Убилбанк

Региональные банки уходят с удмуртского рынка. Только в текущем году были отозваны лицензии сразу у двух местных банков, что, по мнению экспертов, вполне отвечает общероссийской тенденции — Центробанк вынуждает уходить с рынка мелкие региональные банки, считая, что чем меньше банков, тем лучше. Впрочем, не стоит винить в происходящем только политику регулятора — большинству из закрывшихся банков винить в своей смерти некого, кроме самих себя.

В августе Центробанк лишил лицензии  Мобилбанк, в мае — Уральский трастовый банк. Кроме того, за последние годы по тем или иным причинам закрылись такие местные банки, как Удмуртинвестстройбанк, Первомайский, Удмуртский пенсионный банк и С-Банк.

Недоверие к Трастовому

По словам бывшего сотрудника УТБ, согласившегося беседовать на условиях анонимности, корни проблем Уральского трастового банка уходят в 2008 год. Банк принадлежал скандально известной группе ВЕФК, которая владела еще семью кредитными организациями. «По сути, ВЕФК была банковской пирамидой. Она рухнула, и в результате на плаву осталась часть банков, с которыми надо было что-то делать. Акции дочерних банков ВЕФК, включая акции УТБ, были переданы в залог Агентству по страхованию вкладов (АСВ) на период проведения процедуры санации головного банка», — рассказывает банкир. В силу того что кредит заранее был невозвратным, перед агентством стояла задача реализации залога, чтобы хоть частично выручить деньги, потраченные на санацию ВЕФК. Однако в силу рыночной конъюнктуры спроса на такой банк, как УТБ, не было. Вместе с тем часть акционеров Уральского трастового банка передала акции банка другим лицам, что вызвало трения между новыми собственниками — начался корпоративный конфликт. Для того чтобы сохранить за собой банк, представителям новых акционеров необходимо было увеличивать уставный капитал, размыв долю лояльных АСВ акционеров. «Но так как вопрос был слишком политизированным и принципиальным для АСВ, начались судебные разбирательства, был задействован административный ресурс, заведены уголовные дела, в результате стало понятно, что проводить дополнительную эмиссию по увеличению уставного капитала УТБ нецелесообразно», — говорит собеседник.

По словам банкира, с осени 2011 года началось предвзятое отношение к банку и давление со стороны ЦБ. Время было выбрано не случайно — в декабре заканчивался срок, отведенный для проведения дополнительной эмиссии. Был введен запрет на прием новых вкладов, а объем средств вкладчиков зафиксирован на определенном уровне и не мог быть увеличен. Было понятно, что запрет уже не снимут, пока не будет найдено решение корпоративного конфликта. Это означало медленную стагнацию банка, теперь всё зависело от действий акционеров.

Неясно, в какую сумму обошелся УТБ новым акционерам, хотя за счет проведения различных операций и получения кредитов на аффилированные компании часть средств они, безусловно, вернули, а может быть, даже остались в прибыли, но когда среди клиентов банка началась паника и необходимо было экстренное вмешательство акционеров в виде финансовых вливаний, последние инвестировать в проблемный банк отказались. «Они отказались помогать банку, видимо, им уже стало ясно, что УТБ не дадут нормально функционировать и дальнейшие инвестиции бесперспективны», — рассуждает бывший сотрудник банка.

«Версия, по которой мелкие банки уходят с рынка в результате политики Центробанка, справедлива. Никто этого не скрывает. Но открыто не говорится, что, например, этот банк надо закрыть, а этот оставить», — поясняет он. Тем не менее «специфические» меры можно применить к любому банку. У каждого банка есть «скелеты в шкафу» — это те кредиты, по которым в любой момент можно переоценить группу риска и доначислить резервы, причем доводы представителей ЦБ оспорить в принципе невозможно, они правы по умолчанию, отмечает собеседник. Для мелкого банка дополнительное начисление резервов  всегда очень болезненный процесс, поскольку это влияет на размер капитала и прибыльность банка. А основная проблема мелких банков как раз нехватка капитала. По этой причине УТБ и ушел с рынка.

Демобилизация

Получить официальные комментарии от Мобилбанка не удалось. Однако, по словам осведомленного источника, с банком произошла достаточно стандартная ситуация. Он был куплен московскими инвесторами для развития, а затем последующей продажи. Раньше этот бизнес был высокоприбыльным. Сегодня же такая схема в связи с проблемами в экономике ожидаемой прибыли не приносит, поскольку спрос на небольшие региональные банки отсутствует. Кроме того, банк приобретался с портфелем «плохих» кредитов, в дальнейшем их доля только росла и составляла около 700 млн рублей, или около трети баланса.

По словам источника СД, для улучшения своего состояния банки применяют схемные сделки, когда «плохие» кредиты заменяются на «хорошие» — это кредиты, оформленные на различные аффилированные структуры, у которых не прослеживается прямая связь с акционерами банка. Данные займы обслуживаются, затем погашаются по сроку или досрочно и заменяются новыми кредитами. Получается, что был кредит, например, 5-й группы риска со 100%-ным резервом. Он заменяется на кредит другому ООО с более низкой группой риска, например, 3-й (21% резерва). Получается,  банк экономит 79% резерва, но кредит остается невозвратным.

Как считает банкир, практически у всех банков, неважно, мелких или крупных, есть схемные кредиты, кроме этого, в большинстве своем их уже научились вычислять сотрудники ЦБ. Чтобы замаскировать кредит, нужно переводить его на какое-то другое юридическое лицо. Когда заканчивается срок по кредиту, эта проблема возникает снова. Предприятию нужно найти «живые» деньги, чтобы закрыть кредит, либо сделать очередную переуступку на другое юрлицо. Проблема не решается, а оттягивается на определенный срок. Поэтому банки таким способом лишь отодвигают себе «судный день», но однажды он все-таки наступает. Бывший сотрудник Мобилбанка заметил, что помимо плохих кредитов банк потопил комплекс проблем, среди которых непонимание ситуации со стороны акционеров. По его словам, «собственникам была предложена программа по оздоровлению банка, в том числе с финансовыми вложениями, но они ее отвергли». При этом он заметил, что давление со стороны Центробанка не ощущалось.

Беды и расходы

В действиях Центробанка есть определенная логика. «Конечно, меры ЦБ принимаются для повышения надежности банковской системы. Мелкие банки, естественно, будут с рынка уходить либо объединяться в более крупные группы. ЦБ гораздо проще контролировать небольшое количество крупных игроков, нежели большое число мелких», — отмечают эксперты.

Также нужно учесть, что большинство банков находятся в системе страхования вкладов. И когда наступает страховой случай, то, как правило, у мелкого банка ликвидных активов очень мало, а пассивы — вклады, которые подпадают под страховой случай, составляют более значительные суммы, которые должно выплатить государство. К тому же мелкие банки в основном привлекают деньги только с депозитов или из средств акционеров. А многие заёмщики — юрлица, «физики» — имеют долгосрочные кредиты, неликвидный залог и т.д. Соответственно, взыскать все деньги, которые потрачены на выплату вкладчикам, практически нереально. Плюс достаточно распространена нечистоплотность конкурсных управляющих, которые далеко не всегда работают только за зарплату, говорят участники рынка. Поэтому, естественно, доля денежных средств, которую удается вытащить из обанкротившегося банка и которая доходит непосредственно до АСВ, очень мала и не покрывает те суммы, которые потрачены на выплаты вкладчикам.

Таким образом, чтобы избежать расходов в будущем, стоит задача по сокращению банков в системе страхования вкладов. Получается, что, с одной стороны, маленькие банки, в принципе, не нужны. От них только одни беды, расходы и головная боль. Но при этом никто не отменял конкуренцию. Уровень сервиса у «малышей» зачастую выше, чем у крупных игроков. Плюс для вкладчиков ставки по депозитам повыше. Другое дело, что сейчас это тоже мониторится Центробанком, и ставки выше 12% годовых уже на особом контроле. Считается, что расходы выше 12% годовых банком не отбиваются, говорят банкиры.

По мнению Сергея Казанцева, директора ижевского представительства ЗАО «Финам», локальные банки попросту не выдерживают конкуренции с крупными игроками. «Когда приходит федеральная сеть, она может себе позволить играть на этом рынке даже с убытком, для того чтобы завоевать долю рынка и делать это продолжительное время. А локальный банк рассчитан на работу в конкретном регионе и зависит от текущей конъюнктуры. Он не может себе позволить долго выдерживать такие условия, — поясняет финансист. — Кроме того, произошло падение спроса на банковские услуги, связанное с экономической ситуацией. С одной стороны, банки готовы выдавать кредиты, с другой — количество качественных заёмщиков сокращается. В первую очередь это касается предприятий и предпринимателей».

Ильдар Сахратов, директор филиала «ВТБ Страхование» в г. Ижевске, эксперт по банковскому сектору, полагает, что меньшая часть банков, уходящих из-за невыполнения требований ЦБ, представляют собой «отмывочные» структуры, либо дело в неграмотном менеджменте. «В основном же небольшие банки уходят в связи с недостатком ликвидности, а акционеры в нужный момент отказывают им в поддержке. Мелкие банки практически не допущены к фондированию из-за рубежа. А поток клиентов для открытия депозитов в связи с ограничениями ЦБ у них небольшой, то есть они не могут активно привлекать средства. Кроме того, в нишу экспресс-займов, которую занимали мелкие банки, пришли крупные игроки — такие как «Русский стандарт», «Хоум кредит». Также сюда планируют прийти Сбербанк и ВТБ24», — отмечает он.

Между тем в республике на сегодняшний день остались лишь два местных банка — Ижкомбанк и Быстробанк. Быстробанк приобретался группой профессиональных банкиров с целью его развития до крупного регионального банка и последующей перепродажи. Опять же ожидаемой прибыли этот бизнес не приносит, но и продавать сегодня доли в банке невыгодно — не та рыночная конъюнктура, уровень цен не настолько высокий, отмечают специалисты. Что касается Ижкомбанка, то он, по мнению экспертов, управляется хорошей командой, которая ведет бизнес довольно прагматично и сохраняет хорошие отношения с акционерами, от которых, в свою очередь, во многом зависит будущее банка.

Справка

Мобилбанк

ОАО «Мобилбанк» (ранее «Сарапульский коммерческий банк») было основано в 1990 году. По состоянию на 1 января 2012 года банком открыто три отделения: один филиал (г. Москва), один операционный офис (г. Йошкар-Ола) и один дополнительный офис (г. Сарапул).

На 01.01.2012 года из четырех самостоятельных банков Удмуртской Республики ОАО «Мобилбанк» по собственному капиталу занимало 3-е место.

Лицензия отозвана с 9 августа 2012 года.

 

УТБ

ОАО «Уральский Трастовый Банк» основано в 1993 году.

Размер уставного капитала — 300 млн рублей.

Являлся Уполномоченным банком правительства Удмуртии по операциям с ценными бумагами и реализации инвестиционных программ.

Лицензия отозвана приказом Банка России № ОД-391 от 31.05.2012 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.