Рыночный «ренессанс»

Госдума России продлила жизнь уличным рынкам: срок их перевода под крышу, который должен был завершиться уже в этом году, перенесли на два года. Государственная политика по отношению к рынкам смягчилась едва ли не впервые за все годы их существования. Нецивилизованные, неорганизованные, не всегда прозрачные с точки зрения финансовых потоков, в кризис рынки снова стали всем нужны как последняя соломинка, за которую может ухватиться слабеющий потребительский спрос. Это возрождение или соломинка спасает в последний раз?

Возвращение к истокам

Восточный рынок Ижевска. Один из крупнейших в городе. Суббота, традиционный «базарный день». Приходится буквально продираться сквозь толпу – народу много – как в середине 90-х. «А что вы удивляетесь! – отвечает на мою реплику о количестве покупателей продавец Лидия Камашева. – Теперь у нас в торговые дни товара не хватает – нарасхват! Особенно в межсезонье, когда человек меняет гардероб».

Зато в торговых центрах продавцы порой скучают. Хозяйка салона брендовой одежды Светлана Храмова вспоминает: «В октябре и ноябре прошлого года у нас было буквально по два-три покупателя в неделю! Нам не на чем было не то что делать прибыль – мы не знали, чем расплачиваться за аренду. С арендной платой происходило что-то невиданное: осенью она резко повысилась; потом, когда многие ушли с площадей, понизилась. Понятно, что хозяева торгового комплекса хотели заработать на этом кризисе. К концу ноября мы были уже на грани закрытия, но дотянули до конца декабря, а там предновогодний бум покупок спас от разорения».

До новогодних праздников дотянули далеко не все арендаторы торгового центра, где расположен салон Светланы Храмовой. По ее словам, в нем опустела примерно треть площадей. Разорились далеко не все. Многие ушли на рынок.

Рынок стал нужен всем – покупателям, продавцам, собственникам. По словам директора ЗАО «Центральный рынок» Михаила Бобылева, арендаторы теперь становятся в очередь, чтобы получить торговое место: «В проходных местах торговых точек на всех не хватает, и арендаторы готовы ждать – настолько возрос интерес к торговле на рынке. Объясняется он просто: у покупателей снова повысился спрос к товарам, продаваемым традиционно на рынках, то есть к недорогим. В магазинах появились затруднения с реализацией продукции, и предприниматели хлынули к нам. К тому же мы на 30% снизили арендную плату».   

По статистике, которую ведут в республиканском министерстве торговли, в последние месяцы рынки опережают магазины по числу совершаемых покупок процентов на 30. Почти как 15-20 лет назад, во времена Горбачева и Ельцина. Тогда, по данным того же минторга, на долю «челноков» приходилась примерно треть ввозимого в республику импорта товаров широкого потребления (одежда, обувь, бытовая электроника, парфюмерия). И это тоже было кризисное время. Кризис для рынка – родная стихия.

Кризис рождения

«Челночный» бизнес стал развиваться благодаря существовавшей в начале 90-х возможности беспошлинного ввоза в страну товаров на сумму до 5 тыс. долларов. Формально пошлинами не облагались, конечно, только товары, ввозимые физическими лицами для личного потребления, но по факту эта льгота открыла канал для коммерческого импорта. При этом «челноки», торговавшие  на открытых вещевых рынках, не регистрировались как предприниматели и не платили никаких налогов – только сбор за право торговли, поступавший в местные бюджеты. 

Лидия Камашева с Восточного рынка вспоминает эти времена с ностальгией. Бывшая работница «Ижмаша», в начале 90-х она попала в первую волну сокращений и, как многие тогда, пошла торговать. На ее глазах, как говорится, менялись «рыночные» эпохи. «В начале 90-х, когда страна покатилась в тартарары, рынок спас многих от безработицы, – рассказывает Лидия Камашева. – Да вы вспомните, ведь все одевались исключительно на рынке. А где еще было? Советская торговля распалась, каких-то торговых центров и частных магазинов, как сейчас, почти не было – рынок спасал всех».

К разговору подключается соседка по палатке. Как и Лидия Камашева, Ольга Дудина на рынке – старожил. Сейчас обе – индивидуальные предприниматели, а начинали обычными «челноками». Вспоминают, как сложно было пробиться, а уж тем более  удержаться – слишком велика была конкуренция.

«Это сейчас так называемую «челночную» торговлю прижали всевозможными законами и запретами, а в начале 90-х почти все «торгаши» сами ездили за товаром, – вспоминает Ольга Дудина. – В основном в Турцию, Польшу – там товар был качественный. Каждая поездка окупалась минимум на 100 процентов».

Масштабы оборотов «челночной» торговли привели к формированию вокруг этого бизнеса весьма развитой инфраструктуры: оптовые рынки, туристические и транспортные компании, специализирующиеся на обслуживании российских клиентов отели, магазины, склады и фабрики в Турции, Китае и других странах-поставщиках. Российские рынки кормили тогда не только нашу страну.

Обороты «челноков» не могли долго оставаться без внимания государства. Чиновники скоро взяли рынки под контроль и для начала обязали торговцев создавать ИП и платить налоги. Рынки постепенно стали приносить доход не только предпринимателям, но и стране в целом.

Кризис дорогого импорта

Привыкнув делиться доходами с государством, многие поняли, что могут позволить себе и аренду более комфортабельных торговых площадей – в магазинах. Торговля готова была принять цивилизованные формы, но кризис 98-го остановил этот процесс.

Августовский обвал рубля означал для «челночного» бизнеса колоссальные убытки, поскольку все расчеты с зарубежными партнерами велись в долларах, а с покупателями – понятно, в рублях. Ольга Дудина вспоминает, что кризис 98 года сократил обороты ее торговли в три раза. Почти половина торговцев тогда обанкротилась. На их места вернулись те, кто недавно ушел в магазины.

«Одна моя знакомая в начале 98 года как раз открыла магазин одежды на Красногеройской, и дела у нее пошли хорошо, – рассказывает Ольга. – За годы работы на рынке ей удалось наладить контакты с турецкими поставщиками – в то время они давали российским торговцам товар в кредит на несколько десятков тысяч долларов. Открыв свой магазин, она так и закупала большую часть товара в кредит. А как курс упал – все ее контракты погорели; пришлось продать точку, чтобы расплатиться с турецкими поставщиками. Правда, через год она вернулась на родной рынок и сейчас держит уже четыре точки».

С другой стороны, кризис 98-го увеличил внутрироссийский оборот рынков. Те, кто сумел скопить и сберечь заработанное до кризиса, конечно, по-прежнему ездили в Турцию, но уже не за килограммами товара, а за тоннами, чтобы продать их реализаторам мелким оптом. На таможне такие компании, разумеется, уже не могли пользоваться правом беспошлинного ввоза товара и закладывали все свои расходы в цену доставки. Пошлины росли, импортные  товары на рынке стали дорожать и постепенно терять потребителя.

Ольга Дудина тогда оказалась перед выбором: продавать всегда дешевый китайский ширпотреб или отечественные товары. «За годы работы у меня появились свои покупатели, которые привыкли к качественным вещам – турецкий трикотаж, польские блузки. Так вот, чтоб их не потерять, я стала предлагать им качественный отечественный товар, ну и, понятно, «прикармливать» скидками. Тем более что конкуренция тогда увеличилась – магазины в городе стали появляться как грибы после дождя». 

Кризис превращения в магазин

Начало 2000-х стало расцветом торговли. Страна оправилась от кризиса, людям стали платить зарплату, они понесли ее на рынки, и предприниматели снова стали задумываться о переезде в магазин. Чтобы получить в аренду муниципальное помещение или участок земли для строительства, они выстраивались в очередь. Те, кто были в очереди последними, торопились арендовать торговые площади хотя бы на коммерческих условиях. В ответ на спрос на торговые площади появилось и предложение: в Ижевске стали появляться торговые центры, а вместе с ними – современная культура покупок: семейный шоппинг, после которого хорошо бы отдохнуть в кафе или сходить в кино.

С ростом спроса на торговые площади стала расти и арендная плата. Предприниматель Ирина Ковач, арендовавшая в то время площадь в одном из торговых центров в Ижевске, рассказывает, что к началу 2007 года плата за квадратный метр достигла пяти тысяч рублей в месяц. Но торговля шла бойко, и, чтобы не потерять сложившийся круг покупателей, Ирина готова была платить и такие деньги.

Вслед за покупателями и торговцами выбор в пользу цивилизованной торговли сделало и государство. В 1999-2000 гг.
всерьез рассматривался вопрос об оснащении торговых палаток на рынке кассовыми аппаратами. От этой идеи, правда, отказались, рассмотрев техническую сторону вопроса.  Примерно в те же сроки, ужесточив санитарные нормы, власти запретили продавать на улице продукты питания. Исключение было сделано для овощей-фруктов и продуктов в упаковке. Владельцы рынков вложились в оборудование павильонов и компенсировали эти расходы за счет арендной платы.

Раз найдя способ привлечения средств на реконструкцию, руководство рынков вошло во вкус. Вместо открытых торговых палаток появились железные «ячейки», а товар с допотопных крючков из проволоки переместился на специально оборудованные полочки и вешалки. А в 2007 году бывший тогда министром торговли России Герман Греф объявил, что к 2010 году все рынки, не являющиеся сельскохозяйственными, должны принять цивилизованный вид – «зай-
ти под крышу».

По сути, рынкам было приказано стать большими магазинами. Для их владельцев это означало новые капитальные расходы на строительство павильонов, а для продавцов – дальнейший рост аренды. По словам Ольги Дудиной, официальная стоимость торгового места небольшая, основную часть предприниматель приплачивает «сверху». Под предлогом реконструкции руководство рынков стало проводить рокировки в торговых рядах. «Бывало так, что торговцев переводили с хороших торговых мест на окраины рынка, а на проходных местах появлялись новые, – рассказывает Ольга. – Все это делалось через «поход к директору», как мы называли это между собой. Проще говоря, за хорошее место нужно было дать «премию» руководству рынка. Она, соответственно, входит потом в цену товара».

Еще не успев превратиться в магазины внешне, рынки стали все больше походить на них фактической ценой торговых мест и ценами на товары. В другое время на это, наверное, можно было бы посмотреть сквозь пальцы, но на фоне очередного экономического кризиса продавцам снова стали нужны дешевые площади, а покупателям – дешевые товары.

Кризис present continuous

Теперешний кризис – первый из пережитых рынками, когда государственная политика по отношению к ним не так однозначна. До сих пор она всегда была направлена на ужесточение требований: сначала добились уплаты налогов и пошлин, потом завели под крышу продукты, а затем вовсе хотели превратить в магазины. Сейчас действия государства по отношению к рынкам не так прямолинейны.

С одной стороны, рынкам снова «закрутили гайки»: проверки и обнаруженный в ходе них контрафакт стали причиной закрытия рыночной оптовой базы – московского «Черкизовского» рынка. С другой стороны, это объяснили стремлением защитить позиции отечественных товаров. В 98-м они стали подходящей заменой подорожавшего импорта, а теперь могут сами оказаться дорогими на фоне китайского ширпотреба и контрафакта.

Покупателям от этого легче не станет, поскольку цены на отечественные товары не упадут. Но чтобы остановить их рост, было принято другое антикризисное решение. Госдума одобрила перенос окончательных сроков перевода розничных рынков с улицы в капитальные сооружения. Депутаты дали рынкам отсрочку до 2012 года.

Министр торговли Удмуртии Петр Пономарев, который раньше активно поддерживал позицию российских властей по «цивилизации» рынков, теперь так же горячо одобряет их новое решение: «В условиях кризиса администрации рынков не смогли бы за год построить достаточное количество павильонов. В результате только в Удмуртии примерно 8 тысяч продавцов остались бы без торговых мест, а значит, и без работы. Между тем на рынках могли бы трудоустроиться многие граждане, уволенные с предприятий и организаций по причине спада в экономике».

В Минторге Удмуртии даже считают, что двухлетней отсрочки может быть недостаточно. Еще в начале года наше министерство обратилось в Министерство промышленности и торговли России, а также через Госсовет республики в Госдуму с предложением отложить перевод рынков под крышу на 5 лет. Как говорит Михаил Бобылев с Центрального рынка, у большинства рынков по-прежнему существует проблема со свободными оборотными средствами, а кредитование кризис сделал практически недоступным.

И сами торговцы тоже не спешат аплодировать отсрочке. В ближайшие два года кредиты, вероятно, станут доступными, но дешевыми – вряд ли. А значит, строительство павильонов будет обходиться дорого. Лидия Камашева и Ольга Дудина в два голоса прогнозируют: эти расходы опять будут включены в арендную плату, а продавцы компенсируют их за счет покупателей.

«Как ни крути – быть рынку магазином, – вздыхают соседки по торговому ряду на «Восточном». – Только вдруг опять кризис? Куда тогда весь этот народ пойдет? Может, тогда опять разрешат на улице торговать»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.