Пенсионный фон

Пенсионная реформа вновь у всех на устах. Государство, не найдя иных способов справиться с дефицитом Пенсионного фонда РФ, решило сократить процент обязательных пенсионных накоплений до минимума, а право копить себе на «приличную» пенсию сделать в основном добровольным. Впрочем, сами граждане к нововведениям относятся довольно равнодушно, в отличие от негосударственных пенсионных фондов, которым доверили своими пенсионными накоплениями распоряжаться. Последних можно понять – объём средств, поступающих в НПФ, сократится как минимум в три раза.

Всё по-новому

В настоящее время работодатель отчисляет 22% зарплаты своего сотрудника в пенсионный фонд. 16% из этого идёт в солидарную систему, из которой во многом складываются отчисления нынешним пенсионерам. Ещё 6% – это накопительная часть, которая целенаправленно откладывается на пенсию конкретного человека. Кто ею распоряжается, решает сам работник.  Деньги могут храниться как в государственной системе — ею управляет Внешэкономбанк, так и в негосударственных пенсионных фондах, если того хочет хозяин накоплений.

Описанная выше накопительная система начала реализовываться в 2002 году и на тот момент была по-настоящему революционной, так как до той поры ни о каких пенсионных накоплениях речи не шло. Сегодня речь идёт о том, чтобы реформу демонтировать – вернув, по сути, прежний механизм пенсионного обеспечения, когда будущая пенсия работника ни от каких накоплений не зависит. Ведь очевидно, что предложение оставить 2% на обязательную накопительную часть – это символическая уступка, которая позволяет государству говорить о том, что никто не обманут и накопительную часть у пенсионеров никто не отнимет. Демонтаж происходит не потому, что новая схема пенсионного обеспечения себя не оправдала, а потому, что государство искусственным образом создало дефицит ПФР, стремясь увеличить приемлемый уровень жизни уже нынешним пенсионерам.

Поэтому Минтруд по поручению президента страны разработал новую концепцию пенсионной системы. Она складывается из принципа 40-20-40-20. То есть в течение 40 лет мы откладываем 20% своего заработка, чтобы после выхода на пенсию в течение 20 лет получать 40% своего оклада. При этом накопительная часть пенсии, по задумке разработчиков проекта, должна стать добровольной и сократиться до 2%. Если сейчас отчисления в накопительную часть производит работодатель, то в случае принятия данной концепции этим будет заниматься сам будущий пенсионер. Кроме того, должна возрасти роль корпоративной части пенсии, которую будет формировать работодатель по соглашению с работником.

Государство позаботится

Представители НПФ опасаются, что перевод накопительной части на добровольную основу серьёзно скажется на негосударственных фондах.

«В этом случае в накопительную часть будут откладывать 1-2% населения, — считает заместитель исполнительного директора Удмуртского НПФ «Время» Наталья Шутенко. — Не готово общество к такой реформе. У нас люди по-прежнему живут тем, что здесь и сейчас. Наша страна 100 лет жила при обязательной системе пенсионного страхования, и поэтому у людей есть уверенность, что государство их не оставит, позаботится».

С ней согласен и руководитель ижевского подразделения Национального НПФ Виктор Любимов. По его словам, только 25% работающего населения республики активно интересуется, куда идут их отчисления в накопительную часть. Если её сделают добровольной, их число значительно сократится.

«Слишком мало ещё прошло времени, чтобы наши граждане смогли привыкнуть к нынешней пенсионной системе, — считает г-н Любимов. — Только в этом году начались выплаты из накопительной части вышедшим на пенсию людям. Пока не подошло то поколение, которое активно интересовалось бы судьбой своих отчислений».

По мнению эксперта, посредством новой реформы правительство пытается закрыть дефицит Пенсионного фонда России. Однако при этом страна рискует своей репутацией на международном уровне, меняя в очередной раз правила игры.

Директор Ижевского филиала НПФ «Лукойл-Гарант» Евгений Костенков не верит, что это произойдёт, по двум причинам. «Во-первых, проблему дефицита в ПФР сворачивание накопительной системы не решит. Это даст эффект на 3 года, но затем всё вернётся  на первоначальную точку, — отмечает эксперт. — Во-вторых, сейчас накопительная часть по России  — это 2 триллиона рублей, которые являются частью финансового рынка страны. Это 30% всего финансового рынка России. Изъятие такой суммы из экономики может дорого в итоге обойтись».

Проявляют интерес

Государство решило заставить граждан самостоятельно думать о пенсии в тот самый момент, когда они только-только начали всерьёз интересоваться судьбой своих пенсионных накоплений. Во всяком случае, в этом уверены представители НПФ, ссылающиеся на данные отделения ПФР по Удмуртии: если в 2010 году заявления о переводе своей накопительной части в тот или иной пенсионный фонд написали 50 400 человек, то в 2011-м — уже 64 121. Всего в республике, по данным Удмуртстата на 1 января 2012 года, проживало 939 122 человека трудоспособного возраста.

На территории Удмуртии сейчас действуют два местных НПФ и филиалы свыше десятка федеральных. Последние, как правило, созданы крупными корпорациями, такими как «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «Татнефть» и т. п., эти компании получают в распоряжение отчисления тысяч собственных работников. Дополнительный и совсем немаленький приток средств. Фактически такой «корпоративный» раздел рынка предопределил фактическое отсутствие конкуренции между НПФ и, как следствие, невысокую доходность инвестирования. Пенсионные фонды, мягко говоря, не лезут из кожи вон, чтобы заработать пенсионерам большие дивиденды. По итогам 2011 года доходность пенсионных накоплений у НПФ колебалась от 1,4% до 11%. Наилучшие показатели — у НПФ «Стальфонд», «Благосостояние», Национальный НПФ, «Нефтегарант», «Норильский никель» и «Доверие». Все они превысили уровень инфляции. Внешэкономбанк, управляющий накоплениями Пенсионного фонда России, показал доходность на уровне 5,47%. Это значит, что часть денег жителей Удмуртии, выбравших хранение своих будущих пенсий в ПФР или остальных НПФ, в 2011 году «съела» инфляция. Она, напомним, по России составила 6,1%.

Подобная ситуация, когда НПФ, как и ПФР, не могут показывать доходность пенсионных накоплений выше уровня инфляции, прибавляет противников существующей системы. Среди них и депутат Гордумы Ижевска Наталья Кузнецова, которая в прошлом занимала пост заместителя руководителя Отделения ПФР по Удмуртии.

«Эта система уже показала свою несостоятельность в части невысокой или минусовой доходности накоплений, — отмечает г-жа Кузнецова. — Такой сбой, вероятно, связан с неумением или невозможностью вложить имеющиеся средства так, чтобы получить прибыль выше уровня инфляции. Я считаю, что накопительная часть должна быть добровольной. Каждый гражданин сам должен решать. Это мировая практика».

Недоверие

Действительно, немало жителей Удмуртии не доверяют НПФ, считая их деятельность бесконтрольной и сомнительной. Эти воззрения ряда граждан обсуждались и на заседании президиума Госсовета Удмуртии. Председатель республиканского парламента Александр Соловьев отметил, что деятельность негосударственных пенсионных фондов необходимо исследовать органам исполнительной и законодательной власти.

Причиной для беспокойства парламентариев стал рост количества заявлений о переводе накопительной части пенсии из государственного фонда в НПФ. Как отметил присутствовавший на заседании заместитель управляющего Отделением ПФР по Удмуртии Сергей Блохин, зачастую будущие пенсионеры даже не знают, что их накопления переведены в другой фонд, поскольку эта операция производится тайно, а то и обманным путём.

В Удмуртии уже были прецеденты, когда персональные данные учителей нескольких школ Шарканского района попали в руки двух агентов НПФ «Промагрофонд». Они представились работниками ПФР. Документы у них никто не запрашивал. В итоге без ведома людей их пенсионные накопления были переведены в этот фонд. Причём состава преступления по статье «мошенничество» в действиях агентов прокуратура не обнаружила. Директора школ отделались замечаниями.

«Я думаю, относительно деятельности негосударственных пенсионных фондов мы будем просить  правительство создать рабочую группу с привлечением депутатов Госсовета УР, председателей комиссий, заинтересованных в этом направлении депутатов, потому что действительно наступило то время, когда нужно проверить легитимность тех НПФ, которые работают на территории республики», – сообщила председатель постоянной комиссии Госсовета Удмуртии по бюджету Софья Широбокова. 

Ограниченные

Между тем в случаях подобных переводов деньги никуда не пропадают. По решению суда их можно вернуть в тот фонд, где их хранение представляется более выгодным и надёжным. Как говорят сами представители НПФ, контроль за ними со стороны государства достаточно жёсткий.

«Негосударственные пенсионные фонды, в отличие от банков, могут вкладывать деньги только в наименее рискованные проекты, — отмечает Наталья Шутенко. — Посмотрите, сколько банков обанкротилось, в том числе и во время финансового кризиса. НПФ пережили это время спокойно. Государство уже ограничило нас по части инвестирования средств. Сейчас рассматривается создание в России фонда страхования пенсионных накоплений. Он будет формироваться и работать по схеме, подобной той, что есть у банков для страхования вкладов».

По словам эксперта, такая структура может быть создана уже в июле 2013 года. Специалисты отмечают, что случаи, когда граждане переводят деньги из одного фонда в другой из-за того, что их ввели в заблуждение, действительно бывают, однако решать эту проблему стоит путём повышения грамотности населения в этих вопросах.

По мнению игроков рынка негосударственного пенсионного страхования, предлагаемая реформа может привести к тому, что ряд мелких фондов будет поглощён более крупными. Кроме того, их доходность, и без того невысокая, может ещё снизиться в связи с сокращением объёма привлекаемых средств. Будут ли иметь в таком случае добровольные вложения в НПФ хоть какой-то смысл?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.