Александр Ермолаев: «Гражданин всегда умнее государства»

О бессмысленности мер по ограничению пользования интернет-ресурсами, пиратских провайдерах и возможном расслоении на рынке доступа в Сеть в интервью СД рассуждает Александр Ермолаев, директор по развитию компании «Марк».

– Власти различными способами пытаются заставить провайдеров ограничить доступ пользователей Интернета к тому или иному контенту. В последнее время участились требования к операторам связи блокировать сайты, содержащие «экстремистские материалы». Не исключение и Удмуртия. В июле был запрещён текст ижевского блогера и внесён в федеральный список экстремистских материалов. Один из последних случаев – скандал с фильмом «Невинность мусульман». Как Вы относитесь к таким действиям властей?

– Как минимум, они довольно странные и, как все убедились, достаточно бесполезные и бестолковые. Суть проблемы очень простая: чиновникам была дана команда, соответственно, её побежали исполнять – кто как может, с различным пониманием ситуации и рвением. Но понимания явно недостаточно, и в результате прокуратура разослала более чем странное требование блокировать ролик по его названию. Но дело в том, что чисто технически это абсолютно невозможно. Мало того, они прислали письмо с просьбой блокировать до вынесения судебного решения, что само по себе выходит за рамки разумного, да и законодательства. Получается очень простая и смешная вещь: дана команда провести работу, работа проведена, бессмысленные бумажки разосланы. Машина сработала, показав свою бессмысленность и беспощадность. Заблокировать доступ, тем более по абстрактному названию, которое совершенно непонятно где выплывет, невозможно. Можно блокировать конкретный IP-адрес или какой-то URL, тип протокола, определённые параметры. При этом самое смешное, что если бы суд принял решение о том, что этот ролик является экстремистским, то Google это судебное решение исполнил бы. Проблема была бы решена, и никаких провайдеров напрягать бы не пришлось. Но беда в том, что грамотного решения не приняли. Как выяснилось, рвение у чиновников есть, а знаний не хватает. И дело не в отсутствии специалистов. Подобное заявление допускает министр связи, который, безусловно, является специалистом и понимает, что такое требование выполнить невозможно. В результате проблема возникла на пустом месте, а вслед за ней очень много шумихи. И на деле всё это вылилось в бесплатную, но громкую рекламную кампанию для YouTube.

– В Госдуму планируется внести законопроект, запрещающий использование анонимайзеров для изменения IP-адреса. Что это даст?

– Это будет только лишний раз доказывать, что суровость законодательства полностью компенсируется необязательностью выполнения, а в данном случае ещё и невозможностью выполнения. Картина, на мой взгляд, складывается довольно странная. Отследить нарушения будет невозможно. И самое главное, невозможно определить пострадавших от этих нарушений. А во-вторых, непонятно, будет ли вообще кто-то этим заниматься. С большой долей вероятности можно сказать, что ни того, ни другого не будет. Поэтому можно принимать безумные законы, но они не будут работать.

– А возможно ли применять эти законы избирательно?

– Зачастую бессмысленные законы, которые не могут работать для всех граждан, как раз и применяются избирательно. В первую очередь против тех, против кого надо что-то применить, – чем-либо неугодных властям. Однако даже избирательно их применять технически невозможно. Те же самые системы проксирования и маскировки развиты достаточно хорошо, и отличить маскировочный трафик от реального  не представляется возможным. В Сети он выглядит как совершенно нормальный запрос, а что там внутри, увидеть невозможно.

– Поступали ли к вашей компании какие-либо требования или предложения ограничить доступ на те или иные ресурсы?

– Безусловно, такие запросы поступают, и если по ним есть решения суда, в соответствии с законодательством РФ, мы их выполняем. Но я могу совершенно чётко сказать, что требования российского законодательства все компании, работающие в России, так или иначе, выполняют. По большому счёту, та система, которая призвана сделать систему фильтрации единой, упростила бы жизнь операторов. Потому что на сегодняшний день решения судов разрозненны, отменить или обжаловать это решение не всегда просто. А та система, которая предложена Минкомсвязи и которая должна заработать в октябре, по идее, эти проблемы решает, потому что есть вполне понятно прописанная процедура закрытия ресурсов и обжалования закрытия. Сейчас блокировки по IP-адресам довольно болезненны.

– Могли бы Вы привести пример?

– У Google есть хостинг Blogger, где находятся блоги. Суд вынес решение заблокировать один из адресов. Операторы в соответствии с этим решением ограничивают доступ. Но из-за того, что у каждого сервера бывает много адресов, люди на этот ресурс всё равно попадают. В то же время запрещённый адрес выпадает и на совершенно ни в чём не повинные блоги, по которым никаких решений судов не было. В результате созданы технические проблемы другим пользователям на пустом месте. То есть мероприятие оказалось бессмысленным, но пострадало очень много людей.

– С Вашей точки зрения, те адреса, которые вам приходилось блокировать, действительно были опасными для общества?        

– Мы даже не смотрим, что там. Да это и не так интересно. Поймите правильно, по IP-адресу установить, какой там контент, невозможно, потому что на одном IP-адресе, в случае если это хостинг, находится очень много доменов. Если вы войдёте в веб-браузер и введёте IP-адрес, который указан в решении суда, с большой долей вероятности вы не увидите тот самый запрещённый материал. Не потому, что он заблокирован, а потому, что это всего лишь адрес сервера, а не адрес конкретного информационного ресурса – доменное имя, например abvgd.com. На самом-то деле, когда вы заходите на тот или иной ресурс, вы обращаетесь к этому доменному имени. Ну и, соответственно, понять, что там блокируется, зачастую невозможно. Это чисто техническая работа – приходит уведомление о том, что есть судебное решение и по нему мы должны заблокировать туда-то доступ. И мы просто вписываем в фильтры этот IP-адрес.

– Есть ли вероятность того, что среди интернет-провайдеров произойдёт расслоение на тех, кто будет ограничивать свободу клиентов, и несогласных с запретами?  И не станет ли это фактором конкурентного преимущества?

– Безусловно, такое расслоение происходит. Но только немного не так. Есть провайдеры, которые игнорируют российское законодательство и блокируют ресурсы без решения суда. А есть провайдеры, которые неукоснительно следуют законам и ограничивают доступ только после решения суда. Первые, естественно, получают негативные отклики со стороны пользователей. Например, недавно отличился омский филиал «Ростелеком» – блокировали доступ на YouTube. Очевидно, когда юристы компании внимательно изучили поступившие из прокуратуры документы и, поскольку решения суда там не было, поняли, что вредят своим клиентам, они восстановили доступ. Причём, насколько я знаю, в запросе прокуратуры не было требования блокировать весь YouTube, а лишь ролик по названию. Это уже вопрос технической и юридической компетенции. Но я не думаю, что это фактор в реальной конкурентной борьбе. Однако есть операторы, которые не любят своих абонентов и готовы решать вопрос в угоду веяниям чиновников, а есть большинство, которые уверены, что законы нужно выполнять в соответствии с их требованием, а не в угоду чиновникам или каким-то своим собственным интересам.

– А могут ли возникнуть пиратские провайдеры, которые не будут вообще ограничивать доступ к Сети?

– Я не думаю, что в России возникнут пиратские провайдеры, которые будут предоставлять доступ к закрытым ресурсам. По большому счёту, пиратские провайдеры – это анонимайзеры и сети proxy-серверов. Провайдером же называется тот, кто имеет лицензию и легально работает на территории страны. Им игнорировать решения судов невозможно. Это бессмысленно. Если магистральные операторы блокируют указанный контент, то от действий провайдеров следующего уровня уже ничего не зависит. Условно говоря, если «Ростелеком», являясь магистральным провайдером, заблокирует адреса для всей страны где-то на международных стыках, то трафика, естественно, не будет. Поэтому активизация пиратских провайдеров возможна, в случае если они находятся под юрисдикцией других стран. По сути, их функции – это анонимизация, proxy, VPN. Иными словами, какой-то транзитный доступ. Это явление, безусловно, существует, но не имеет отношения к тому, что называется провайдерской деятельностью. Но, действительно, лазейки всё же есть, и кто-то ими пользуется.

– Должны ли, по Вашему мнению, быть в Интернете какие-либо ограничения или доступ к нему априори должен быть свободным?

– На мой взгляд, конечно же, Интернет должен быть свободным. Я не вижу смысла в этих ограничениях. Если вы хотите ограничить доступ в Интернет дома, для семьи, например, чтобы дети не видели что-то нежелательное, то существует множество специальных средств, которые устанавливаются непосредственно на конкретном компьютере или маршрутизаторе. И они достаточно хорошо работают. Сам Интернет ограничивать было бы возможно при наличии прозрачных демократических, адекватно работающих процедур. Но таких процедур нет, создать их пока невозможно. Поэтому все эти попытки ограничить доступ пользователей оказываются неудачными. Интернет настолько велик, что, затыкая одну дырку, в большинстве случаев вы пропустите кучу других. Зачастую в сфере интернет-безопасности дыры находятся там, где разработчики их и не ждут. Кроме того, Интернет сам по себе вторичен. В первую очередь нужно регулировать взаимоотношения людей, а не ограничивать доступ. Интернет – это просто железка, что вы от него хотите…

– Как Вы думаете, что будет происходить в дальнейшем с Интернетом в России?

– Я думаю, что его будут пытаться регулировать и возникнет ещё много странных законов. А как они будут работать, мне предсказать очень сложно, но вряд ли лучше, чем предыдущие. Есть очень важный момент: в самом Интернете как таковых границ нет. Приделывание туда государственных границ с флагами, я считаю, почти тупиковая затея. Даже с уровнем технологий, которые применяются китайским государством в борьбе с гражданами, оказывается, что всё равно люди находят лазейки. Не бывает такого, чтобы государство было умнее гражданина. Просто потому, что гражданин в своих потребностях заинтересован лично, а для чиновников – это всего лишь временная работа с 9 утра до 6 вечера.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.