Китайская грамота

С каждым годом Китай привлекает все больше российских компаний. Китайцам мы интересны, прежде всего, как поставщики энергоносителей и прочего сырья. Российских бизнесменов привлекает дешевая продукция китайских производителей. Удмуртия тоже ежегодно наращивает товарооборот с КНР, но он до сих пор крайне небольшой, хотя и имеет потенциал для роста. Урокам китайской бизнес-грамоты пытались научить удмуртских бизнесменов Министерство экономики УР и Российско-Китайская школа бизнеса на специально организованном семинаре, который прошел в Ижевске в октябре.

Китай в России

Торговля между нашими странами сегодня идет достаточно бойко. В прошлом году, когда в Китае проводился Год России, товарооборот между странами превысил $33 млрд. В этом году, обещает посол России в КНР Сергей Разов, цифра будет порядка $40 млрд. Но если доля Китая в торговом обороте нашей страны составляет 6-7%, то торговля с Россией по меркам Китая малозаметна — 1,5-2%.

Тем не менее российская и китайская стороны вполне удовлетворены темпами роста торговли. Совсем недавно вице-премьер Александр Жуков озвучил цель довести оборот между странами до $60 млрд, правда, не обмолвился, как скоро это произойдет. Более оптимистичные китайские политики уже не раз заявляли о необходимости увеличения этого показателя до $80 млрд.

Однако структура товарооборота говорит о том, что пока торговые отношения между КНР и РФ развиваются отнюдь не в пользу России. Далеко не секрет, что динамично развивающаяся китайская экономика остро нуждается в энергоресурсах. Естественно, в таких условиях она ориентируется на своего ближайшего соседа и стратегического партнера — Россию. Для нас же чрезмерное увеличение доли сырьевой составляющей в экспорте в Китай, понятно, не самый оптимальный и перспективный путь развития двустороннего сотрудничества. В МЭРТ с грустью отмечают, что в 2006 году доля минерального топлива, древесины, удобрений, черных и цветных металлов, руды составила более 90% (в 2004 году было 84%) от всего российского экспорта в КНР.

Нарисовать типичный портрет российского экспортера в Китай проще простого. По статистике, это госпредприятие или частная компания численностью более 500 человек. Малых и средних фирм здесь менее 5%. Сфера деятельности такой организации — добыча и переработка природных ресурсов. Среди ее конкурентных преимуществ — хорошее лобби и собственные финансовые средства.

Китайцы подсчитали, что в Россию вывозят в основном текстиль и обувь, к тому же заметно подрос импорт машиностроительной продукции (с 10% в 1999 году до 26% в 2005-м). Рядовой портрет российского импортера из Китая несколько другой. Как правило, это малое или среднее предприятие, возраст которого 5-10 лет. Находится в Москве или в одном из крупных региональных центров.

Китай в Удмуртии

Что касается Удмуртии, то за проданные в 2006 году в Поднебесье древесину, недрагоценные металлы, электромашины и оборудование удалось выручить примерно $11 млн. А из Китая наши коммерсанты привезли товаров на сумму $13,5 млн. Это значительный рост, если учесть тот факт, что еще пару лет назад, по данным Торговой палаты по импорту и экспорту электромеханической продукции КНР, товарооборот с Удмуртией был близок к нулю.

– Сегодня, когда правительствами двух стран созданы весьма благоприятный политический климат и правовые рамки для развития делового сотрудничества, актуальной становится проблема подготовки квалифицированных специалистов, способных эффективно работать как на рынке России, так и на рынке Китая, — говорит директор Республиканского бизнес-инкубатора (РБИ) Максим Кожевников. — Стоит отметить, что российский бизнес только в последние годы активизировал свою деятельность на китайском рынке, в то время как западные компании работают там более 20 лет. И только сейчас к нашим предпринимателям приходит понимание важности налаживания действительно системной работы.

Под системной работой здесь понимаются не только федеральные и региональные межправительственные соглашения о сотрудничестве с Китаем, но и постоянное информирование предпринимательских кругов о ситуации там, продвижение их инвестиционных проектов. В Удмуртии на выполнение этих задач нацелена вся инфраструктура поддержки малого предпринимательства, начиная с Минэкономики и Фонда, заканчивая муниципальными социально-деловыми центрами. По словам директора Удмуртского фонда поддержки малого предпринимательства Виктора Пушина, «тема бизнеса с Китаем в данный момент является перспективнейшей, поскольку Китай — страна уникальная, и, чтобы эффективно вести с ней бизнес, необходимо знать особенности менталитета и законодательства в данной стране».

Именно для этого в Ижевск на несколько дней пригласили известных специалистов по Китаю. Все они преподают в Российско-Китайской школе бизнеса. Пришли послушать преподавателей более сорока бизнесменов из различных компаний Ижевска, Сарапула, Глазова, Воткинска. Многие участники семинара сошлись во мнениях, что российский частный бизнес при выходе на китайский рынок проявляет скорее не пассивность, а известную осторожность. По данным китайской статистики, за весь 2006 год на территории Китая зарегистрировано более 700 предприятий с участием российского капитала, а общий объем российских инвестиций оценивается в $1 млрд.

Русский китайцу не товарищ?

Итак, Китай становится для нас все более перспективным и привлекательным. Правда, Россия немного опаздывает. Весь мир давно уже там. Поэтому нередко у отечественных предпринимателей встречается стремление «быстро и сразу» выйти на китайский рынок, сэкономив на расходах и знании психологических особенностей китайцев, их законодательства.

– При ведении бизнеса с Китаем всегда присутствуют два главных препятствия: незнание языка и незнание менталитета, и преодоление этих препятствий позволяет предпринимателю вести бизнес с китайской стороной успешно, — поделился своим опытом на ижевском семинаре гендиректор Центра содействия торгово-экономическому сотрудничеству с Китаем и странами Азиатско-Тихоокеанского региона при Московской торгово-промышленной палате Виктор Ге. — Для многих европейцев Китай не просто другое государство — это совершенно иной мир. Люди, впервые приехавшие туда, не только сталкиваются с различиями в языке, географии, политике, а часто испытывают настоящий культурный шок. Китайские нормы и обычаи уходят своими корнями в древнее прошлое страны, и многие из них со стороны — с точки зрения европейцев — кажутся лишенными здравого смысла, и наоборот.

Например, китайцы своеобразно относятся к договорным отношениям. Для человека западной, да и российской, культуры контракт — главный документ сделки. Подписи сторон как бы придают ему смысл окончательного и бесповоротного решения. А китаец смотрит на контракт как на некий документ, который принимается сторонами, чтобы избежать лишних споров, и может быть всегда изменен, дополнен или разорван в зависимости от обстоятельств. Нельзя забывать, что обман и хитрость сами по себе не считаются в Китае чем-то страшным, даже наоборот — это показатель ума. Как говорит директор РБИ Максим Кожевников, многие китайцы живут по принципу «не обманешь русского — день прожит зря», однако постепенно ситуация начинает меняться к лучшему.

По словам исполнительного директора Российско-Китайской школы бизнеса (РКШБ) Юрия Ярошенко, проработавшего с Китаем более 20 лет, законодательство в отношении работы иностранных компаний в КНР достаточно сложно и громоздко. Наиболее оптимальный способ освоиться на китайском рынке — открыть представительство. Капиталовложений не потребуется, однако прав получать какие-либо средства на территории Китая тоже нет — материнская компания должна переводить на счет представительства деньги для покрытия всех расходов. К тому же представительство обязано платить налоги: подоходный налог, налог на хозяйственную деятельность, налог на инвестиции иностранных предприятий.

Чтобы продавать свои товары на китайском внутреннем рынке, отечественному бизнесмену придется создавать совместное предприятие. Китайское правительство ставит ряд жестких условий: передовые технологии и оборудование, минимальный размер уставного капитала в 500 тыс. юаней (около $63 тыс., раньше — $200 тыс.). Для иностранцев закрытыми сферами являются журналистика, издательская деятельность, радиовещание, телевидение, кинематограф, почтовая связь и телекоммуникации. Ограничения существуют и в ЖКХ, транспорте, недвижимости, инвестиционной деятельности, лизинге. Если повезет, и совместное предприятие зарегистрируют, оно в первые два года освобождается от налога на прибыль (общенациональная ставка — 33%).

С другой стороны, специально для иностранных инвесторов существуют свободные экономические зоны, в которых им предоставляются налоговые льготы и каникулы. Таких зон в Китае сегодня свыше 200. Например, зоны развития экономики и техники и зоны развития высоких технологий обычно предлагают 15%-ную ставку налога на прибыль, часто — освобождение от платежей за пользование землей, а некоторые, особенно в западных регионах Китая, — налоговые каникулы на срок более пяти лет.

Мы уже там?

Задача продвижения на китайский рынок конкурентоспособной отечественной продукции остается актуальной для Удмуртии. А нам есть, что предложить Китаю. Как говорит заместитель гендиректора ЗАО «Ижевский завод мебельной фурнитуры» Игорь Суздальцев, вместе с компанией-партнером в Харбине они реализовали проект по производству мебельной кромки на китайском оборудовании. И сегодня ижевский завод — единственный ее производитель в России.

Тем не менее Виктор Ге довольно настойчиво высказывался о необходимости поддерживать российский бизнес на просторах китайского рынка:

– Давайте все вместе подумаем, что надо делать в плане поддержки отечественного производителя? Считаю, что импорт надо сделать управляемым, взаимовыгодным, с учетом наших интересов. С этой целью — как раз предложение производственной кооперации — по нашим лекалам, по нашим фасонам делать в Китае качественную продукцию. Это — единственный выход. Если мы не в состоянии конкурировать, зачем тогда раздувать щеки? Как только Китай вошел в ВТО, его текстиль моментально «задавил» легпром Франции, Англии, Испании, Италии и других стран. Что нас ждет — думаю, понятно, так как мы сейчас тоже вступили в ВТО.

По итогам практического семинара в Ижевске принято решение о создании в скором будущем Российско-Китайского торгового дома. По словам Максима Кожевникова, этот проект будет логичным итогом растущего интереса со стороны удмуртских деловых кругов к практической работе в Китае и самих китайских предпринимателей к удмуртскому рынку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.