С бараками разобрались. Программа переселения из ветхого жилья в Удмуртии выполнялась с огромным количеством нарушений

Владимир Путин решил жилищную проблему жителей ижевского барака на проезде Чапаева в Ижевске, переселение из которого было запланировано на 2029 год. Уже объявлено, что жильцы дома, ставшего известным всей стране, получат новое жилье на 11 лет раньше — в 2018 году. Им повезло — действие федеральной программы расселения из ветхого жилья заканчивается в 2017 году и будет ли она продолжена, пока неизвестно.

Муниципальным образованиям республики дано указание до конца года разработать собственные программы расселения ветхого жилья, которые, по словам врио главы республики Александра Бречалова, должны будут выполняться вне зависимости от наличия федерального финансирования. При этом главным вопросом остается не столько наличие денег, сколько контроль над тем, как они тратятся. Ревизия сделанного в этой сфере выявила огромное количество нарушений — от халатности до коррупции.

Ветхое жилье — сколько денег и квадратных метров

Региональная адресная программа по переселению граждан из аварийного жилищного фонда в Удмуртской Республике на 2013–2017 годы завершается 1 сентября.

По данным Минэнергетики и ЖКХ УР, на программу было выделено 3,16 млрд рублей, из которых 1,73 миллиарда (55%) поступили из Фонда содействия реформированию ЖКХ и 1,32 млрд рублей (41,7%) — из бюджета Удмуртской Республики.

В программу расселения попали только дома, признанные аварийными до 1 января 2012 года — 683 многоквартирных дома в Удмуртии, в которых на момент утверждения программы проживало 8,6 тысяч человек. Общая площадь расселения: более 107 тысяч квадратных метров.

К моменту завершающего этапа программы (2016-2017 годы) оставалось расселить 158 домов общей площадью 25 тысяч квадратных метров. Досрочно выполнили программу в Увинском, Якшур-Бодьинском, Камбарском, Кезском, Алнашском районах и в городе Сарапул. Под «выполнили» подразумевается — освоили выделенные деньги и расселили включенные в программу дома. В Ижевске, Завьяловском, Балезинском, Сарапульском районах контракты заключены не на все помещения. Ряд помещений предоставляются через выкуп и покупку квартир на вторичном рынке. Хуже всего ситуация складывается в Глазовском районе, Глазове и Воткинске, где могут не успеть выполнить все задачи по заключению контрактов на помещения, находящиеся во временных домах.

Взамен ветхого — новое аварийное жилье

На заседании федерального Госсовета в мае 2017 года глава Исполкома Общероссийского народного фронта Алексей Анисимов сообщил президенту страны, что не все регионы успевают выполнить к сентябрю 2017 года программу по расселению аварийного жилья и что переселенцам предоставляется некачественное жилье – так называемое «новое аварийное».

В ответ Владимир Путин поручил кабинету министров представить предложения по применению мер персональной ответственности высших должностных лиц в регионах, не обеспечивших исполнение обязательств по переселению. Анализ работы губернаторов и глав регионов должен быть проведен до 1 марта 2018 года.

Тогда же в Удмуртии началась тотальная проверка качества жилья, подготовленного для переселенцев. Ее окончательные результаты будут известны в августе, но уже предварительные данные показывают огромное количество нарушений, допущенных при ее реализации.

Путин в Ижевске
Владимир Путин на всю страну пообещал заехать к жителям барака в проезде Чапаева. И слово сдержал. Александру Бречалову досталась задача посложнее — найти жилье для «чапаевцев», чтобы выполнить поручение Президента «разобраться с бараками».

Рабочая группа проверки качества жилья, построенного и приобретенного по программе переселение граждан из аварийного жилья на начало июля обследоавала 143 из 204 таких домов. По словам руководителя группы, начальника Госжилинспекции УР Марата Исмагилова, группа выявила 1377 замечаний на 142 дома — в среднем больше девяти замечаний на дом, при этом в 13 районах из 18 количество замечания выше среднего. Например, в Камбарском районе выявлено 44 замечания на 2 дома, в Шарканском — 76 замечаний на четыре дома, в Ярском — 33 замечания на два дома. Пока только в одном доме комиссия не нашла никаких недостатков.

«Замечания к заказчикам — администрациям муниципалитетов — касаются строительных дефектов, которые выявляются при эксплуатации построенного или приобретенного жилья, и отклонений от СНиПов, проектной документации, — рассказал Марат Исмагилов. — Но больше всего вопросов по строительным дефектам. Видно, что, после того как бюджетные средства в дома были вложены, дальнейшего участия заказчика в контроле за состоянием объектов, за исполнением гарантийных обязательств не происходило. Внутренний контроль домов в муниципалитетах не работает, с собственниками и нанимателями взаимодействие не отлажено».

Трещины  и плесень

Некоторые факты, выявленные рабочей группой, просто поражают. Например, выяснилось, что муниципальные чиновники покупали для перселенцев жилье в домах, построенных по проектам, экспертиза которых не проводилась. Об этом говорит Александр Евсеев, руководитель Регионального Центра общественного контроля   в Удмуртской Республике: «Малоэтажные дома, особенно в 2014- 2015 годах, строились без прохождения государственной экспертизы проектов, так как для таких зданий это требование появилось лишь с 2016 года.  Поэтому качество таких проектов оставляло желать лучшего, —отметил он. — Годность к эксплуатации оценивалась по внешним параметрам и по соответствию дома конкурсной документации. Именно в таких домах отмечено большинство нарушений».

Жилье по программе строилось не только без проектов, но и — во многих случаях — очень плохо с точки зрения качества материалов и строительных работ. Обычный перечень недостатков в обследованных зданиях включает трещины в фундаментах и стенах зданий, плесень, низкое качество отделки, отсутствие в новых домах элементарных условий (печное отопление, туалеты на улице).

Член Регионального отделения Общероссийского народного фронта Удмуртской Республики Евгений Сомов, который входит в рабочую группу, считает, что все это — следствие отсутствия контроля за выполнением программы со стороны Министерства энергетики и ЖКХ УР и руководства муниципалитетов: «Выполнение программы было отдано на откуп строителям, зачастую недобросовестным. Отсюда такие проблемы во всех районах, как несоответствие построенных домов проектам, некачественно разработанные проекты, на реализацию которых администрации дают разрешение. Из-за того, что администрации не контролируют работы, становятся возможными строительные недоделки и недостатки, которые всплывают потом в уже построенном доме».

По мнению Евгения, отношение чиновников, отвечающих за выполнение программы к жилью, строящемуся взамен аварийных домов, можно охарактеризовать словами «и так сойдет»: в Кечево и Малой Пурге туалеты были построены на улицах, в Красногорье применено печное отопление, хотя доступен газ, во многих районах вместо современных материалов использовался в качестве утеплителя опил с торфом: «Видимо, строители старались удешевить проект, а администрации муниципалитетов закрывали на это глаза, рассчитывая на то, что люди не будут жаловаться. Действительно, так и происходило. Но когда мы приезжаем к переселенцам в дома, они видят, что ситуация небезнадежна, а помощь возможна, — для этого и нужен общественный контроль».

Воруют

Строили дешево и плохо, а платили за жилье вполне рыночную цену. Почему? В ряде случаев есть основания предполагать, что не только из-за отсутствия должного контроля и специалистов, но и потому что чиновники были заинтересованы в том, чтобы жилье было построено как можно дешевле, а заплатили за него как можно больше.

В селе Кечево Малопургинского района, при оговоренной цене 20 тысяч рублей за квадратный метр, работы были выполнены только на 13 тысяч, а заплачено – 28 тысяч рублей.

Уже возбуждены уголовные дела в Малопургинском и Игринском районах, где чиновники администраций согласовывали проекты, которые не соответствовали СНиПам и принимали в эксплуатацию дома, проживание в которых может быть опасным для жизни и здоровья. Там люди были переселены в дома, которые, по словам и.о. министра ЖКХ Удмуртии Ивана Маринина, не отвечают санитарным нормам: «Давление воды низкое. Вариант обеспечения теплом, не увязанный в единую систему отопления, не позволяет регулировать микроклимат в помещениях утеплительный материал — опил и земля, соответственно, теплопотери превышают нормативы».

Дополнительный штрих — было выявлено, что участок земли в центре села Малая Пурга, после сноса домов, которые, по словам жителей, были вполне еще пригодны для жилья, перешел в собственность одного из заместителей председателя правительства Удмуртии.  В Игринском районе администрация действовала позволила по документам ввести в эксплуатацию недостроенный дом, «освоив» выделенные средства.  По мнению членов Рабочей группы, скорее всего, эти дела не спустят на тормозах, так как о них было доложено на заседании Государственного совета РФ, и их взяло на контроль руководство страны.

Что дальше?

Говорить о том, что 1 сентября 2017 года проблема ветхого жилья будет решена не приходится. Помимо того, что республиканской власти предстоит «разобраться с бараками», которые были включены в программу, но еще не расселены и с новыми бараками, построенными взамен старых, есть еще значительное количество аварийных домов, которые не были признаны аварийными до 2012 года или по каким-то причинам не включены в программу, и дома, не признанные аварийными до сих их пор, хотя фактически таковыми являются.

И руководство республики уже заявило о намерении продолжить работу по расселению ветхого жилья за свой счет (если не будет федерального финансирования). Александр Бречалов дал поручение до 1 сентября 2017 года создать и до 1 января 2018 года принять свою программу расселения аварийного жилья в каждом муниципальном образовании. «Современная Удмуртия – это регион без бараков, – сказал он. — Мы будем к этому стремиться». По его словам, новая программа должна предусматривать различные модели переселения граждан. Муниципалитетам будет разрешено селить их в общежития и в неиспользуемые нежилые помещения, которые будут переводиться в жилые (в Ижевске уже планируется отремонтировать порядка 70 таких помещений).

При этом, по словам Александра Бречалова, социального иждивенчества быть не должно — государственная поддержка должна оказываться только тем гражданам, которые реально в ней нуждаются. Во всех других случаях, врио главы республики считает возможным  посильное участие самих переселенцев: это или льготная ипотека, или займ, или трехстороннее соглашение с работодателем. Помимо этого республика готова рассматривать варианты строительства домов для переселенцев с привлечением средств инвесторов, в рамках договоров развития застроенных территорий, а также наемных домов, построенных, в том числе за счет средств частных застройщиков. В общем республиканская власть готова к любым вариантам, которые будут помогать решить проблему не только путем дополнительных ассигнований из бюджета. И это понятно — сколько будет стоить своя программа по расселению пока неясно, а денег в бюджете не хватает и без нее.

Ветхое жилье — сколько нужно еще расселить

По данным Минэнергетики и ЖКХ УР, на начало июля 2017 года в Удмуртии насчитывается 348 домов с износом более 80%, еще не признанных аварийными.

684 дома получили статус аварийных после 1 января 2012 года. Из них 591 многоквартирный дом (более 6 тысяч человек) находится на стадии переселения. Площадь ветхого жилья составляет 673,4 тысяч квадратных метров или 2% жилищного фонда Удмуртии. Это, в основном, дома в сельской местности – 499,6 тысяч кв. метров, что составляет 4,2% сельского жилого фонда.

 

С бараками разобрались. Программа переселения из ветхого жилья в Удмуртии выполнялась с огромным количеством нарушений: 3 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.