Мусорный бакс

Чтобы создать эффективную систему переработки и захоронения отходов, Правительство УР планирует в ближайшие годы потратить 750 млн рублей. Региону нужны новые полигоны, мусоросортировочные станции, техника. А больше всего – организация переработки мусора.

В дешевом сырье, которое можно извлечь из отходов, в принципе, заинтересован и бизнес, но он пока не спешит с инвестициями в этот вид деятельности. «Свое дело» выяснил, почему в Удмуртии до сих пор не делают из мусора электричество и что нужно, чтобы организовать такое производство.

Мусор как явление

Специалистами подсчитано, что ежегодно на территории Удмуртии образуется около 700 тыс. тонн или 2,8 млн кубометров коммунальных (твердых бытовых) отходов. Чтобы понять, сколько это, достаточно представить себе объем 16-этажного дома длиной около 6 км. Это значит, что один житель республики оставляет после себя примерно 430 кг мусора в год (в США эта цифра достигает одной тонны).

Состав мусора различен и зависит от степени развития цивилизации и общества. К примеру, в советские времена тара из-под молочных продуктов, газированной воды была возвратной, то есть использовалась многократно. Сейчас тару выбрасывают. Чтобы не возиться с возвратом, производители перешли на пластиковые бутылки и алюминиевые банки – они дешевле, их стоимость можно почти незаметно для покупателя заложить в цену товара.

Чем больше степень урбанизации, чем выше доходы жителей, тем больше в составе отходов пластика и стеклотары и меньше органики, которая в городах не компостируется и идет на свалку. В среднестатистическом мусорном баке около 30% занимают пищевые остатки, 5-10% – бумага, 50% – полимеры, остальное приходится на металл, текстиль, резину, стекло, дерево и пр.

По данным Удмуртской Ассоциации переработчиков отходов, примерно четверть того, что мы выбрасываем, может еще пригодиться. Но используется далеко не все. Практически полностью из мусора выбирается только самая «дорогая» составляющая – лом черных и цветных металлов, почти наполовину – стекло, примерно на треть – авторезина и бумага, только на четверть – дерево и всего на 6% – полимеры. В общей сложности из той четверти мусора, которая могла бы пойти на вторсырье, в переработку идет только процентов 15. Из общего объема мусора получается и того меньше – всего процента три.

Все остальное копится на свалках. Говоря языком специалистов, система обращения с коммунальными отходами в Удмуртии в основном базируется на полигонном захоронении. Так же, как и по всей стране. Считается, что это дешевле всего. Однако в расчетах обычно не учитываются затраты, связанные с обслуживанием полигона (на 50 ближайших лет), а также компенсация ущерба для окружающей среды. Иными словами, проблема отходов перекладывается на плечи будущих поколений. Особенно если учесть, что объем действующих полигонов рассчитан исходя из нормы накопления 256 кг на человека в год, то есть они способны принять почти вдвое меньше мусора, чем производится в Удмуртии.

Министр природных ресурсов и охраны окружающей среды УР Михаил Кургузкин признает, что действующие в Удмуртии свалки не отвечают предъявляемым требованиям, что приводит к высокому уровню загрязнения земель, а также поверхностных и подземных вод.

Мусор как сырье

В Европе первое место в «мусорной» политике занимает переработка, опережая экологически опасные и экономически нецелесообразные сжигание и захоронение на полигонах. К примеру, в Германии из отходов извлекают несколько сотен наименований вторичного сырья и лишь 2% отправляют для захоронения на полигоны.

Еще пример: 30% французского алюминия, 50% стекла, 50% газетной бумаги изготавливаются из вторичного сырья с использованием современных технологий.

Финны давно производят из отслужившей бытовой техники детали для мобильных телефонов, а из остатков сгоревшего мусора — материалы для строительства дорог. А крошку из использованных пластиковых бутылок добавляют в песчано-полимерную плитку.

В итоге неперерабатываемая часть мусора, подлежащая глубокому захоронению, составляет в Европе не более 10%. Все остальное благополучно возвращается в сферу производства.

Из мусора можно получать и электроэнергию. Полигон, заполненный твердыми бытовыми отходами, представляет собой биохимический реактор, в котором при разложении органических компонентов образуется биогаз (метан – 65%, углекислый газ – около 35%). По словам старшего преподавателя кафедры инженерной экологии ИжГТУ Сергея Пермякова, при разложении одного кубометра ТБО выделяется до полутора кубометров биогаза в год за первые 15-20 лет. Затем интенсивность выделения биогаза резко сокращается.

Количество электроэнергии, которое можно получить с одного кубометра биогаза, равно 1,8 кВт/ч. Из отходов, производимых в Удмуртии, можно получать 9 с небольшим млн кВт/ч в год – на всю республику этого, конечно, не хватит, но примерно на две тысячи не особенно экономных семей из трех человек, проживающих в трехкомнатных квартирах, – вполне. Обороты такого бизнеса при нынешних тарифах – минимум 12 млн рублей в год.

Для Удмуртии, как и для всей России, все это пока из области фантастики. Как говорит директор МУП г. Ижевска «Спецавтохозяйство» (САХ) Сергей Дюрядин, в вопросах утилизации мусора Россия отстает от Европы на 30 лет.

Инвестиции в мусор

Это отставание не устраивает ни власть, ответственную за экологическое благополучие вверенной территории, ни бизнес, потенциально заинтересованный в дешевом сырье. На стыке этих интересов и родилась концепция республиканской целевой программы «Государственная поддержка создания и развития системы переработки и захоронения отходов в Удмуртской Республике на 2009-2013 годы».

Программа предполагает построить по всей республике кустовые полигоны, куда могли бы свозиться отходы с близлежащих районов республики, предварительно рассортированные на перегрузочных станциях. Разработчики подсчитали, что их должно быть восемь.

Строительство и ввод в эксплуатацию одной свалки, соответствующей современным экологическим требованиям, обойдется примерно в 100 млн рублей. Сюда входит устройство полигона, состоящего из нескольких последовательно заполняемых карт, с покрытым непроницаемым экраном (на действующей ижевской свалке по Завьяловскому тракту он глиняно-битумный) дном, и создание технического парка (чтобы утрамбовывать мусор и пересыпать его глиной).

В целом программу оценили в 750 млн бюджетных рублей. Депутаты, правда, эту сумму еще не утвердили, да и правительство концепцию программы одобрило с условием: искать способы повышения инвестиционной привлекательности проектов, связанных с переработкой отходов.

Действительно, судя по проектной стоимости программы, бюджет готов взять на себя разве что упорядочение системы полигонов – по сути, поддержать деньгами уже существующую систему захоронения отходов, которая с трудом выдерживает растущую нагрузку. Переориентировать ее на переработку – дело бизнеса.

Пока частный бизнес не проявляет к мусору особого интереса. Существуют, конечно, организации, которые занимаются утилизацией рециклируемых материалов – макулатуры, цветного и черного металлов, пластиковых бутылок, стекла, алюминиевых банок и использованных автопокрышек. Но они не делают погоды в общем процессе переработки вторичного сырья.

В Удмуртской Ассоциации переработчиков отходов полагают, что заинтересовать предпринимателей мусором помогут меры государственной поддержки для предприятий сферы обращения с отходами. А то сегодня переработчики мусора вынуждены работать как предприятия с высокой нормой рентабельности – без налоговых послаблений. В готовящейся госпрограмме, впрочем, налоговые льготы так и не предусмотрены.

Так что пока переработку мусора выгоднее развивать как одно из направлений деятельности, чем как отдельный бизнес. «Оптимальным вариантом в условиях республики является создание небольших производств (лучше всего на базе уже существующих) по переработке одного или нескольких видов вторичного сырья», – говорит Сергей Пермяков.

Мусор сортированный

Но большинство экспертов сходятся во мнении, что больше всего переработчикам мусора нужна организационная поддержка властей. По словам Сергея Пермякова, сейчас «в республике отсутствует организованная, эффективно действующая система учета и контроля в области обращения с отходами».

Правильная технологическая цепочка предполагает раздельный сбор мусора, транспортировку, сортировку с частичной переработкой, подготовку к отправке на полигон – так называемое компактирование и, наконец, захоронение неперерабатываемой части отходов. В Удмуртии, да и в России в целом, из этой цепочки выпадают этапы, без которых переработка в принципе невозможна – прежде всего, раздельный сбор и сортировка мусора.

Надо сказать, что появление первого в республике мусоросортировочного комплекса произойдет уже совсем скоро. К реализации такого проекта уже приступило ООО «Чистый город» – собственник Нылгинского полигона ТБО, куда свозится мусор из Ижевска. Инвестиции – исключительно частные, ни муниципалитет, ни республика деньгами в проекте не участвуют. Объем инвестиций не разглашается, но, по оценкам экспертов СД, на строительство подобного объекта может уйти до $7 млн.

По словам директора предприятия Юрия Бережных, мусоросортировочная станция будет введена в эксплуатацию к 250-летию Ижевска, то есть к 2010 году. Мощность производства 150 тыс. тонн в год с дальнейшим увеличением до 225 тыс. тонн переработанных отходов. Это позволит отбирать до 30-50% отходов для переработки и дальнейшего использования.

Надежды на то, что такие станции, наконец, появятся, возлагаются на программу господдержки. Если на уровне государства будет согласована понятная схема движения мусора, в ее рамках уже можно будет вплоть до географических координат рассматривать инвестиционные площадки для сортировочных станций, откуда часть мусора отправится на захоронение, а часть – в цеха переработчиков.

Потенциально такими площадками могут стать существующие в уже действующей цепочке мусороперегрузочные станции. Например, в Ижевске отходы доставляются небольшими мусоровозами до такой станции за пределами города. Там их перегружают в машины большего объема для перевозки непосредственно на полигон. Это делается с целью сокращения транспортных расходов: гнать несколько больших машин на большое расстояние дешевле, чем много маленьких. Если скоординировать взаимодействие между организациями, на разных этапах участвующими в обращении с отходами, момент перезагрузки вполне можно было бы использовать для сортировки мусора.

Несобранный мусор

Помимо сортировки, компании-переработчики заинтересованы и в качественном сборе и транспортировке отходов. Это звено технологической цепочки в Удмуртии сейчас тоже ослаблено.

Во-первых, технопарк многих перевозчиков мусора нуждается в обновлении. По словам директора МУП «Спецавтохозяйство», на долю которого приходится вывоз большей части ижевских отходов, Сергея Дюрядина, мусоровозы в среднем могут нормально работать два, максимум три года, а крупногабаритный мусор приводит к преждевременной поломке. Особенно остро эта проблема стоит перед компаниями, располагающими небольшим парком, – для них поломка даже одного мусоровоза может привести к серьезным сбоям в работе. В решении проблем транспортировщики мусора апеллируют к органам власти, поскольку работают по регулируемым тарифам. Доходная составляющая в их деятельности – обслуживание коммерческих фирм. Но тут серьезную конкуренцию им составляют нелегалы.

Это уже вторая проблема. По словам Сергея Пермякова, получение лицензии на деятельность по обращению с опасными отходами, дающей право на сбор и вывоз мусора на полигоны, требует больших временных затрат и постоянного внимания к изменяющимся условиям и порядку лицензирования. Это в определенной степени объясняет существование «черных перевозчиков» – компаний, работающих без разрешительных документов, соответственно, не имеющих права въезда на полигоны ТБО и сваливающих мусор в ближайшем овраге.

В результате – третья проблема: мусор собирается не весь. В Удмуртии, согласно данным последней инвентаризации объектов размещения отходов, выявлено 179 несанкционированных свалок. По закону владельцы мусора должны платить за транспортировку и утилизацию отходов, а также налог за воздействие на окружающую среду.

Чтобы  сэкономить на утилизации и налоге, многие гаражные и садоводческие кооперативы и коммерческие фирмы (магазины, кафе, рестораны) не заключают договор с перевозчиком мусора, а нанимают по сходной цене обычный грузовик, который везет отходы не на полигон, а в ближайший овраг. Этот мусор и не утилизируется, и не перерабатывается – просто гниет. Для переработчиков это – недополученные доходы.

Сейчас разделение ответственности между различными структурами на разных этапах обращения с отходами, по мнению экспертов СД, приводит к тому, что все они работают исключительно на себя. Появление же в технологической цепочке хотя бы одного звена, заинтересованного в ее конечной экономической эффективности, может в конечном итоге привести к инвестициям в систему в целом. По крайней мере, власти, наверное, хотелось бы на это рассчитывать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.