Неуправляемые управляющие

Не так давно ряд руководителей УК из разных регионов были привлечены к уголовной ответственности за долги перед ресурсоснабжающими организациями. Между тем в Удмуртии «домоуправления» находят всё новые схемы уклонения от уплаты по счетам. При этом местные правоохранители признают, что должной активности в борьбе с такими нарушителями в сфере ЖКХ нет.

В середине июля в Удмуртии тема долгов в жилищно-коммунальном комплексе поднималась дважды на самом высоком уровне. Сначала на постоянно действующем координационном совещании по обеспечению правопорядка (ПДКС), а затем на расширенном заседании коллегии МВД РФ по УР. Главным решением ПДКС под председательством президента Удмуртии Александра Волкова стала поддержка инициативы ресурсоснабжающей компании ООО «Удмуртские коммунальные системы» (входит в КЭС-холдинг) по переходу на прямые договоры с населением. С помощью авторитетных экспертов СД решил выяснить, что может выйти из этой затеи.

Письмо несчастья в Москву

В общероссийском долговом «котле» удмуртская «дебиторка» за потребленную тепловую и электрическую энергию выглядит довольно «жирным куском». К началу июля этого года суммарный долг по теплу подскочил до 3,2 млрд руб., а по «электрике» до 1,3 млрд рублей.

При этом патологичная ситуация в ЖКХ возникает на фоне высокой финансовой дисциплины со стороны населения. Несмотря на напряженную ситуацию в семейной экономике для большинства собственников, уровень оплаты за потребленные ресурсы по-прежнему достигает 95 процентов.

Таким образом, становится очевидно, что «мертвые долги» сформированы стараниями управляющих компаний (УК), которые, используя известные схемы ухода от оплаты, присваивают «тепловые» деньги и выводят эти активы за пределы регионального «теплового контура».

Одной из самых популярных схем является клонирование УК, когда после регистрации новой компании многоквартирные дома (МКД) переводятся под ее эгиду, а накопленные долги остаются в старой «пустышке».

По мнению участников ПДКС, прямые договоры могут стать наиболее эффективным противодействием нечистоплотным УК, стремящимся присвоить собранные с населения деньги за потребленные ресурсы.

«Предлагаю всем органам власти, которые сегодня наделены соответствующими полномочиями, начать расследование в отношении всех управляющих компаний, имеющих задолженность за топливно-энергетические ресурсы, пресечь преступную деятельность недобросовестных руководителей и разобраться в схемах воровства», — резюмировал итоги заседания глава республики Александр Волков, отметив, что протокол совещания будет передан в Москву — на контроль в Администрацию Президента РФ.

«Прямые договоры — это уход от посредничества управляющих компаний по перечислению денег за ресурсы, отсечение этого лишнего звена. При прямых договорах жители будут уверены на сто процентов, что перечисленные ими средства попадут именно ресурсникам и будут потрачены на своевременный ремонт сетей, на подготовку и надежное прохождение отопительного сезона», — согласился с Александром Волковым исполняющий обязанности исполнительного директора ООО «Удмуртские коммунальные системы» Денис Детинкин.

Документальный инструмент в отсутствие желания

Чуть позже в интервью СД г-н Детинкин отмечал, что прямые договоры отнюдь не единственный вариант взаимоотношений между поставщиками энергоресурсов и УК.

— Если УК или ТСЖ работают добросовестно, своевременно оплачивают потребленный ресурс, ведут работу с неплательщиками, то мы продолжаем с ними сотрудничество в прежнем формате, — говорит Денис Геннадьевич. — А вот подход некоторых УК «сколько собрали, столько отдали» для нас неприемлем. Если компания взялась за управление, то должна заниматься и распутыванием узла неплатежей. Если у них такой возможности нет, то мы возьмем на себя эту функцию — будем выставлять счета, собирать деньги и работать с неплательщиками.

— Каким способом должен состояться переход на прямые договоры?

— Мы хотим, чтобы для тех компаний, кто не справляется с решением проблемы с погашением дебиторки, этот переход происходил по доброй воле. Интересно, что многие УК, кто хочет заниматься этим бизнесом легитимно, с оптимизмом восприняли нашу инициативу.

— Однако есть и такие компании, кто явно не приветствует новую затею.

— Если у них нет такого желания, то мы будем руководствоваться Постановлением правительства РФ № 124. В этом документе говорится, что если УК не оплачивает потребленный ресурс больше трех месяцев, то ресурсоснабжающая организация вправе перейти на прямые договоры и расторгнуть соглашение с УК в одностороннем порядке.

По словам одновременно являющегося управляющим директором ОАО «Удмуртская энергосбытовая компания» г-на Детинкина, в «электрике» правила игры гораздо более жесткие. Там действует Постановление № 442, где четко прописано, что при возникновении задолженности ресурсник может отказаться от договора, не дожидаясь трех месяцев.

Поэтому еще в сентябре 2012 года «удмуртский энергосбыт» стал практиковать массовый переход на прямые договоры, позволившие несколько оптимизировать ситуацию с долгами.

Уголовное дело – не дверь: «открыл-закрыл»

Выход двух долгожданных для энергетиков постановлений российского кабмина почти совпал по срокам с решениями судов о привлечении руководителей нечистоплотных «управляек» к уголовной ответственности. В Мурманске, Воронеже и Ульяновске злостные «уклонисты» из УК получили реальные тюремные сроки.

Эти примеры были с воодушевлением восприняты ресурсниками, и в Удмуртии фамилии потенциальных последователей «мурманского дела» периодически называются в кулуарах, но на практике этим возможным «фигурантам» пока удается уйти от разбирательств.

«У нас квалифицированные сотрудники, способные при явном нарушении со стороны УК довести до логического завершения возбужденное уголовное дело по мошенничеству либо по присвоению вверенного имущества. Логическим завершением будет обвинительное заключение и суд, — уверил СД в эксклюзивном интервью министр внутренних дел Удмуртии Александр Первухин. — Такие дела есть и будут. Вы о них обязательно услышите. При этом считать, мало их или много, неправильно. Это же не дверь — открыть дело, закрыть дело. Так что дело не в количестве дел. Тем более что министру МВД не престало говорить о том, что будет, если еще не сделано. Давайте мы с вами вернемся к этому вопросу через несколько месяцев. И поговорим уже предметно».

Между тем, генерал Первухин соглашается с тем, что наступательности и должной активности в борьбе с правонарушениями и преступлениями в сфере ЖКХ пока недостает.

«Но наша цель, — уточняет министр, — состоит не в том, чтобы направить дело в суд и посадить правонарушителя, а в том, чтобы с помощью профилактических мер навести порядок в этой сфере. При этом возможностей одной полиции очень мало. Тут нужна еще и добрая воля жильцов. Люди должны понимать, что есть не только их местечковые интересы, но и интересы города, республики. И если на подоконниках в подъездах жилых домов вдруг появились горшки с цветочками, это не означает, что УК работает успешно, правильно и достойно».

Безответственные активы

В среде экспертов оптимизм по поводу высокой результативности перехода на прямые договоры разделяют далеко не все аналитики.

Директор компании «Сервисный центр» Олег Витвинов обращает внимание на то, что прямые договоры сгладят проблему только с точки зрения ресурсников — по поступлению средств, а не по своевременному расчету за качественно поставленную коммунальную услугу. «Сейчас за качество коммунальной услуги несет ответственность УК, так как именно она занимается обслуживанием дома, — подчеркивает эксперт. — При прямом договоре ответственность за качество должен будет нести поставщик ресурса. Но у него есть ограничение ответственности — до стены дома. «А как быть с сетями в подвале и квартирах?» — «Извините, это не моя территория». В этом случае потребитель остается с проблемой один на один. Он в одиночку выступает против монополистов, оградившихся от нерадивых УК. Ресурсники отстаивают свои интересы, чтобы получить деньги, а ответственность за качество и объем услуги исчезает: «Деньги я заберу, но ответственность нести не буду». По моему мнению, переход на прямые договоры — это половинчатое решение, от которого мы получим новый виток проблем».

Кстати сказать, Олег Витвинов напомнил, что несколько лет назад первый директор «Удмуртских коммунальных сетей» Сергей Трухин предлагал разумное решение о передаче ресурсникам в аренду не только магистральных сетей, но и обслуживание общедомовых коммуникаций. «Подобная модель позволяла бы ресурсоснабжающей организации отвечать за весь процесс — за то, что течет из крана, и температуру отопления в квартирах у потребителей», — считает экперт.

Моменты истин в ЖКХ

«Если потребитель заключит прямой договор с ресурниками, то исполнитель исключается из процесса, — анализ возникшей ситуации продолжает председатель совета Ассоциации ТСЖ и МКД УР Виктор Кривоносов. — Кроме того, повисает в воздухе вопрос с оплатой общедомовых нужд. В этой ситуации сохраняется конфликт интересов и долги останутся. Пока не разведут четко, кто за что отвечает, ситуация не изменится».

Эксперт предлагает несколько вариантов решения коммунальной проблемы. Он уверен, что споры между ресурсниками и УК возникают в первую очередь из-за объемов потребленного ресурса.

«Введите независимого арбитра, третье лицо, к примеру, энергосервисную компанию, которая устраивает обе стороны и она займется снятием показателей общедомовых приборов учета. Второй момент касается социальных долгов той части населения, которая не может оплачивать свое потребление или не умеет оформлять субсидии. Здесь надо определить, кому отдать право обращения в суд и взыскания этой задолженности. Но еще одна важная проблема опять не решается и снова подвешивается в воздухе, — перечисляет г-н Кривоносов. — До сих пор неясно, кто такие УК и ТСЖ по отношению к ресурсникам? Если агенты, то почему тогда налоги с них собирают не как с агентов, а как с продавцов ресурсов, учитывая весь этот оборот в доходной базе? Понятно, что государство получает плюс от двойного налогообложения — первый раз с ресурсников, второй раз — с УК и ТСЖ, то есть в конечном счете всё равно с потребителя. Если УК и ТСЖ не агенты, то почему ресурсоснабжающая организация не проверяет, кому она продает свой товар на десятки миллионов рублей — тепловую энергию? Безо всяких страховок и банковских гарантий. Не секрет, что многие УК располагают уставным капиталом в размере 10 тыс. рублей! В этом случае ресурсоснабжающая организация походит на дурака. Однако в дураках оказывается опять же потребитель. Наконец, четвертый момент — в арбитражных судах находится множество дел по долгам, ресурсники испрашивают с должников фантастические суммы, а на выходе в судебных решениях половина урезается. Что это означает: нарисованные долги или признанные? Кто честнее? Тот, кто пытается взять лишнее, или тот, кто пытается не отдавать?»

Г-н Кривоносов с горькой иронией констатирует, что сфера ЖКХ в России находится в подвешенном состоянии. «Это положение позволяет спекулировать на острой социальной теме, — говорит эксперт. — Оно выгодно политикам. А полиция должна вмешиваться там, где есть нарушение закона и где есть пострадавшие».

Справка

По данным Национальной службы взыскания и Росстата, в июне 2013 года совокупные долги собственников жилья и предприятий ЖКХ перед поставщиками энергетических ресурсов перевалили в России за 730 млрд рублей. Причем динамика увеличения дебиторской задолженности настолько высока, что уже через год-полтора эксперты отрасли прогнозируют разрастание долгов до 1 триллиона рублей — суммы, сопоставимой, например, с дефицитом бюджета Пенсионного фонда страны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.