Николай Коротков: держать руку на пульсе

Управляющий Удмуртским отделением Сбербанка России Николай Коротков и республиканским властям, и местному бизнес-сообществу давно знаком. Возобновляя знакомство, СД расспросил его о последних переменах в жизни и том, как под его руководством будет работать Сбербанк в Удмуртии.

— Николай Алексеевич, Вы много лет занимали видные посты в республиканском банковском секторе, но непосредственно перед назначением в Сбербанк работали за пределами Удмуртии. Где именно и чем занимались?

— Работа менеджера предполагает перемещения, поскольку носит проектный характер, и мой отъезд из Ижевска в 2009 году был связан с тем, что руководство банка УралСиб, где я тогда работал, привлекло меня к решению новой проектной задачи. Как вы помните, это был кризисный период, и необходимо было пересмотреть принципы работы с долговыми активами. Мне предложили войти в состав рабочей группы по этому вопросу и переместиться в Москву, где я возглавил управление реализации долговых программ банка УралСиб.

В тот момент это направление было пиковым по своей актуальности, очень важным, сложным и интересным одновременно. Когда методология была разработана, и работа управления налажена, мне предложили возглавить московскую региональную дирекцию банка УралСиб по работе с корпоративными клиентами.

— То есть именно тогда вы получили предложение возглавить Удмуртское отделение Сбербанка России?

— Да. Естественно, назначению предшествовал период адаптации в структуре Сбербанка России. Я был принят в штат центрального аппарата — на должность директора проектов Управления по работе с территориальными банками. Это позволило мне пройти стажировку, пообщаться с коллегами, понять структуру и методы работы коллегиальных органов в центральном аппарате, выстроить определенный набор личных отношений, которые помогают при консультациях и реализации пилотных проектов. И только после этого я приступил к работе в Ижевске.

— Какие цели поставило перед Вами руководство Сбербанка? Какие направления деятельности определены как приоритетные?

— Вы знаете, Герман Оскарович Греф поразил меня тем, что живет и работает сразу в нескольких плоскостях: в операционном бизнесе, в стратегии и в философии. И в производственную систему Сбербанка он внедряет ЛИН-технологии. Это комплекс управленческих технологий, основанный на японской системе управления, а по большому счету — это целая управленческая философия, в основе которой — постоянное совершенствование операционных процессов в интересах клиента. Этим мы сейчас и занимаемся на всех уровнях.

Мы понимаем, в чем наши проблемы, честно их признаем и над ними работаем. Сбербанк сегодня занимает огромную долю рынка, но при всей нашей величине мы должны быть еще и мобильны и подвижны, должны уделять внимание частностям и чаяниям каждого, я подчеркиваю, каждого клиента. В этом и заключается моя основная задача.

— И какие практические меры Вы планируете предпринять, чтобы Удмуртское отделение Сбербанка стало еще более мобильным?

— Максимум усилий мы направим на сокращение очередей за счет повышения технологичности операций и создания дополнительных каналов продаж. Только до конца этого года и в следующем году мы поставим в республике еще более 100 банкоматов и киосков для приема платежей. Параллельно с этим необходимо работать с менталитетом населения: образовывать, показывать преимущества и удобства новых форм общения с банком, таких как проведение коммунальных платежей через банкоматы, интернет-банкинг. Это позволит экономить время наших клиентов.

То же самое касается и работы с корпоративными клиентами. Время, которое мы тратим на проведение операций, на принятие решений по кредитам, для них также очень важно, особенно для малого бизнеса, который работает в очень динамичной и высоко конкурентной среде. Поэтому в Удмуртском отделении Сбербанка создан технологический комитет, который анализирует внутренние операции и нормирует их по времени. Мы активно внедряем электронный документооборот, централизуем и автоматизируем функции по сопровождению клиентских операций. На местах, в частности здесь, в Ижевске, остается только непосредственная с работа с клиентами, и мы стремимся к увеличению числа операционных окон.

— Представители бизнеса часто говорят, что им хотелось бы видеть Сбербанк не только мобильным, но и более гибким в принятии решений по кредитам…

— Гибкие условия предполагают высокие риски, а обратная сторона риска для банка — это более высокие проценты по кредитам для заемщика. Поэтому, если вы хотите получить кредит под адекватные проценты — за этим, пожалуйста, к нам. Но нужно быть готовым к адекватным требованиям к финансовому состоянию, к залогу.

После кризиса все стали более аккуратными: мы — при выдаче, а наши клиенты — при работе с кредитами. Наша задача — находить баланс между потребностью в кредитных ресурсах и нашим предложением и своевременно вывести на рынок новые продукты. В этом сегодня и заключается наша гибкость: мы формируем рынок кредитных продуктов, отвечающий потребностям бизнеса.

Мы видим точки роста, и понимаем, что сегодня в первую очередь они привязаны к тем отраслям, которые удовлетворяют ежедневные базовые потребности человека. И в то же время мы понимаем, что не можем в структуре кредитного портфеля зависеть от 5-6 заемщиков. Поэтому кредитуем малый и средний бизнес, работающий в различных отраслях, и у нас широкий спектр кредитных программ для клиентов этого сегмента. Сбербанк сегодня работает и со строительным бизнесом — это и проектное финансирование, и инвестиционное кредитование, и программа обеспечения жильем молодых семей. Благодаря этому вокруг нас концентрируются и представители смежных отраслей.

— После кризиса банкам и предпринимателям фактически приходится заново выстраивать отношения. Что в них принципиально изменилось?

— Мы переходим от предложения продуктов банка к предложению совместного развития. Любой продукт — это только фрагмент наших отношений, а нам нужны системные отношения, в рамках которых предприятие с нашей помощью реализует не только отдельные свои проекты, но и стратегию своего развития в целом. Поэтому мы предлагаем корпоративным клиентам комплекс программ, который включает, в том числе, и розничные продукты — это могут быть зарплатные проекты и проекты, направленные на привлечение и удержание персонала.

Например, сейчас перед многими руководителями стоит задача привлечения квалифицированной рабочей силы, и мы можем решать ее вместе. В рамках общего кредитного лимита, выделяемого предприятию, можно предусмотреть поручительство предприятия за своих сотрудников. Оно датирует для них ставку по ипотеке, а банк инвестирует в строительство конкретного дома, в котором заинтересован клиент.

— Со стороны предприятий есть встречная заинтересованность в развитии совместных с банком социальных программ?

— Конечно. Сегодня спрос на квалифицированных рабочих гораздо выше, чем предложение, и задача привлечения и удержания квалифицированных кадров будет становиться все более актуальной, поскольку их дефицит еще более возрастет, когда в полную силу заработает «Ижавто».

— То есть на будущее Ижавто в Сбербанке смотрят с оптимизмом?

— Вы знаете, что для операционного управления предприятием создана «Объединенная автомобильная группа», и, согласитесь, сегодня ситуация там уже гораздо лучше, чем вчера. Конечно, мы понимаем, что нужно учитывать общее состояние автомобильного рынка, а он сегодня не в лучшей форме. Но выбора у нас нет — только вперед. И льготный режим промсборки, который будет предоставлен Ижавто, открывает перспективы сотрудничества с международным производителем. Поэтому оптимизм относительно будущего Ижавто сегодня отнюдь не преувеличен, а основан на четком понимании того, что нужно делать, чтобы предприятие заработало.

— Восстановление Ижавто — не единственный общий интерес Сбербанка и Удмуртии. Республиканское Правительство еще летом анонсировало подписание соглашения о сотрудничестве со Сбербанком…

— Оно состоится в ноябре. Нам потребовалось время на подготовку соглашения, потому что мы хотим, чтобы это был не формальный протокол, а реальный документ, где мы можем отвечать за каждую цифру. Инвестиции в республиканскую экономику составят 24,6 млрд. руб., и у нас есть четкое понимание, как и где будут работать эти деньги.

В соглашении будет четкий перечень проектов, над которыми мы фактически уже совместно работаем, с указанием ответственных за их реализацию и конкретных сумм. В сфере промышленности это обновление основных фондов на республиканских предприятиях, в сфере инфраструктуры — реконструкция коммунального хозяйства Ижевска и Воткинска, в сельском хозяйстве — производство кормов, а также совершенно новый для республики проект производства рыбы по израильской технологии.

— Вы эту команду сохраните?

— Никаких кадровых революций не будет. Я считаю, это мне надо ассимилироваться в команде профессионалов, которые знают и рынок, и продукты, и технологии. Это, кстати, непросто. Средний рабочий день у меня 12-14 часов.

— К Вам, наверное, еще и очередь посетителей стоит? Вас многие бизнесмены в республике знают и, наверное, многие захотели поздравить с назначением, а заодно и обсудить деловые отношения на новом уровне.

— Это нормально, даже хорошо. Я очень благодарен всем, кто приходит и говорит о наболевшем — о том, что нужно сделать, чего не хватает. Я считаю себя не просто организатором, а главным продавцом услуг Сбербанка в Удмуртии, поэтому мне очень важно держать руку на пульсе потребностей бизнеса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.