Трудности перевоза

В то время как в целом по России отмечаются рекордные объемы внешнеторговых операций (за что, видимо, нужно благодарить высокие цены на энергоносители), в Удмуртии эти объемы падают (хотя главной статьей удмуртского экспорта также являются энергоносители – нефть и нефтепродукты). В запутанных отношениях удмуртского экспорта со статистикой пытался разобраться СД.

Меньше, но больше

По предварительным оценкам Минэкономики Удмуртии, внешнеторговый оборот республики за 2012 год составил $1,28 млрд. Это всего 82% по отношению к 2011 году. Сравним с $864,7 млрд в целом по России, чтобы представить вес удмуртского экспорта/импорта в российской экономике, это примерно 1/800 часть.

Другие статистические данные есть у Удмуртского таможенного поста, через который проходят не все товары (таможенники объясняют это тем, что местные компании всё чаще пользуются технологией удаленного выпуска товаров — электронную декларацию можно подавать в любой таможенный пост на территории страны и при этом размещать груз непосредственно у границы). Через удмуртскую таможню в 2012 году выпущено 13 тыс. товаров по 6 тыс. декларациям на сумму $704 млн. Это на 19% меньше аналогичного показателя прошлого года, то есть данные примерно совпадают. Падение объемов произошло как в экспорте, так и в импорте.

Почему снизился экспорт? Причина в том, что его львиную долю составляют нефть и нефтепродукты и большая часть этих нефтепродуктов экспортируется в Республику Беларусь. А Белоруссия в прошлом году серьезно сократила импорт, кроме того, известно, что этот импорт ей ограничивает и Россия (имеется в виду беспошлинный экспорт-импорт, который в прошлом году сократился на 24%).

В целом, несмотря на падение внешнеторгового оборота Удмуртии, торговое сальдо (разность между стоимостью экспорта и импорта) осталось положительным (+20%), то есть местные компании больше ориентированы на вывоз товаров и услуг за пределы республики. Да и вообще, если взять удмуртский экспорт в пятилетней динамике, то заметен рост от  $360 млн в 2008 году до текущих значений. По общим показателям внешней торговли регион стабильно занимает 8-9-е места в ПФО с долей в 1,5-2%.

Нефть, оружие и еда

Сегодня, по данным Удмуртского таможенного поста, на экспорт и импорт в Удмуртии работают более 300 компаний, из них около сотни малых предприятий. Традиционным выглядит товарная структура экспортируемых товаров: продукция топливно-энергетического комплекса — 76,9%, машины, оборудование, транспортные средства — 6%, черные и цветные металлы — 5,8%. Увеличилась доля продукции машиностроительных отраслей. Вырос и экспорт услуг — почти в 1,6 раза.

В импорте распределение основных групп товаров следующее: продукция нефтехимического комплекса — 56,7%, машины, оборудование, транспортные средства — 30,2%, черные и цветные металлы — 6,9%. Здесь отметим, что уже не первый год увеличивается доля продукции нефтехимического комплекса, которую постоянно закупает на производственные нужды одно из крупнейших предприятий республики ОАО «ЧМЗ».

Основными торговыми партнерами Удмуртии в прошлом году выступали Франция, Украина, Китай, Венесуэла, Чехия, Германия, США, Азербайджан.

В российские регионы предприятия республики вывозят продукцию АПК. По мнению гендиректора ООО «Бюро информационно-аналитического мониторинга» Михаила Эстрина, бренды «КОМОС ГРУПП»  являются вполне конкурентоспособными. Свидетельством тому является их присутствие на прилавках крупных федеральных сетей. При этом группа целенаправленно осваивает, например, Пермский край, приобретая там активы и модернизируя их. Характерно, что с ходу трудно привести примеры аналогичной экономической экспансии в республику из соседних регионов.

В Министерстве торговли подтверждают, что товаропроизводители Удмуртии поставляют мясопродукты в Москву, Татарстан, Кировскую область, Пермский край, молоко, сыры, масло – в Свердловскую, Омскую, Мурманскую, Самарскую, Нижегородскую области. В Удмуртию из других регионов ввозится зерно, масло растительное, сахар, соль и в основном молочная и мясная продукция премиум-класса.

Поддержать производителя

В последние годы новым направлением во внешнеэкономической деятельности Удмуртии стала инфраструктурная и финансовая поддержка предприятий малого и среднего бизнеса в их стремлении выйти на зарубежные рынки. Так республиканские власти одним выстрелом пытаются убить сразу двух зайцев — и бизнес стимулируют, и расширяют экспорт.

Для этого в октябре 2012 года был создан  Центр поддержки экспорта, ориентированный, по словам его руководителя Валерии Антоненко, на конкретный результат — заключение внешнеторговых контрактов малыми и средними предприятиями республики. «После вступления России в ВТО и устранения барьеров для российского экспорта перед отечественным малым и средним бизнесом открылись новые возможности для выхода на внешние рынки, и наш центр предлагает бесплатные услуги для экспортно- ориентированных компаний, начиная с предконтрактной подготовки — поиск зарубежных партнеров, оказание юридических и финансовых консультаций,  содействие в получении госсубсидий — до этапа исполнения внешнеторгового контракта», — говорит г-жа Антоненко.

По оценкам экспертов, практика государств-членов ВТО показывает, что прямая финансовая поддержка экспортеров постепенно заменяется поддержкой через специализированные организации инфраструктуры развития внешнеэкономической деятельности, в число которых входит Удмуртский центр поддержки экспорта. Он стал 35-м по счету региональным центром, организованным при поддержке Минэкономразвития РФ. Его услуги для малых и средних предпринимателей бесплатны — они на 80% финансируется за счет средств федерального бюджета и на 20% — за счет республиканского. Появление данного центра открыло для местных предпринимателей возможности для развития экспортных направлений в бизнесе. Ведь если крупный бизнес имеет достаточно средств и ресурсов, чтобы самостоятельно выходить на зарубежные рынки, то малому бизнесу без посторонней помощи это сделать трудно.

Больные места

По словам Валерии Антоненко, множество проблем у начинающих экспортеров возникает еще на начальной стадии, на этапе предконтрактной подготовки. «Наши экспортеры должны серьезно отнестись к тому, что они хотят экспортировать, — отмечает эксперт. — Это могут быть товары с уникальными свойствами (инновации, ноу-хау), товары, обладающие российским традиционно высоким качеством, стандартные продукты, выгодно отличающиеся от конкурентов по цене, качеству, сервису. Они должны быть адаптированы не только к рынку, но и к потребителю. Немаловажным направлением экспортной стратегии является экономический анализ конъюнктуры рынка стран-партнеров, куда предприятия собираются поставлять свою продукцию».

Директор ООО «Сарапульские системы» Руслан Айдаров-Морозов отдельно обозначил кадровую проблему — для сарапульского предприятия по производству высокотехнологичных систем записи телефонных разговоров трудно найти менеджера по ВЭД со знанием нескольких языков и опытом продаж. Да и немногие малые компании могут позволить себе держать такого многопрофильного специалиста. С ним согласился гендиректор компании Edgestile Роман Коломиец, который уточнил, что не хватает  качественных переводчиков, которые могут не просто переводить, а могут встраиваться и понимать информацию, раскрывать идею продукта.

Самые насущные вопросы у участников ВЭД в работе таможенных органов касаются времени нахождения товаров под таможенным контролем.  Хотя, по словам начальника Удмуртского таможенного поста Игоря Кожанова, проблема решается. По результатам проведенного анализа в 2012 году средние сроки выпуска вывозимых товаров (то есть экспорт) на Удмуртском таможенном посту сократились от 3 до 7 раз в зависимости от групп товаров. Импортируемые товары выпускаются в течение 9,5 часа, что в 6 раз меньше, чем в начале 2012 года.

Несмотря на высокое качество нашей продукции, она не всегда в момент выхода на зарубежный рынок соответствует требованиям  законодательства страны-импортера. С этим связана и другая проблема местных производителей — необходимость сертификации продукции по стандартам зарубежного законодательства, которая стоит приличных денег.  Замминистра экономики УР Иван Лысов объясняет, что республиканской программой предусмотрено выделение субсидий на компенсацию части затрат на сертификацию продукции малым и средним предприятиям, производящим товары и услуги на экспорт. Она действует уже несколько лет, и объем помощи бизнесу превысил 6 млн рублей. По словам замминистра, семнадцати предприятиям Удмуртии за 2010–2012 годы удалось снизить свои издержки на сертификацию продукции, создание и продвижение товарного знака, участие в выставках и обучение своих специалистов за рубежом.

Правовая культура

Серьезно снижает объемы внешнеторгового оборота правовая и финансовая неграмотность предпринимателей. По словам заместителя гендиректора Удмуртской торгово-промышленной палаты (УТПП) Фёдора Шишкина, у начинающих экспортеров зачастую отсутствуют необходимые знания внешнеторгового и валютного законодательства, грешат они и подачей недостоверных таможенных деклараций. Только в 2012 году, по данным Удмуртского таможенного поста, было возбуждено 73 административных дела, что на 24% больше, чем в 2011 году.

Во взаимодействии с иностранными партнерами важна любая мелочь, уверена председатель третейского суда при УТПП, практикующий юрист по внешнеэкономической деятельности Рауза Ахмадуллина. Даже банальные контакты для связи. Это может иметь решающее значение при спорах. Любой выход с личного адреса директора или менеджера на компанию-партнера не будет являться для налоговых органов признаком надлежащего исполнения договорных отношений.

«При подготовке текста контракта и его согласовании с иностранным партнером экспортеру необходимо учитывать, что для него обязательны в России нормы публичного права, соответственно, в условиях контракта должны отражаться обязательные требования таких норм, чтобы при исполнении контракта не возникли трудности, – говорит Рауза Ахмадуллина. – При составлении контракта необходимо учитывать, что многие нормы международного права носят диспозитивный характер, соответственно, стороны должны самостоятельно определять условия контракта  для его надлежащего исполнения и меры ответственности в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами своих  обязательств».

Нисколько не оспаривая необходимость знания правовых особенностей ведения внешней торговли, Роман Коломиец считает, что проще создать два своих предприятия — одно здесь, другое — за границей. И не иметь никаких проблем между ними «Все сложности с продвижением продукции, правовыми ограничениями — это вторичные шаги по сравнению с главным — самой предпринимательской идеей, реальной пользой, которую можно извлечь на рынке, — говорит Роман Коломиец. — Необходимо сначала выстроить стратегию того, что ты хочешь сделать. Основная наша ниша – это интернет-технологии, мы разрабатываем программные решения в области работы с современными сайтами. Когда мы начинали выходить на рынок в начале 2000-х годов, чиновники из налоговой даже не знали, какой это вид деятельности, так что нам было не до правовых тонкостей. В нашей компании до сих пор нет даже специально обученного юриста, поскольку выгоднее прибегать к юридическому аутсорсингу».

Не ВЭДом единым

По мнению еще одного представителя Министерства экономики УР Дениса Сунцова, малый и средний бизнес имеет объективные проблемы с выходом на внешний рынок, эксперт полагает, что решать их нужно сообща. Оценивая перспективы развития внешнеэкономической деятельности на этот год, он отмечает возможность увеличения числа организаций-экспортеров за счет малых и средних предприятий, наращивание объемов несырьевого экспорта, а также усиление товарной диверсификации экспорта за счет расширения круга экспортеров и ассортимента экспортируемой продукции.

Между тем проблема внешнеэкономической деятельности удмуртских компаний, так или иначе, упирается в инвестиции. По словам Михаила Эстрина, в существующем информационном пространстве не видно целостного образа Удмуртии как инвестиционно-привлекательного региона. «Информация о республике в лентах федеральных агентств скудна и случайна. Чаще всего ретранслируются сообщения с криминальной или курьезной подоплекой. Бурная, судя по официальным отчетам, инвестиционно-ориентированая деятельность в них если и отражается, то, похоже, только на возмездной основе. Самостоятельный поиск информации для стороннего инвестора тоже чреват разочарованиями. А ведь зачастую впечатление складывается из мелочей, – говорит аналитик. – Например, блог президента республики не обновляется с сентября 2011 года!? Поэтому узнать его личную позицию по многим вопросам, в том числе и по особенностям ведения бизнеса в регионе, достаточно проблематично. Вообще нет впечатления, что Удмуртия занимается продвижением себя. Известно, что бюджетные деньги осваиваются, проводятся бизнес-форумы, конференции, есть даже симпатичный специализированный сайт, но… В существующем формате отношения властей к не аффилированному с ними бизнесу перспективы привлечения регионом масштабных небюджетных средств видятся мне беспросветными».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.