления Ассоциации Данилу Белоголовкину предложить президенту Александру Волкову заключать с иногородними компаниями, желающими расширить свой бизнес за счет Удмуртии, договор, в котором были бы учтены интересы местного бизнеса, как выяснилось, что по большому (президентскому) счету соблюдение этих интересов — дело рук самого местного бизнеса.

Президент УР:

— Все, что касается жизнеобеспечивающей инфраструктуры — водоканал, тепло, к которым, как вы знаете, уже не первый год рвутся частные структуры, мы никому не отдадим. А что касается бизнеса, то вы здесь сами должны быть сплоченнее и ответственнее. Ведь я никому не могу запретить продать, например, магазин какой-то заморской компании. Я могу об этом попросить, но вы ведь можете и не выполнить.

Расстраивать президента невыполнением его просьб никто из присутствующих не собирался, хотя по вопросу экспансии мнения разделились. В частности, генеральный директор компании «ИММАР» Олег Красноперов заявил, что лично его компании это не повредит, потому что она производит качественный продукт, который с удовольствием будут продавать и иногородние продавцы.

Впрочем, как сказано, далеко не все из присутствующих были в этом уверены, хотя, кажется, большая часть участников Ассоциации не слишком обеспокоена перспективами интервенции, поэтому президента чаще и охотней спрашивали о планах по реконструкции объектов социальной сферы. И он охотно отвечал, хотя, казалось бы, это были уж совсем частные вопросы. Не удивительно после этого, что он в курсе — вплоть до самых мельчайших деталей.

Коснулись, например, вопроса реконструкции летних теннисных кортов (стадион «Зенит»).

Андрей Пономарев, директор АКБ «Ижкомбанк»:

— Александр Александрович, около стадиона «Зенит» есть летние корты. Они практически заброшены — никто ничего не делает. Почему бы их не передать, людям, которые готовы вложить деньги их в реконструкцию?

Президент УР:

— Я видел эти корты — они действительно в безобразном состоянии. Не хочу никого обидеть, но мы их заберем и отдадим Госкомспорту. А вам если хочется что-то сделать, я предлагаю — возьмите пустырь рядом и постройте еще корты.

Рустам Хабибуллин, генеральный директор «АССО-строй»:

— Александр Александрович, Госкомспорт вряд ли справится. Там вложить нужно 80% оттого, что есть. И для нас это не бизнес. Корты ведь это практически неокупаемая вещь, мы просчитывали — там срок окупаемости 17 лет.

Президент УР:

— Почему Госкомспорт не справится? Сделаем новое современное искусственное покрытие, и будут дети бесплатно заниматься. Я уже принял решение. Если у вас есть желание — стройте рядом дополнительный корт. Я же вам предлагаю — отдадим землю на 100 лет. А в целом по этой спортивной зоне у меня есть предложение — давайте сделаем совместный проект. Центр города, лучшая земля. Распределим, кто что делает. Мы беремся делать многофункциональный зал. Кто-то пусть гостиницу построит. Кто-то — крытый лед. Кто-то — ресторан. И вот здесь, нужно сказать, опять проявилась разница в мерах ответственности. Стало очевидно, что президенту важно, чтобы около стадиона «Зенит» люди могли с удовольствием и комфортом отдохнуть, чтобы там был и спортзал, и корт, и ресторан. И по большому, президентскому счету он не видит между всеми этими объектами существенных различий. Они для него — «объекты социального назначения». А для бизнесменов, например, крытый лед и корт — это не бизнес. А ресторан — уже бизнес.

И вот тут было бы логично, ели бы предприниматели попросили президента самого распределить, кто и что должен строить, ведь это его работа — уметь сделать так, чтобы все остались довольны. Тем более что для него бизнес — это часть общества, и ничего личного, ничего субъективного в его решении быть не может. Но никто не попросил. Может быть, решили, что еще рано — в следующий раз.

И вот еще что в этой встрече было замечательного на этой встрече — при всей разнице во взглядах предпринимателям было чему поучиться у президента — и умению посмотреть на каждую, даже самую мелкую проблему по государственному и терпению вместе с пониманием того, что со временем многие вопросы решаются сами собой. Если кто-то из них собирается когда-нибудь стать президентом — то это был неоценимый урок. Правда по лицам собравшихся нельзя было понять, собирается ли кто-нибудь и кто именно. Так же как нельзя было понять извлек ли что-нибудь полезное из этой встречи сам президент. Впрочем, наверняка извлек — теперь он наверняка знает, что бизнесмены думают иначе — не так как президенты. И это правильно, потому что каждый должен думать по-своему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.