Ах, Сарапул моногородок

Сарапул признан одним из самых проблемных моногородов России, и это, как ни парадоксально, настраивает его жителей на оптимистический лад. Это мы выяснили, когда оказались в новоявленном моногороде. В отличие от большинства городов, для которых приставка «моно» в кризисное время означает нешуточные экономические и социальные проблемы, для Сарапула попадание в федеральную программу поддержки моногородов ­ это шанс привлечь значительный объем бюджетных инвестиций и вообще ­ надежда на «сбычу самых смелых мечт».

Не на букву «П»

На первый взгляд Сарапул совсем не похож на проблемный город. Во всяком случае, на печально знаменитое Пикалево, с которого началась федеральная кампания по спасению моногородов.

В Сарапуле крупных промышленных предприятий три, и все они работают. Общественный транспорт ходит, в жилых домах есть свет, вода, газ и отопление, а в магазинах – народ. Ощущение запустения и умирания оставляют только полуразрушенные памятники купеческой старины, которых ближе к центру города все больше.

Здание, где сейчас располагается муниципальная администрация, тоже памятник, и в свое время оно выглядело похуже многих. До 1917 года здесь был Окружной суд, в котором, в частности, частично проходили слушания по знаменитому Мултанскому делу, и на второй день революции освобожденные из тюрьмы полит – и не только заключенные его подожгли. Деревянные перекрытия выгорели полностью, и целых 10 лет центральную площадь города «украшал» каменный каркас в стиле классицизма. Его реконструкция – едва ли не единственный знак уважения к историческому прошлому города за весь советский и постсоветский период. Сейчас здание снаружи  не уступает по красоте европейским ратушам, а современной внутренней отделке позавидует любое административное сооружение в Удмуртии.

В ответ на вопрос: «Неужели в Сарапуле как в Пикалево?» – Анатолий Наумов улыбается и деликатно избегает провокационного сравнения: «Слава богу, у нас такой трагедии, как  в том городе, который вы называете, нет».

И все же благополучной ситуацию в Сарапуле не назовешь. По данным главы города, три градообразующих предприятия – электрогенераторный завод (70% продукции — оборонка), «Элеконд» (около 70% оборонки) и радиозавод (оборонный на все 100%) – из-за отсутствия заказов сократили производство процентов на пятнадцать. По штатам, соответственно, тоже прошло сокращение – на 4-10%. На биржу труда, конечно, попали далеко не все – в первую очередь сокращали пенсионеров.

Тех, кого перевели на сокращенную рабочую неделю, летом привлекали на временные работы по благоустройству – они оплачивались по линии службы занятости. И все же совсем без работы остались 2,5 тысячи человек – 3% от экономически активного населения.

Небольшие частные предприятия, доля которых в Сарапуле составляет порядка 10% от общего объема производства, торговли и услуг, по данным местной службы занятости, предлагают порядка 120-130 вакансий. Больше всего требуется швей, но это, по сути, временная работа: бывшая швейная фабрика распалась на десяток ЧП, которые набирают персонал под выполнение конкретных заказов, а выполнив заказ — снова сокращают людей. Еще требуются продавцы, повара, страховые агенты. Зарплата в 8-10 тыс. руб., а цены в магазинах – совсем как в Ижевске. И все равно вакансии закрываются быстро.

Но бывшие квалифицированные заводские рабочие и ИТР вправе отказаться от работы не по специальности, сохранив пособие по безработице. От общественных работ, организованных в рамках государственной программы содействия занятости, они тем более отказываются: «лучше ничего не делать и получать по пособию пять тысяч, чем подметать улицы за четыре триста…»

Три новых кита

Пока непохожий на Пикалево по масштабу проблем, Сарапул на самом деле сидит на такой же пороховой бочке: работа и зарплата сарапульчан так же сильно зависит от потребностей единственной сферы. Только в данном случае это оборонный, а не строительный комплекс. И никто не дает гарантии, что оборонка не пострадает в результате следующего мирового экономического или политического потрясения.

Впервые о диверсификации экономики оборонных заводов заговорили еще в эпоху перестройки – тогда это называлось конверсией. Нынешние власти России взялись продолжить работу, которая не увенчалась успехом 20 лет назад.

Только теперь государство готово вкладывать в эту работу деньги — в рамках программы поддержки моногородов. Механизм распределения средств между городами-претендентами и условия финансирования тоже пока до конца неясны. Озвучена лишь общая сумма госинвестиций в спасение утопающих – порядка 20 млрд рублей в 2010 году. И, вероятнее всего, это будут возвратные средства – кредиты бюджета РФ и Внешэкономбанка.

По словам Анатолия Наумова, спасение Сарапула основывается на трех китах: инвестпроекты градообразующих предприятий, туризм и самый желанный, но и пока самый сомнительный логистический центр.

Анатолий Наумов показывает документ под названием «Комплексный инвестиционный план по модернизации Сарапула». По этому плану новая экономика города должна стоять на трех китах. «Во-первых, в этом плане у нас есть инвестиционные проекты от всех градообразующих предприятий – на 1 млрд 800 млн рублей, – рассказывает глава города. –

Во-вторых, если заработает программа по поддержке моногородов, мы хотим, чтобы наша программа развития туризма имела там свою нишу. Мы сейчас ее разрабатываем и видим, что и ремонт исторических объектов, и благоустройство туристических маршрутов потребует немаленьких денег. Естественно, мы рассчитываем их привлекать не только в рамках поддержки моногородов. Сарапул претендует на статус «музея-заповедника» – мы готовим необходимые для его получения документы и в ближайшие недели обозначим наши претензии в федеральном Министерстве культуры.

В-третьих, мы рассчитываем создать логистический центр. Это будет республиканский инвестиционный проект. Город находится на пересечении магистралей: у нас есть порт, река-море, и все поезда на Сибирь идут по восточно-сибирской магистрали через Сарапул. И если в районе Камбарки будет построен мост через Каму – это будет, конечно, не «окно в Европу», но огромный импульс развития. В целом наш комплексный план оценивается в 2,5-3 млрд рублей».

Для Сарапула с населением, едва превышающим 100 тыс. человек, это просто сказочная цифра. Но сколько денег Сарапул действительно может получить по программе поддержки моногородов, Анатолий Наумов пока не берется даже предположить – ему еще только предстоит защищать «план трех китов» в Министерстве регионального развития России.

Уже не купеческий

Мы отправляемся своими глазами посмотреть на модернизационный потенциал Сарапула.

С крыльца здания администрации открывается вид на местную Красную площадь. Посредине – небольшой запущенный сквер, за ним – бывший дом купца Корешева, где в советские годы был дом пионеров, а сейчас завершается реконструкция будущего дворца бракосочетаний. От него начинается спуск на набережную Камы, которая, похоже, и летом не очень-то подходит для увеселительных прогулок: никаких признаков благоустройства – нет даже скамеек.

Параллельно унылой набережной – две исторические центральные улицы – Труда и Раскольникова. По обе стороны – дореволюционные постройки, купеческие дома, где на втором этаже жили, а на первом размещались производство и магазин. Первые этажи и сейчас кое-где отданы под торговлю. Но в основном историческое наследие банально ветшает. От этого не спасают украшающие развалины таблички с надписью «памятник архитектуры» – только на них хватило сил и средств местных властей.

Один из таких памятников – дом Башенина, городского головы, благодаря которому в Сарапуле появились электричество, водопровод и железная дорога. Пару лет назад за его реконструкцию взялся уже четвертый частный инвестор – предыдущие ничего хорошего в доме не сделали, и муниципалитет разорвал договор аренды. Фирма с ижевской «пропиской» планировала в трехлетний срок открыть в доме кафе, ресторан и гостиницу. Как видно, в заявленный срок работа не укладывается – говорят, предпринимателя смущает неопределенность с оформлением здания в собственность.

Чуть дальше от центра по улице Труда – развалины Покровской церкви. Нас предупреждали, что заходить сюда опасно, но мы заходим. Как видно, не мы одни: там, где пол еще не провалился, снег плотно утоптан, поверх старинных фресок – современные граффити, далекие от духовной тематики.

Из любопытства рискуют жизнью и редкие туристы. Сотрудники сарапульского Музея истории и культуры Среднего Прикамья – по сути, единственные, кто до сих пор занимался развитием въездного туризма — «закинули» информацию о городских достопримечательностях в турфирмы, которые организуют речные круизы по Волге и Каме, и теперь в город иногда заходят круизные теплоходы.

Заместитель директора музея Ольга Лукас рассказывает, что кроме разрушенной Покровской церкви туристам показывают  восстановленные – Воскресенскую и Ксении Петербургской (бывшую Свято-Никольскую), ансамбль Красной площади, пожарную каланчу, дома Бодалева и Башенина. В районе дачной застройки им рассказывают о самой специфике явления – русской купеческой дачи. Здесь, кстати, расположена дача Башенина, которой повезло больше, чем дому, – она была отреставрирована как памятник федерального значения. Сейчас там одно из помещений музея, где размещена коллекция живописи. Музейщики подумывают над включением в туристические маршруты сарапульской кондитерской фабрики, ликероводочного и пивзавода. В этом случае туристы смогут не только посмотреть, но и попробовать местные достопримечательности, да и экскурсии, вероятно, станут во всех смыслах более живыми.

Но с сегодняшним потоком туристов вполне справляются всего четыре экскурсовода – число теплоходов, которые заходят в порт за время навигации, можно сосчитать по пальцам.  Оценить город по достоинству не позволяет состояние большинства достопримечательностей.

Заместитель директора музея истории и культуры Среднего Прикамья Ольга Лукас рассказывает, что музейщики подумывают над включением в туристические маршруты экскурсий на кондитерскую фабрику, ликероводочный завод и пивзавод. В этом случае туристы смогут не только посмотреть, но и попробовать местные достопримечательности, да и экскурсии, вероятно, станут во всех смыслах более живыми.

«Есть такое понятие, как руинированный памятник, – не сдается Ольга Лукас. – Ездят же люди смотреть Колизей. Вопрос в том, чтобы законсервировать здание, сделать его хотя бы безопасным. Помимо этого, нужно приводить в порядок общее состояние: где-то пешеходные дорожки, где-то рекреационные зоны, а то у нас элементарно присесть негде. Нужны гостиничные услуги, торговля, сувениры. Организация туризма —  это целый комплекс работ. Мы говорим об этом десятилетиями, за это время многое утрачено безвозвратно: что-то сгорело, что-то разобрали на стройматериалы. Хорошо вот сейчас программу начали разрабатывать».

Музейные работники не сильны в финансах, и Ольга Лукас не берется оценить, какие миллионы потребуются, чтобы сделать Сарапул туристическим центром. Она вообще не уверена, что это удастся – даже если будут деньги. «Одной архитектурой туристов в город не заманишь, а ментальность утрачена, — качает головой краевед. —  Во время революции здесь была страшная мясорубка, кровь лилась рекой, церкви и монастыри разрушили. В этой мясорубке город потерял свои корни, здесь больше нет той благостной атмосферы купеческого города, города монастырей и церквей. Как ее теперь передать?»

Еще не промышленный

Здание музея, где по крупицам собирают остатки купеческого Сарапула, сторожит каменный Ленин. Почтить память вождя мирового пролетариата (мы были в Сарапуле 21 января) пришел с гвоздиками один из 15 сарапульских комсомольцев и двое из 150 сарапульских коммунистов – мужчина обметает памятник, женщина раздает партийную газету спешащим на обед радиозаводцам.

Радиозавод стоит на месте одного из двух сарапульских монастырей – повернулся к музею и к нам спиной. Гласность в свое время коснулась предприятия ровно так же, как и конверсия, – СРЗ остается самым оборонным и самым закрытым предприятием города. Впрочем, теперь у руководства завода для молчания есть и вполне гражданские причины: в дирекции отказ от комментариев объяснили тем, что хвастаться нечем, а оправдываться незачем.

Шила, впрочем, в мешке не утаишь: в Сарапуле все знают, что на заводе задерживают зарплату. Но глава города рассказал нам, что на заводе только что сменили директора и у СРЗ есть шансы на федеральную помощь по программе поддержки моногородов: в комплексный инвестиционный план по модернизации Сарапула включен проект организации производства на радиозаводе лазерного скальпеля.

Самым благополучным из градообразующих заводов сарапульчане считают электрогенераторный. Средняя зарплата по заводу – около 15 тыс. руб. – выше средней по городу. И в последние месяцы, говорят, выплачивают ее регулярно. Правда, для этого руководству завода пришлось провести сокращение персонала и перейти на четырехдневную рабочую неделю, поскольку оборонные заказы в прошлом году сократились на 10%, а гражданские – почти на 50%.

О поддержке стратегически важных предприятий, о помощи госкорпорациям, в одну из которых (ГК «Ростехнологии») вошел и СЭГЗ, на предприятии знают только понаслышке. Фактически же единственное, чем государство помогло заводу, – это оплата по линии службы занятости временных работ для переведенных на сокращенную неделю сотрудников. В дирекции признают, что это помогло снять напряжение в коллективе. Но не загрузить производство.

Веры в федеральную поддержку это, впрочем, не подорвало. В план модернизации Сарапула СЭГЗ вошел с проектом электроусилителя руля для автомобилей ВАЗ. В России такое оборудование пока никто делать не научился, а у сарапульчан оно уже на подходе. «Мы направили на подготовку и оснащение производства электродвигателя для усилителя руля 190 млн рублей, — говорит генеральный директор СЭГЗ Сергей Мусинов, – а в 2009 году сильно снизили объем инвестирования. Поэтому сейчас рассчитываем на федеральную поддержку городу Сарапулу, его градообразующим предприятиям, к числу которых относится и наш завод, по федеральной программе развития моногородов».

Как известно, Тольятти, где находится АвтоВАЗ, тоже вошел в список претендентов на госинвестиции по программе поддержки моногородов. В Сарапуле надеются, что партнерство товарищей по несчастью будет учитываться при распределении финансирования. А то какой смысл делать электроусилители для несуществующих в природе рулей?

Здесь будет город­ склад

На Сарапульском ликероводочном заводе за формированием комплексного инвестиционного плана по модернизации города наблюдают со стороны. «Сейчас же борьба с алкоголизацией, – смеется генеральный директор Александр Ессен. – Наше участие вряд ли бы пошло на пользу городу».

У СЛВЗ – своя модернизация: предприятие запускает новые, более качественные и дорогие сорта продукции.
Это позволило оптимизировать бизнес: производя меньшие объемы продукции, получать больший финансовый результат. В процессе оптимизации прошло небольшое сокращение штатов. С другой стороны, если на ЛВЗ появляются вакансии, то весьма интересные.

Директор завода рассказывает, как искал менеджера по федеральным продажам на оклад в 20 тысяч рублей. Для Сарапула это просто сказочные условия, но размещенная и в газетах, и на телевидении, и в Интернете вакансия долго оставалась незамеченной. Пришлось начальнику отдела отправиться в местный филиал ИжГТУ и попросить преподавателей порекомендовать достойного выпускника. «За многие годы люди разучились работать – вот и вся причина безработицы», – заключает Александр Ессен.

Генеральный директор ОАО «СЛВЗ» Александр Ессен не верит в будущее Сарапула как туристического города – по его мнению, даже проект логистического центра, который пока существует лишь в виде идеи, куда более реален, чем все написанные и ненаписанные программы по развитию туризма.

Как депутат Госсовета, Александр Ессен знает, чем живут люди в Сарапуле, по обращениям в общественную приемную. Говорит, в принципе они мало отличаются от тех, что поступают к депутатам в других городах, разве что по проблемам ЖКХ теперь обращаются реже. Сарапульские власти добились инвестиций из Фонда содействия реформированию ЖКХ, и «коммуналка» стала работать лучше. И бизнес в этой сфере стал больше зарабатывать.

А в тех сферах, где нет прямых государственных инвестиций, бизнесу в Сарапуле тяжело. Заведения общепита, как правило, не выдерживают на рынке больше полутора лет – сарапульские зарплаты не позволяют людям обедать вне дома. Появление в городе нескольких супермаркетов ижевских продуктовых сетей испортило жизнь владельцам местных прилавочных магазинов. За промтоварами же, по наблюдению Александра Ессена, сарапульчане по возможности предпочитают ездить в Ижевск. И за развлечениями тоже: хоть в городе и есть кинотеатр, его репертуар серьезно уступает столичному.

Поэтому Александр Ессен не очень-то верит в Сарапул туристический: даже если удастся благоустроить город и памятники, кто же будет принимать и развлекать туристов?

А в Сарапул логистический – верит. «Да, – говорит Александр Ессен, — это интересная тема. С появлением моста через Каму появляется дорога сообщением Екатеринбург-Москва – это придаст определенное оживление и Сарапулу, и Сарапульскому району. И Камбарка, мне кажется, оживет в связи с этим, и Нефтекамск».

С подобным интересом наблюдают за участием Сарапула в программе поддержки моногородов и на других прочно стоящих на ногах предприятиях пищевой и перерабатывающей промышленности. Для молочного производства, пивзавода, кондитерской фабрики появление новой транспортной развязки может открыть новые перспективы сбыта.

Опора моста

Сарапульский речной порт, который должен стать и воротами для туристов, и  основной составляющей транспортно-логистической инфраструктуры, встречает пустыми коридорами администрации и закованными во льдах теплоходами и баржами. Стоит река – стоит и порт. Сокращать рабочих на зиму не приходится – многим до самой весны хватит отгулов, заработанных в период навигации. Впрочем, и летом здесь не было привычного оживления – тогда вопреки погоде по всем известным причинам замерзли стройки. Потребность в песчано-гравийной смеси, добыча которой является основным видом деятельности порта, сократилась вдвое, и пропорционально ей упал грузооборот.

Коммерческий директор порта Владимир Лянгузов подсчитывает недополученную прибыль и все надежды на восстановление объемов добычи связывает с оживлением в строительстве – ведь наступит же когда-нибудь. На перспективу строительства в соседней Камбарке моста через Каму смотрит с оптимизмом – это ж сколько ПГС дорожникам понадобится! Ни с туризмом, ни с организацией речных перевозок каких-то еще грузов, кроме ПГС, Владимир Лянгузов будущее порта не связывает. «А что возить? – спрашивает коммерческий директор. – Раньше мотоциклы отсюда отправляли в страны соцлагеря, а сейчас»…

Еще через Сарапул проходит железная дорога, соединяющая центральную Россию и Сибирь. Местная железнодорожная станция – один из крупнейших перевалочных пунктов Горьковской железной дороги, состав грузов – в основном нефтепродукты, лес, черные металлы и стройматериалы. На железную дорогу приходится около половины общего объема грузов, перевозимого по всей территории Удмуртии, который в хорошие, докризисные годы составлял порядка 8 млн тонн.

Коммерческий директор Сарапульского речного порта Владимир Лянгузов подсчитывает недополученную прибыль от основного вида деятельности – добычи ПГС.

По автодорогам в Удмуртии перевозится примерно четверть всех грузов, в то время как в целом по стране автотранспорт обеспечивает более половины грузооборота. Чтобы встроить республику в российскую автотранспортную сеть, и был задуман проект строительства в соседней с Сарапулом Камбарке моста через Каму. Проектом как инвестор заинтересовался «Внешэкономбанк», его должны были рассмотреть и в российском Инвестиционном фонде.

Однако в конце 2009 года федеральное правительство переориентировало Инвестфонд на поддержку моногородов. С этого момента важнейшим критерием оценки и принятия к финансированию для региональных инвестпроектов стало их значение для модернизации проблемных территорий. Это могло бы похоронить удмуртский мост через Каму, если бы по обе его стороны не оказались моногорода. Поэтому республиканские власти стали активно продвигать Сарапул и Камбарку в качестве проблемных, увязывая перспективу их модернизации с развитием транспортной инфраструктуры.

Сработало. При этом Сарапул заинтересовал Министерство регионального развития больше и попал в список пилотных площадок программы поддержки моногородов, которые претендуют на финансирование в первую очередь. Само строительство моста и дороги, которая соединит его с федеральной трассой М7, проходящей через Можгу, в план модернизации
Сарапула не входит. Это по-прежнему самостоятельный инвестпроект, который республика будет продвигать по линии Инвестфонда. Но теперь в его пользу есть весомый аргумент: от его развития зависит судьба одного из самых проблемных моногородов России. Сарапул с его логистическим, туристическим и промышленным потенциалом должен стать надежной опорой для моста через Каму.

Городские новости

На самом деле, где именно будет размещаться логистический центр, если строительство моста все же состоится, еще окончательно не решено. Кроме Сарапула рассматриваются варианты его размещения ближе к Камбарке и даже к Ижевску. Для республики это совершенно непринципиально, главное – сделать логистику одной из отраслей республиканской экономики. Кем и в каком объеме будет востребован республиканский логистический центр, кто сможет организовать его работу, какие доходы и в какой карман он принесет – все это вопросы для проработки и обсуждения. Разумеется, не на обывательском уровне.

Сарапульские обыватели о логистике, мосте через Каму и вообще модернизации пока мало что знают. В местной телекомпании «Пятый океан» говорят, что официальные высказывания городских властей на эти темы не изобилуют конкретикой. «Вроде бы на это возлагают какие-то надежды, — говорит главный редактор ТК Светлана Веллер. – Есть некий ажиотаж: скорее бы утвердили, скорее бы построили. Но что конкретно будет городу от этого – никто не озвучивает».

Главный редактор ТК «Пятый океан» Светлана Веллер говорит, что местные власти о своем модернизационном плане особенно не распространяются. Их можно понять – планто есть, а денег пока нет.

Светлана Веллер рассказывает, что покажет «Пятый океан» в вечернем выпуске новостей. Судебное заседание по делу об убийстве в Сарапульском районе, очередное разбирательство в прокуратуре по задержкам зарплаты, прием отличившихся в рамках проведения Года молодежи у главы города и открытие выставки «Архитектурное наследие Приуралья». О предстоящей  Сарапулу модернизации и на этот раз сказать нечего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.