Дело техники

Жалобы сельхозпроизводителей на отсутствие техники со следующего года не принимаются. В бюджете-2009 будет предусмотрено не менее 1 млрд рублей на ее приобретение, и сам размер субсидий возрастет с 30 до 50 процентов от стоимости покупки. Республиканский АПК подходит к психологическому рубежу — становится дотационным ровно наполовину. Рубежу или барьеру? Это и должно стать ясно по итогам запланированной на следующий год кампании по техперевооружению села.

Готовь телегу круглый год

О больших планах на будущий год заговорили еще весной. Пока, по официальной информации Министерства сельского хозяйства, «в проекте бюджета Удмуртской Республики на 2009 год запланировано 100 млн рублей на субсидирование приобретения сельскохозяйственной техники». В Минсельхозе говорят, что обещанный сельхозпроизводителям миллиард еще предстоит защитить. Но, учитывая, что обещание прозвучало из уст самого президента Удмуртии, эту процедуру, вероятно, можно считать формальностью. Да и глава республиканского Минфина Владимир Бельтюков еще в начале лета, говоря о возможных направлениях расходования средств очередного облигационного займа, который республика планирует взять в конце года, упомянул и поставленную президентом задачу обновить парк сельхозтехники.

Следующий год станет революционным по приобретению техники для нужд АПК не только в плане объемов финансирования, но и в плане сроков. «Мы объясняем руководителям хозяйств, что думать о покупке техники нужно уже в ноябре-феврале, потому что в мае думать будет уже поздно, а в июле-августе купить какую-то конкретную модель техники почти нереально, — говорит Юлия Матыцына, специалист по связям с общественностью ООО „Новая техника“. — Покупать нужное оборудование и технику хозяйствам заблаговременно выгодно и финансово, поскольку, как правило, в разгар сезона все заводы-производители поднимают цены на отпускаемую продукцию. Однако большинство руководителей хозяйств понимают, что мы были правы, только тогда, когда техника становится крайне необходимой — в разгар сезона».

На самом деле, в хозяйствах все прекрасно понимают, но до сих пор решения о том, какие модели комбайнов, тракторов и прочей техники подлежат субсидированию в текущем году, принимались, как правило, только в апреле-мае. Поскольку на эту информацию ориентируются и финансовые структуры, объемы кредитных портфелей тоже определялись слишком поздно. В результате руководители хозяйств были вынуждены обивать пороги инстанций в самый разгар сезона. И даже если оформить документы удавалось весной, получить технику летом все равно было проблематично: дилеры ссылались на то, что РЖД до осени не может предоставить платформы для комбайнов и тракторов. Поэтому, кстати, некоторые поставщики на свой страх и риск закупали необходимую технику заранее — для того, чтобы удовлетворить хотя бы часть запросов производителей во время уборочной.

Нынче всех этих проблем можно будет избежать. Если бюджет будет принят до конца осени, то Минсельхоз сможет составить списки техники, подлежащей субсидированию, еще до нового года.

Назад в будущее

Республиканский парк сельскохозяйственной техники сейчас примерно такой же, какой был 60 лет назад: по данным на начало 2008 года, зерноуборочных комбайнов в хозяйствах насчитывалось около 1700, в 1950-м было чуть больше полутора тысяч. Удручающая статистика: 15 лет «демократических преобразований» дали почти тот же результат (по крайней мере, в этой сфере), что и Великая Отечественная война. Правда, после ВОВ хозяйство восстанавливали достаточно быстро: уже к 60-му году парк техники вырос больше чем вдвое. Однако вовсе не факт, что в нынешних, рыночных, условиях хозяйствам республики удастся сделать такой же рывок.

С 1991 года государство перестало вмешиваться в дела сельхозпроизводителей. Организации АПК закупали технику самостоятельно — на собственные средства, через снабженческие организации (районные агроснабы) и ОАО «Удмуртагроснаб».

Близкий к бывшему руководству Министерства сельского хозяйства УР источник, в 90-е годы как раз работавший в сфере снабжения техникой, на условиях анонимности рассказал «Своему делу» о существовавшей тогда практике. По его словам, агроснабы, поставляя хозяйствам технику, не несли никакой ответственности перед покупателями. Если комбайн выходил из строя, его ремонтом занималось само хозяйство, поставщики мало заботились о сервисном обслуживании. Что же касается запчастей, то цены на них устанавливались порой настолько высокие, что хозяйству выгоднее было списать комбайн, нежели ремонтировать.

После 2000 года, когда в поставках начали участвовать органы государственной власти республики, ситуация несколько изменилась. В 2001 году организациями АПК республики с использованием средств бюджета УР (по лизингу и инвестиционным кредитам) было приобретено 263 единицы сельхозтехники, а в период с 2004-го по 2006-й годы — 864 единицы. «К тому времени с хозяйств взять уже было практически нечего. И занимавшиеся снабжением организации извлекали прибыль, оперируя бюджетными средствами. В частности — „прокручивая“ деньги, предназначенные для осуществления лизинговых платежей», — заявил наш анонимный источник.

Близко к кассе

Ожидаемая господдержка села делает поставки сельскохозяйственной техники достаточно интересным бизнесом, даже если не брать в расчет возможность для махинаций с бюджетными деньгами. По крайней мере, как показывает история, без бюджетных вливаний этот рынок с места не сдвинуть.

А если посчитать потенциальные потребности республиканского АПК в механизации, становится еще интереснее. Методика расчета потребности, например, в комбайнах, официально принятая Министерством сельского хозяйства РФ, такова: на 135 га земли, засеянной зерновыми культурами, должен приходиться один эталонный комбайн, то есть комбайн 3-го класса с 5-метровой жаткой (например, «Нива»).

При этом эталонным считается комбайн не старше 10 лет, все остальные комбайны считаются выработавшими свой ресурс и подлежат списанию. Чего на практике, разумеется, не происходит: в Удмуртии комбайнов старше 10 лет — около 1100 единиц. Под понятие эталонного у нас попадает всего 592 комбайна. А зерновыми культурами в 2008 году, по данным республиканского Минсельхоза, засеяно почти 493 500 га. Нетрудно подсчитать, что потенциал рынка одних только зерноуборочных комбайнов в Удмуртии — 3064 единицы. И это только на сегодняшний день. В следующем году эта цифра может возрасти, если количество приобретенных зерноуборочных комбайнов будет меньше, чем подлежащих списанию.

Добавим к комбайнам трактора, грузовики, оборудование для животноводческих комплексов и запчасти для всех этих машин — и собьемся со счета. Обещая сельхозпроизводителям миллиард, Александр Волков, правда, говорил о покупке только 500 единиц техники. Но кто сказал, что этот миллиард — последний?

«Внедрение современных технологий требует приобретения дорогостоящей техники, — транслирует официальную позицию республиканской власти министр сельского хозяйства УР Александр Коробейников. — По этим причинам необходимо больше средств на субсидирование приобретения техники».

Республиканский рынок сельхозтехники делает привлекательным еще и то обстоятельство, что со следующего года в списки техники, подлежащей бюджетному субсидированию, впервые попадут не только отечественные, но и импортные машины.

Как пояснили в управлении по механизации республиканского Минсельхоза, такое решение было принято с учетом пожеланий самих хозяйств: машины зарубежного производства хоть и дороже, но удобнее в эксплуатации и обслуживании. Такое расширение номенклатуры делает активными участниками рынка целый ряд поставщиков, которым раньше приходилось довольствоваться небольшими объемами — покупки без государственных субсидий могут позволить себе немногие хозяйства.

В Минсельхозе прогнозируют, что самыми крупными игроками в закупочной кампании будущего года станут компании: «Удмурт-агроснаб», «Новая Техника» (работают с отечественными производителями), «Агродок», БАМ, «Автотехимпорт» (поставляют зарубежную технику).

Чтобы все по-честному

Впрочем, чиновники подчеркивают, что рекомендовать хозяйствам того или иного поставщика они не имеют права, не говоря уже о проведении конкурсов на выполнение госконтракта — централизованные закупки техники навсегда ушли в прошлое. По идее, уже одно это обстоятельство серьезно сокращает возможности для махинаций с бюджетными деньгами.

Видимо, эту же цель преследует и ужесточение схемы субсидирования, которое, скорее всего, произойдет с нового года. До сих пор для получения субсидий существовало два пути. Первый — организации АПК приобретают технику у поставщика за полную стоимость или на условиях лизинга, а затем обращаются в министерство за субсидией на приобретенную технику. Второй — организации АПК приобретают технику у поставщика по цене, сниженной на размер субсидии на данный вид техники, а затем уже сам поставщик обращается в министерство за субсидией. Иными словами, деньги из бюджета мог получить как сам покупатель, так и посредник. Но ныне действующая редакция Бюджетного кодекса России не предусматривает субсидирование посреднических фирм. Предполагается, по-видимому, что выделять деньги самим покупателям — так надежнее.

Неплатежи

На самом деле, говорят в управлении механизации республиканского Минсельхоза, большинство республиканских хозяйств и раньше предпочитали получать субсидии сами. Однако это не гарантировало поставщиков от неплатежей. Доказательство тому — кризис, который переживает старейший участник рынка — «Удмуртагроснаб». В декабре прошлого года 46% акций компании (контрольный пакет которой принадлежал и принадлежит Правительству УР) арестовали судебные приставы — за долги перед одним из дилеров, у которого закупалась техника. Эти долги, в свою очередь, сложились по причине неплатежей сельхозпредприятий. Не прошло и месяца, как акции были реализованы, а затем перепроданы.

Руководство компании недоступно для журналистов, но из неофициальных источников известно, что в итоге хозяином пакета стал известный ижевский бизнесмен, у которого до сих пор не было деловых интересов в сельском хозяйстве. И только этим летом (вполне возможно, ввиду предстоящего миллиардного финансирования) он всерьез занялся изучением потенциала своего нового актива — решает, продать его (как, видимо, планировалось изначально) или освоить новый для себя рынок.

Однако суть кризиса «Удмуртагроснаба» вовсе не в переходе пакета акций от одного собственника к другому. Став одним из звеньев цепочки неплатежей, он вполне может потерять доверие одного из ключевых своих партнеров — компании «Росагролизинг», которая под гарантии республиканского правительства обеспечивала «Удмуртагроснабу» возможность лизинга за счет средств, привлеченных, в том числе, из федерального бюджета. По крайней мере, со своими непосредственными заемщиками «Росагролизинг» не заключает новых договоров до полного погашения долга.

На рубеже

Пример «Удмуртагроснаба», впрочем, похоже, никого не напугал. «Наша компания уже приступила к верстке плана закупок и поставок техники на следующий год, — говорит Юлия Матыцына. — Мы проводим переговоры с нашими поставщиками, определяем номенклатуру, пытаемся просчитать рынок, чтобы быть максимально готовыми к следующему сезону». К верстке планов, зная правила игры на будущий год, уже приступили и другие компании-поставщики — фактически на рынке сельхозтехники уже сейчас царит оживление.

Возможно, поставщиков в какой-то степени успокаивает еще одно планируемое на 2009 год нововведение. Как сообщили в Министерстве сельского хозяйства, помимо общего увеличения объемов финансирования, «также планируется увеличить размер субсидий: с 30% стоимости техники до 50%». В то же время в Минсельхозе рассматривают возможность увязать размер государственной финансовой поддержки конкретным хозяйствам с результатами их работы — субсидировать покупки «из расчета на рубль реализованной сельскохозяйственной продукции».

Как эти идеи друг с другом вяжутся до конца, непонятно. Фиксированный высокий процент участия государства в приобретении сельхозтехники — это очередное признание неспособности предприятий АПК самостоятельно существовать в условиях рынка. А субсидирование в зависимости от результатов работы, наоборот, должно заставить хозяйства учиться самостоятельно зарабатывать. Пока схема субсидирования находится в разработке, и, вероятно, к реализации будет принят некий компромиссный вариант: например, господдержка будет зависеть от результатов работы сельхозпредприятий, но не превысит 50%.

На самом деле, компромисс между рынком и распределением сельхозпроизводители и чиновники ищут уже второй десяток лет и нынче, похоже, подошли к важному психологическому рубежу: АПК становится дотационным ровно наполовину. Если и в этой ситуации покупка техники приведет к неплатежам, поверить в то, что следующий шаг будет сделан в сторону рынка, будет сложно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.