Дядя Cтепа-полицай

Пока в Интернете обсуждали законопроект «О полиции», в Удмуртии очередного главу УБЭП арестовали по подозрению в коррупции. СД проанализировал, что говорят о предстоящей реформе МВД он­лайн и офф­лайн.

Полиция, так полиция

За месяц с небольшим, отведенный на обсуждение законопроекта «О полиции» в Интернете, документ набрал около 20 тысяч комментариев. Самыми обсуждаемыми оказались статьи: «Основные направления деятельности полиции» (1464 комментария), «Полиция и ее назначение» и «Права полиции» (по 1337 комментариев), «Обязанности полиции» (994), «Вхождение (проникновение) в жилые и иные помещения, на земельные участки» (750) и «Соблюдение прав и свобод граждан» (685). То есть в основном обсуждалось то, что имеет значение для максимально широкой аудитории: зачем нужна полиция, что она должна делать для нас и что имеет право делать с нами.

Высказывания – в основном конструктивные, порой даже очень. Скрупулезное внимание к деталям, вплоть до запятых, подробные комментарии к каждому пункту законопроекта, да и сам стиль многих постов выдают во многих участниках обсуждения профессиональных юристов. Впрочем, как и ожидалось, присоединились к дискуссии и люди, непривыкшие читать и комментировать законы, но душой болеющие за то, чтобы предстоящая реформа пошла милиции на пользу.

Любопытно, что переименование милиции в полицию на сайте почти не обсуждается, за исключением единичных высказываний вроде: «Мне кажется, что не надо переименовать милицию на полицию. Люди уже привыкли к этому термину, да ещё переименовывание потребует затрат и немалых. Эти деньги можно на другое потратить. Мне не нравится слово полиция – не хочется, на не русское слово похоже, а западные слова только портят русский язык» (орфография и пунктуация сохранены).  Впрочем, комментарии проходили премодерацию, в правилах которой сказано, что высказывания отвлеченного характера не публикуются, а раздела, специально предназначенного для обсуждения названия законопроекта, на сайте нет.

Просят уточнить

Сам законопроект во многом повторяет действующий закон «О милиции». Отдельные нововведения, которые в нем содержатся, где-то сокращают или расширяют права, обязанности, полномочия, где-то конкретизируют порядок действий полицейских по сравнению с милиционерами, но в общем смысле полиция, согласно законопроекту, будет делать примерно то же и примерно так же, как милиция.

Впрочем, судя по опубликованным комментариям, радикальных перемен никто и не ждал. Ждали конкретики, четких и однозначных формулировок, отсутствия ссылок на какие-либо другие законы и правовые акты. И большинство комментариев сводится к тому, что необходимо уточнить те или иные нормы закона. Например, участники обсуждения просят дать исчерпывающий перечень оснований для препровождения граждан в служебные помещения; определить точный срок, в который задержанному должна быть обеспечена юридическая помощь; конкретизировать, что такое «признаки подготавливаемого преступления», при наличии которых полиция вправе проводить проверки и ревизии финансово-хозяйственной деятельности; четко прописать механизм общественного контроля, не оставляя определение порядка работы общественных советов при МВД представителям самого МВД, и т.д.

Общее ощущение, которое оставляет обсуждение: люди хотят полностью исключить из закона правовые пробелы и возможности для разночтений, которые создают условия для злоупотребления правами и пренебрежения обязанностями полицейского. Собственно, и Президент РФ Дмитрий Медведев, вынося законопроект «О полиции» на всенародное обсуждение, говорил о том, что он должен быть именно таким, предельно понятным и четким. Как видно, пока это у разработчиков не получилось.

Избыточные функции

В ходе реформы МВД Дмитрий Медведев обещал не только четко сформулировать новый закон «О полиции», но и избавить ее от избыточных функций, которые сейчас исполняет милиция. Однако многие участники интернет-обсуждения отмечают, что и этого разработчики закона не сделали. В частности, много критических замечаний относится к тем пунктам статьи о правах полиции, которые касаются ее взаимоотношений с бизнесом.

Согласно законопроекту, полицейские имеют право беспрепятственно знакомиться в организациях с необходимыми материалами, документами, статистическими данными и иными сведениями, за исключением случаев, когда федеральным законом установлен специальный порядок получения информации (ст.13, п.5); могут требовать от организаций при наличии признаков подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления проведения проверок и ревизий финансово-хозяйственной деятельности этих организаций либо проводить их самостоятельно в сроки и по основаниям, которые установлены уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации (ст.13, п.11); участвовать в налоговых проверках по запросам налоговых органов (ст.13,п.31); получать, в соответствии с законодательством РФ, сведения, составляющие налоговую тайну (ст.13, п. 32).

Эти положения критикуют уже не только за неопределенность формулировок, отсылки к «законодательству» и отсутствие закрытых перечней случаев, когда полиция может воспользоваться этими правами. Многие участники обсуждения считают необходимым вообще запретить милиции вмешиваться в дела хозяйствующих субъектов.

Местный колорит

Для Удмуртии эта тема оказалась особенно актуальной: пока в Интернете обсуждали вопрос участия полицейских в раскрытии экономических преступлений, начальник Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД РФ по УР Сергей Поеров и несколько его подчиненных были заключены под стражу. Их подозревают в злоупотреблении должностными полномочиями, хищении 5,5 млн рублей, а также в получении взятки в особо крупном размере. Причем это уже второй подряд главный борец с экономическими преступлениями в республике, попавший за решетку, – предшественник Сергея Поерова Алексей Быков был осужден за взятки. Стоит ли после этого удивляться, что опрошенные СД эксперты в один голос считают УБЭП неэффективной структурой?

 «Нынешняя структура по борьбе с экономическими преступлениями – это анахронизм советских времен и полная ерунда, – говорит генеральный директор ООО «АкваАргентум» Олег Красноперов. –  Причем само существование такого подразделения в системе МВД уже создает почву для коррупции. То, что у нас, особенно в период кризиса, масса предприятий
нарушала закон, наших правоохранителей не заботит никак. Я сам инициировал в отношении своих должников ряд процедур – абсолютно бесполезно. Если для сотрудников органов не пахнет личной наживой, они не возьмут на себя труд даже вовремя писать формальные отписки. На сегодняшний день система работает так: пишешь заявление в милицию – там тишина. Пишешь в прокуратуру – там сообщают, что направили в милицию, – и опять тишина. То есть вся система абсолютно неэффективна». 

Аналогичный опыт борьбы с правонарушениями в области экономики имеет председатель постоянной комиссии по экономической политике, промышленности и инвестициям Госсовета УР Андрей Гальцин: «Я считаю, что в деле, которое я инициировал, при условии грамотной работы можно было бы выявить  факт мошенничества. А они (милиционеры) посчитали по-своему. Когда я стал выяснять ситуацию, оказалось, что загрузка по этим делам такая, что им приходится выбирать, чем заниматься, – им, как профи, понятно, в каком деле есть перспективы, а в каком нет. Сейчас я вынужден выяснять правомерность их действий».

Исполнительный директор Удмуртского регионального отделения «Опоры России» Григорий Стрелков считает, что бизнес в России испытывает излишнее административное давление, поскольку функции многих структур, контролирующих законность предпринимательской деятельности, дублируют друг друга. Например, центр по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка МВД и Роспотребнадзор, отдел по борьбе с налоговыми преступлениями МВД  и Федеральная налоговая служба, отдел по борьбе с наркотиками МВД и Госнаркоконтроль, и т.д. Эксперт считает, что реформа МВД, предполагающая сокращение структур, дублирующих чужие функции, облегчит жизнь бизнеса.

Однако в законопроекте о полиции, по мнению адвоката Вадима Глухова, государство уходит от этой задачи. Эксперт считает, что цель властей – заставить силовые органы бороться с общеуголовной преступностью: бандитизмом, рэкетом, насилием, хулиганством и т.д. А бизнес пусть контролируют административные органы – налоговая, антимонопольная служба, Роспотребнадзор и т.п. «Например, приходит налоговый инспектор – смотрит бухгалтерию, – рассуждает Вадим Глухов, – и если ты не согласен с его выводами – идешь в суд, то есть все вопросы решаешь в административном порядке. А милиционер изначально приходит с пистолетом и наручниками, и раз уж пришел, то просто обязан эти наручники на тебя надеть. А потом суд при вынесении приговора разберется, прав он или нет. Но наша практика говорит о том, что суд зачастую уже не разрешает вопрос о виновности или невиновности, а решает, сколько дать подсудимому. Если будет закон, запрещающий ФСБ, прокуратуре, МВД лезть в дела бизнеса, – это будет правильная реформа. В противном случае, какая разница, кто к тебе пришел, кто изымает компьютеры и не дает работать – «полицай», милиционер, прокурор или фээсбэшник».

Примут к сведению?

Единодушно высказавшись против вмешательства полиции в дела бизнеса офф-лайн, эксперты СД воздержались от комментариев в Интернете. А многие другие опрошенные СД представители власти, бизнес-сообщества и юридических кругов на момент обращения вообще не читали законопроект «О полиции». Очевидно, в то, что дискуссия в Интернете действительно может повлиять на его окончательную редакцию, верят далеко не все.

Между тем ровно в полдень 15 сентября обсуждение законопроекта завершилось. Теперь, согласно правилам обсуждения, «содержательные мнения и предложения … будет рассматривать организационный комитет по подготовке проекта федерального закона «О полиции» и экспертный совет МВД России по вопросам нормотворческой работы». В тех же правилах говорится, что «помимо изменений и дополнений, которые, возможно, будут внесены в текст законопроекта, … планируется подготовить аналитический доклад по комментариям, полученным в ходе общественного обсуждения».

Какие из высказанных участниками интернет-дискуссии замечания и предложения будут учтены в законе, а какие просто будут приняты к сведению, станет ясно совсем скоро. Как ожидается, Дмитрий Медведев внесёт законопроект «О полиции» в Государственную Думу уже этой осенью.

Выбери своего полицейского

Бурную реакцию интернет-сообщества вызвал пункт 3 статьи 11: «Состав и структура полиции определяются Президентом Российской Федерации». Одни участники обсуждения его поддержали: «Чем меньше народу в этом участвует, тем меньше коррупции». Другие засомневались: «Если состав и структура полиции будет меняться каждый раз с приходом нового президента, то, мне кажется, это негативно скажется на функционировании полиции». Третьи высказались категорически против: «Не хочется, чтобы со временем такие «небольшие» по значимости пункты новых законов привели к тому, что Россия станет полицейским государством, а ее граждане – ущемленными в правах марионетками». И, наконец, дискуссия повернула в совершенно неожиданное русло: «Полиция должна быть муниципальной, граждане должны иметь возможность выбирать и отзывать главу полиции. Нужно предусмотреть систему обратной связи. Без обратной связи с завязкой на центр ничего работать не будет»; «Необходимо разделить полицию на федеральную и местную, муниципальную! Сделать выборность глав муниципальной полиции»! Пока на такого рода высказывания обратила внимание только пресса, официальные лица предложения ввести прямые выборы руководителей органов полиции на местах пока не комментировали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.