Зона устойчивого приема

«Платежный терминал» – это теперь юридический термин. После долгих обсуждений его, наконец, прописали в законодательстве. Банковское лобби при этом добилось ужесточения требований к платежным агентам, но полного устранения конкурентов ему достичь не удалось. Неистребимые,  как герой фильма «Терминатор», «терминальщики» намерены увеличивать долю на платежном рынке, считая, что этот бизнес не очень подходит банкам. Банки, впрочем, уверяют, что рано или поздно эпоха наличных платежей закончится и они возьмут свое.

Быстрые деньги

Моментальные платежи – это деньги, быстрые во всех отношениях. Плательщику терминал дает возможность мгновенно оплатить счета, а своему владельцу – так же быстро заработать на комиссиях.

Выручка в этом бизнесе зависит напрямую от ежедневных оборотов и складывается из двух частей. Первая – разовая комиссия, которую потребитель видит на сенсорном экране (как правило, это 3-5%, хотя некоторые поднимают и до 7-10%). То, что осталось от внесенной потребителем суммы за вычетом процентов, владелец терминала – платежный агент — переводит платежной системе, которая в момент трансакции расплачивается с конечным получателем средствами со своего депозитного счета. Платежная система взимает комиссию уже с получателя платежа и своим вознаграждением делится с агентом. Это вторая часть выручки владельца терминала, которая составляет 1,5-2% от оборота.

По информации участников рынка, ежедневный оборот одного терминала колеблется в среднем от 10 до 20 тыс. рублей. Если посчитать по минимуму, в месяц через терминал проводится операций на 300 тыс. руб., значит, выручка от разовой комиссии и вознаграждения платежной системы (если опять-таки взять по минимуму – около 5%) составит 15 тыс. руб. 10 терминалов – это уже 150 тысяч в месяц. За вычетом затрат (на службу технической поддержки, инкассацию, охрану, связь GPRS, электропотребление и аренду) и налогов (примерно 6%) чистая прибыль владельца десяти терминалов, по оценкам наших экспертов, составит примерно 80 тыс. рублей в месяц.

При этом затраты на создание такой сети относительно невелики. Один терминал стоит в среднем 60-120 тыс. рублей. Десять самых дорогих аппаратов обойдутся в миллион с небольшим и даже при минимальной выручке окупятся чуть более чем за год.

Зрелый рынок

Быстрая прибыль при относительно небольших затратах – одна из причин бурного роста рынка моментальных платежей. Первые терминалы появились в Удмуртии в конце 2005 года, а сейчас только в Ижевске их, по разным оценкам, 400-500 штук. Годовой оборот рынка можно оценить в 2-4 млрд рублей.

В целом по России, по данным Национальной ассоциации участников электронной торговли (НАУЭТ), объем рынка моментальных платежей только за прошлый год вырос более чем на треть и достиг 536 млрд рублей. Основную часть этого многомиллиардного денежного потока «перекачивают» с десяток крупнейших платежных систем. Лидерами среди них являются федеральные компании — «Объединенная система моментальных платежей» (бренд QIWI, оборот 175 млрд руб.), «Киберплат» (155 млрд руб.), E-port (74 млрд руб.) и «Евросеть» (53 млрд руб.).

Быстрая прибыль при относительно небольших затратах – одна из причин бурного роста рынка моментальных платежей. Первые терминалы появились в Удмуртии в конце 2005 года, а сейчас только в Ижевске их, по разным оценкам, 400-500 штук. Годовой оборот рынка можно оценить в 2-4 млрд рублей.

В Удмуртии большая часть оборота рынка быстрых платежей приходится на ООО «Платежные технологии» (бренд «Оплати!»). В октябре прошлого года 25% акций этой ижевской компании приобрела федеральная сеть «Элекснет». Сумма сделки, по данным РБК Daily, составила $1 млн.
В сеть «Платежных технологий» входит более 150 терминалов. По словам директора компании Алексея Нефедова, ее доля на республиканском рынке равна 40%.

«Точка оплаты» — розничный бизнес крупнейшего федерального оператора «Объединенная система моментальных платежей» — имеет в Удмуртии около 100 терминалов, примерно столько же и у пермской «Свободной кассы», до 50 терминалов – у «Единой платежной системы». Есть еще несколько десятков предпринимателей, некоторые из них имеют всего 1–2 терминала.

То, что рынок достиг зрелости, очевидно уже и с позиции обывателя: пункты приема платежей есть в любой
точке города, что называется, в «шаговой доступности». И сами участники рынка признают, что простое увеличение числа терминалов уже не может обеспечивать прежних темпов роста оборотов.

«В связи с кризисом и сокращением программ развития банков и ритейлеров терминалы станут еще более востребованным способом оплаты услуг, — говорит Алексей Нефедов. — Росту терминального рынка будут способствовать как внешние факторы (недостаточная инфраструктура по приему платежей), так и внутренние – улучшение сервиса терминалов».

В борьбе за клиентов платежные системы  переходят от экстенсивного к интенсивному развитию: терминалы обзавелись новыми сервисами, включающими оплату штрафов ГИБДД, кредитов, коммунальных услуг, брони авиабилетов, счетов за электроэнергию и газ. В результате НАУЭТ отмечает на рынке моментальных платежей тенденции к росту числа трансакций (по России – 15 млн ежедневно), увеличению среднего размера платежа (ожидается, что к концу года он вырастет со 102 до 120 руб.) и снижению доли «сотовых» платежей, с которых, собственно, и начинался бизнес терминальщиков: с появлением других сервисов она сократилась в общем объеме с 89 до 82%.

Зацепили банки

Рост оплачиваемого контента в терминалах банки восприняли как покушение на свою вотчину: одно дело — мизерные платежи за мобильную связь, другое – плата, например, за коммунальные услуги. Тем более что банки, лишенные мобильности жесткими инструкциями Центробанка и других контролирующих органов, не могли противостоять натиску платежных систем, деятельность которых государство до последнего времени не регулировало.

Действующее законодательство не обязывает владельцев терминалов соблюдать «субординацию» в отношениях с банками. Для перевода платежа владельцу терминала достаточно заключить агентское соглашение напрямую с конечным получателем.

Алексей Нефедов признает, что это создает риски как для плательщиков, так и для финансовой системы государства в целом: «Во-первых, в агентской схеме ответственность владельца терминала перед клиентом минимальна и сложно доказуема в случае потери платежа. Во-вторых, «выкидывая» банк из схемы приема платежей, нечистоплотные участники  рынка получают возможность для сомнительных операций по продаже наличности».

В Удмуртии большая часть оборота рынка быстрых платежей приходится на ООО «Платежные технологии» (бренд «Оплати!»). В октябре прошлого года 25% акций этой ижевской компании приобрела федеральная сеть «Элекснет». Сумма сделки, по данным РБК Daily, составила $1 млн. В сеть «Платежных технологий» входит более 150 терминалов.

Принятые в 2007 году поправки в закон «О противодействии легализации преступных доходов», казалось, поставили терминалы вне закона: поправки закрепили право принимать наличность от населения исключительно за фискальными аппаратами, коими терминалы не являются, или при наличии прямого агентского договора с банком, которого на тот момент не имело 90% владельцев терминалов. Тогда за системы моментальной оплаты заступился глава ФАС РФ Игорь Артемьев, который публично предположил, что, если вывести их из обихода, задержки платежей по счетам многих компаний будут неминуемы. В итоге ни один из платежных агентов (по крайней мере, в Ижевске) не получил предписания оборудовать терминал ККТ или заключить договор с банком.

Банковское лобби на этом не остановилось, и недавно Ассоциация российских банков (АРБ) снова писала Президенту РФ: «Отсутствие специальной государственной регистрации или лицензирования для финансовых посредников грубо нарушает международные обязательства, взятые Российской Федерацией по борьбе с отмыванием (легализацией) преступных доходов и финансированием терроризма».

Поделили по закону

Итогом противостояния двух индустрий стал закон «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами», который вступит в силу с нового года. Он обязывает оснастить аппараты фискальной памятью с кассовой лентой. На чеке должны быть указаны наименование оплаченного товара, информация об операторе, размер комиссии, дата и время платежа. Кроме того, гражданская ответственность владельцев терминалов перед клиентами подлежит обязательному страхованию. Таким образом, закон снимает вопросы о риске потери платежа.

Появились в законе и нормы, ограничивающие дальнейшее развитие агентского бизнеса: вводится максимальный размер платежа, который можно провести через систему моментальной оплаты, и максимальный набор сервисов, предоставляемых терминалами. Правда, до максимального платежа терминалам еще расти и расти (он установлен на уровне 15 тыс. руб., при том, что сегодня «средний чек»
составляет 102 рубля), а список оплачиваемых услуг Правительству РФ еще только предстоит утвердить специальным постановлением. Но факт остается фактом: границы определены, рынок платежей теперь законодательно поделен между банками и платежными агентами.

Нет в законе только норм, которые были главным аргументом в пользу его принятия. То, что он не решает задачу противодействия легализации преступных доходов, признают и сами разработчики.

Это, однако, не мешает банкирам положительно его оценивать. «Закон позволит государству более гибко регулировать деятельность организаций, не относящихся к кредитным, но предлагающим платежный сервис, — говорит начальник биллингового центра Удмуртского отделения Сбербанка России Сергей Астапов. – Думаю, с введением нового закона развитие платежных компаний не прекратится, а вынужденно перейдет на новый, качественный уровень».

Впрочем, и платежные компании на законодателей не обижаются. «Для нас совершенно очевидно, что с ростом конкуренции на рынке терминалов преимущество будет у тех игроков, которые смогут предложить максимально надежный сервис для своих клиентов», — говорит Алексей Нефедов. По его словам, затраты на оборудование терминалов ККТ для «Платежных технологий» будут не сильно ощутимы. Новый контрольно-кассовый модуль в сборе стоит около 40 тыс. рублей, но большинство терминалов нуждается лишь в доработке, а модуль доукомплектации обходится вдвое дешевле. Правда, раз в год придется платить за тех-
обслуживание и регулярно покупать блоки ЭКЛЗ. Можно предположить, что эти расходы выльются в увеличение комиссий для плательщиков, но наши эксперты не берутся подтвердить или опровергнуть такой прогноз.

Конкуренты?

К единому мнению о том, как будет развиваться рынок моментальных платежей в новых законодательных условиях, наши эксперты также не приходят.

Алексей Нефедов полагает, что признание легитимности платежных агентов создает условия для партнерства, а не конкуренции с банками. «Банки не успевают развивать собственную инфраструктуру пропорционально темпам роста рынка. Выход — сотрудничество с терминальными сетями, — поясняет эксперт. — Используя терминалы, банки получают возможность сократить затраты на инфраструктуру. Поэтому банкоматы не являются конкурентами терминалам, ни сейчас, ни в будущем, они занимают собственную нишу».

Моментальная оплата – это специфически российская действительность, — отмечает начальник управления стратегического развития и продвижения банковских продуктов АКБ «Ижкомбанк» (ОАО) Илья Чукавин. — На Западе такое явление отсутствует. Там с самого начала существовала практика «пластиковых платежей».

Крупнейшие банки, впрочем, не высказывают намерения отказаться от развития собственной платежной инфраструктуры. «Сеть банкоматов Сбербанка значительно увеличилась, более чем на треть, но параллельно с ней развивается и сеть информационно-трансакционных терминалов (платежных киосков). Их количество за последний год выросло примерно в два раза и только по Ижевску составляет более 50-ти, — говорит Сергей Астапов, – а количество принимаемых платежей выросло более чем в три раза».

Рассматривается и третий вариант развития рынка – по западному образцу. «Моментальная оплата – это специфически российская действительность, — отмечает начальник управления стратегического развития и продвижения банковских продуктов АКБ «Ижкомбанк» (ОАО) Илья Чукавин. — На Западе такое явление отсутствует. Там с самого начала существовала практика «пластиковых платежей».

Это направление в Ижкомбанке называют приоритетным. С начала 2009 года число собственных банкоматов в системе «Ижкард» увеличилось на 10 и достигло 56-ти, а вместе с банкоматами банков-партнеров их стало 148. Платежные сервисы в них постоянно расширяются, появилась даже он-лайн оплата штрафов ГИБДД и детских садов. Одновременно Ижкомбанк развивает интернет-сервисы (управление счетом, платежи) для держателей карт.

«Мы считаем, что клиенты все больше будут вовлечены в банковские сервисы и услуги, поскольку сейчас финансовая грамотность только-только растет, да и опыт США показывает, что клиенты банкам все-таки больше доверяют», — говорит г-н Чукавин.

Впрочем, пока статистика расходов по зарплатным картам того же Ижкомбанка показывает, что только один человек из десяти совершает платежи по карте, большинство по старинке снимают деньги. Поэтому в  банке признают, что «из банкомата не сделать универсальную машину». По всей видимости, в ближайшей перспективе банкам и платежным агентам все же придется уживаться на российском рынке моментальных платежей – по крайней мере, до тех пор, пока на услуги последних будет спрос.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.