Мусор в законе

Со следующего года в России начнется создание индустрии сортировки и переработки бытовых отходов. Соответствующий закон  «Об отходах производства и потребления» должен быть принят до весны 2014 года. Производители будут обязаны или строить собственную инфраструктуру по сортировке и переработке, или платить утилизационные сборы в федеральный фонд. На эти средства в регионах предполагается построить сортирующие станции и мусороперерабатывающие заводы. В общем, регионы должны уже сейчас всерьез начинать думать над тем, как организовать работу с отходами в соответствии с новой концепцией. А пока СД попросил экспертов оценить текущую ситуацию со сбором и переработкой отходов в Удмуртии.

В отсутствие законов

Критической назвал сегодняшнюю ситуацию в сфере обращения с отходами министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской. По его словам, уровень образования отходов производства и потребления в стране в разы опережает уровень их переработки. В стране всего лишь 4% бытовых отходов попадает в переработку, тогда как в  странах Европы — более 80%. В Удмуртии уровень сортировки отходов не превышает 3% от общего объема, всё остальное складируется на свалках и полигонах.

Собственно, именно свалки до сих пор являются основным способом утилизации отходов в республике, как и везде в России. Этот способ у нас считается наиболее экономичным, тогда как, например, в странах Европейского союза, где законодательно утверждена иерархия  методов обращения с отходами, свалки и полигоны находятся в этой иерархии на последнем месте. Европейцы предпочитают, прежде всего, предотвращать образование отходов или повторно используют готовые изделия, не допуская их попадания в отходы. То, что признано отходом, возвращается в оборот в качестве материальных или энергетических ресурсов, и только то, что совсем нельзя использовать, отправляется на специальные инженерные объекты, полигоны, проекты которых предусматривают минимизацию ущерба окружающей среде и строгое соблюдение санитарно-гигиенических требований.

В отсутствие заводов

В настоящее время в Удмуртии нет ни одного завода по переработке и сортировке отходов. Только в этом году в Ижевске появился первый мусоросортировочный комплекс на базе  «Спецавтохозяйства». По предварительным расчетам Олеси Питтель, директора ООО  «Ижвторресурс», потребности Удмуртии в сортировке практически всех отходов могли бы удовлетворить порядка 15 таких заводов с линиями средней мощности.

«Ижвторресурс» занимается оптовыми продажами вторсырья, принимая его у населения.  «Мы сейчас находимся в самом начале создания индустрии по сортировке ТБО, — комментирует эксперт. — И чтобы это начало было успешным, в первую очередь нужно, чтобы население осознало, что выкидывать в одно мусорное ведро всё подряд не нужно. В цивилизованных странах сортировка производится не только на специализированных заводах, но и населением на первоначальном этапе. Например, жители Вены, столицы Австрии, помещают отходы в четыре контейнера (для макулатуры, для пищевых отходов, для пластика и для всего остального, включая стекло). Небольшие контейнеры с  надписями стоят там вдоль дорог по 2-3 штуки. Они снабжены плотно закрывающимися крышками, и от них нет никакого запаха, потому что пищевой мусор помещен в завязанные мешки.

В прошлом году компания  провела в поселке Хохряки эксперимент по сбору мусора, отсортированного населением. На первом этапе его транспортировка оказалась нерентабельной, так как возить в машинах пришлось по большей части «воздух».

Как говорит эксперт, услуги таких компаний могут быть выгодны товариществам собственников жилья, а также школам и другим учреждениям и организациям. Так, если они подготовят к приезду «ГАЗели» такое количество вторсырья, что им можно будет заполнить всю машину, то получат за пластик 1400 рублей, за стеклянные бутылки — до 2000 рублей.

Николай Суворов, глава МО  «Хохряковское», не считает эксперимент с  «Ижвторресурсом» неудачным.  «Мы провели исследование и выяснили, что 50% населения уже сейчас готовы заниматься сортировкой на кухнях, теперь мы должны убедить вторую половину тоже делать это полезное дело», — говорит он.

Финансирование этой работы — основная сложность, считает Николай Суворов, поскольку в настоящее время нет никаких республиканских и федеральных программ по поддержке таких проектов. Но эксперт полагает, что всё равно есть шансы на реализацию этого проекта, на то, что будут охвачены все дома  муниципального образования. Результаты уже есть, жители спрашивают, когда возобновится раздельный сбор мусора. Сейчас г-н Суворов ищет средства, чтобы обеспечить временное складирование, оплатить труд приёмщика и сортировщика, приобрести дополнительные контейнеры для пластика и стекла до конца года. На эти цели, по его расчетам, нужно около 200 тысяч рублей.

«Чтобы создать условия для привлечения бизнеса в эту сферу, нужно принять программы поддержки, работать с населением, законодательно ограничить захоронение вторсырья, предоставить удобные земельные участки в долгосрочное пользование для сортировочных станций, — говорит он. — Если организация принимает мусор на захоронение (а это бизнес прибыльный, и вход туда не для всех), она обязана принимать только отсортированный мусор. Необходимо законодательное регулирование и максимальное ужесточение ответственности, вплоть до уголовной, за организацию свалок.  А если продаешь опасный продукт (ртутные лампы), то должен обеспечивать приёмку использованного продукта».

Пока же в республике отсутствуют даже контейнеры для раздельного сбора ТБО, и, получается, начинать переработку, залогом рентабельности которой является сортировка населением, не с чего.

Гражданам, которых волнуют экологические проблемы, даже приходится создавать собственные технологические цепочки сортировки и переработки мусора. Трехлетним опытом сортировки бытовых отходов на собственной городской кухне делится ижевчанка Ольга Иванова: «Под кухонной мойкой стоят два пакета, один для органики, второй для того, что не утилизируется. Отдельно складывается тара и ненужная бумага и картон. Макулатуру, пластиковые полуторалитровые бутылки (чистые, прозрачные), цветные стеклянные бутылки мы относим в пункты приёма вторсырья, которых в городе достаточно много. Остальное стекло, даже бой и грязное, принимается  «Ижвторресурсом». Жестяные консервные банки обжигаем, чтобы сгорел защитный слой, и  закапываем в землю в лесу или в саду, где они перегнивают за один-два года. Не побывавшие в огне банки могут лежать десятки и сотни лет. Органику закапываем в лесу или в саду как натуральное удобрение. Что касается цен, то, например, макулатура стоит порядка 1,5 руб./кг, стекло можно сдать максимум за 1 руб./кг, ПЭТ — за 6 руб./кг».

В отсутствие правил

Но не всё так просто в случае опасных бытовых отходов. О ситуации с ними в Ижевске рассказывает Роман Караваев, руководитель экологического штаба молодежного движения  «Креативный капитал»: «В 2014 году окончательно запретят производить лампы накаливания в нашей стране, значит, все жители города будут пользоваться энергосберегающими лампами. Допустим, в течение нескольких месяцев 50 тысяч штук перегорят. Куда их можно будет сдать? Бросать в обычные контейнеры их нельзя, так как они относятся к отходам 1-го класса опасности.  В законе  «Об энергосбережении» ничего не говорится о системе утилизации такого продукта. Чтобы утилизировать одну лампу, специализированной организации нужно потратить 8 рублей. То есть на 50 тысяч ламп нужно 400 тысяч рублей».

По мнению Романа, единственный выход в отсутствие российского закона — создать местный законопроект, который будет регламентировать обращение с этим видом отходов на территории  Удмуртии. «Необходимо на бюджетные деньги по всей республике построить сеть приёмных пунктов энергосберегающих ламп (и может быть, и некоторых других видов опасных отходов) и возмещать затраты специализированной компании, которая будет их утилизировать», — считает эксперт. В ближайшее время Роман Караваев собирается организовать сбор подписей в поддержку идеи законопроекта.

Сергей Пермяков, директор Удмуртской Ассоциации переработчиков отходов, подтверждает, что в Удмуртии опасными отходами, принимаемыми от населения, такими, как энергосберегающие лампы и батарейки, никто не занимается. Выходом из непростой ситуации могло бы стать решение управляющих многоквартирными домами компаний и ТСЖ организовать сбор, поставив специальные ящики в своих помещениях. Такой опыт есть у экологически сознательных управляющих компаний Екатеринбурга.

Также торговые центры могли бы продавать новые лампы, градусники или батарейки при условии, что покупатель предоставил им старые, которые нужно утилизировать, или согласился бы заплатить двойную цену за новое изделие Проблема в том, что этот вопрос не регулируется никакими нормативными актами.

В отсутствие финансов

В Удмуртии ставились амбициозные цели увеличить за 2010-2014 годы коэффициент извлечения вторичного сырья с 3% до 15%. К такому показателю должна была привести реализация  утвержденной еще в 2009 году Республиканской целевой программы  «Государственная поддержка создания и развития системы переработки и захоронения отходов в Удмуртской Республике на 2010-2014 годы». Но программа остается на бумаге — за три года недофинансирование составило 87%, и особых надежд на то, что недостающие средства будут выделены в последний год действия программы, пока нет. Но уже точно известно, что будет разработана следующая РЦП — «Развитие системы обращения отходами производства и потребления в Удмуртской Республике на 2015-2020 годы».

Уже не первый год откладывается строительство мусороперерабатывающего комплекса, который должен обслуживать Ижевск и прилегающие районы. Он находится на стадии предпроектных работ, ведется поиск перспективной площадки. Был даже найден инвестор, который позднее отказался от участия в проекте по причине низкой окупаемости комплекса, когда из-за кризиса цены на вторсырьё снизились в несколько раз.

Возможно, успешнее будет новый проект. В июне 2013 года Олег Радионов, министр промышленности и энергетики УР, сообщил, что уже к сентябрю  станет понятно, будет ли построен в Ижевске комплекс из мусоросжигательного и цементного завода. Российско-французский центр энергоэффективности выбрал Удмуртию для реализации под своим контролем этого пилотного для России проекта с объемом инвестиций в 2-4 млрд рублей.

Однако как раз мусоросжигательные заводы не вызывают оптимизма у  экспертов. Роман Караваев считает, что на те деньги, которые собираются вложить в этот проект, можно построить на всей территории Удмуртию достаточное количество мусоросортировочных станций.  «Так, в мусоросортировочный комплекс средней мощности надо вложить примерно 10-12 миллионов рублей, включая покупку оборудования, помещения, хотя можно найти и готовую производственную площадку, — говорит эксперт. — Уже давно доказано, что сжигание не прибыльное дело, а значит, чисто экономически это может быть нецелесообразно».

Сергей Пермяков считает, что сжигание мусора — это крайне нерациональное решение. «В печи сжигаются несортированные отходы, в том числе пластик, гальваника, батарейки, ртутьсодержащие лампы, поэтому на выходе получается токсичная смесь, а цена очистных сооружений составит половину стоимости всего объекта. Кроме того, образовавшуюся в ходе сжигания отходов золу — опасный вид отхода, как минимум, 2-го класса — нужно будет захоранивать, и не на обычных полигонах, а на специальных, которых всего порядка трех на всю Россию. Стоимость одной тонны захоронения — 60 тыс. рублей. При таких условиях нельзя говорить и о рентабельности бизнеса».

Эксперт полагает, что мусороперерабатывающая отрасль будет рентабельной лишь в том случае, если удастся полностью загружать  мощности заводов и комплексов по переработке. Но по опыту даже таких больших регионов, как Башкортостан, Татарстан, Свердловская область, видно, что  предприятия испытывают недостаток сырья и  покупают мусор в Удмуртии, например, ПЭТ-бутылки. «Чтобы предприятие по переработке вторсырья успешно работало, требуется стабильное поступление вторичного сырья хорошего качества и в больших объемах, — говорит Сергей Пермяков. — Такого потока Удмуртия пока обеспечить не может, не хватает товарных партий. К  качеству вторичного сырья потребители предъявляют высокие требования, которым может соответствовать только сырьё, прошедшее  сортировку не на свалках, а на первичном, домашнем, уровне, при помощи населения».

Сергей Пермяков делает вывод: «Переработка может быть рентабельной, но говорить, что это  «золотое дно», нельзя. Чтобы отрасль развивалась, нужна государственная поддержка, экономическое стимулирование предприятий, занимающихся вторичным производством. Нужны также налоговые льготы, кредиты для внедрения новых технологий переработки, а пока, например, такая инновация, как использование биогаза для получения электричества, не может быть внедрена, потому что вся система устроена так, что частное лицо не может продавать электричество государству».

Статистика

За 2012 год, по данным регионального кадастра отходов, в Удмуртии  образовалось более 1,5 миллиона тонн отходов производства и потребления, из них промотходов — 583 тыс. тонн, ТБО из жилого сектора — более 1 млн тонн. На каждого жителя республики приходится примерно 390 кг. Это выше среднероссийского уровня, который составляет, по данным Минприроды РФ, 350 кг на человека. 63% образующихся в Удмуртии отходов приходится на население, 37% — на  предприятия и организации.

По данным  кадастра, в Ижевске в 2012 году  образовалось 570 тыс. тонн отходов, в 2011-м — 659 тыс. тонн, в 2010-м — 450 тыс. тонн.

В республике в 2012 году выявлено 550 несанкционированных свалок, из них ликвидированы три старые большие свалки. Во время весенних субботников убрано 450 стихийных свалок с территорий городов и населенных пунктов, на полигоны ТБО вывезено более 30 тысяч кубометров отходов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.