Оплата научными

В Удмуртии есть наука и есть бизнес. Но, как выяснил СД, поговорив с учеными, пытающимися найти рыночное применение своим научным разработкам, не хватает среднего звена — инновационного менеджмента, который помогал бы бизнесу и науке взаимовыгодно сотрудничать.

Сложные годы

Минувший год для российской науки выдался сложным. Изменение политики государства в области науки было отмечено сразу двумя непопулярными решениями: о реформировании Академии наук и о переходе от сметной системы финансирования научных разработок к грантовой поддержке попутно с созданием Российского научного фонда. Государство, похоже, всерьез и справедливо задумалось об эффективности выделяемых российской науке средств.

По данным статистики, в 2013 году на финансирование фундаментальных и прикладных исследований из бюджета РФ потрачено 395 млрд рублей, рост по сравнению с предыдущим годом на 15 %. Всего на науку государство тратит 0,5 % ВВП и 3,4 % от всей расходной части бюджета. Это совсем немало — по общим масштабам финансирования исследований и разработок (в расчете по паритету покупательной способности национальных валют) Россия в настоящее время занимает девятое место в мире, уступая США, Китаю, Японии, Германии, Республике Корея, Франции и Великобритании, Индии.

На сегодняшний день в России научные исследования финансируются по трем направлениям. Первое — это программа госакадемий, финансирование по субсидиям на институты. Второе — федеральные целевые программы, от которых постепенно отказываются. И третье — научные гранты, которые и должны стать главным источником финансирования российской науки.

Вопрос научной результативности, который так стремится сегодня решить государство, так или иначе, упирается в коммерциализацию научных разработок.

Посчитали – прослезились

На этом фронте Удмуртия не выглядит особенно успешной. Статистика, характеризующая инновационное развитие республики, выглядит удручающе.

В Удмуртии трудятся две с половиной сотни исследователей, имеющих научную степень. В соседней Башкирии — более тысячи человек, в Татарстане — более 1,6 тыс. человек, а в Нижегородской области — 2,3 тыс. остепененных ученых. Это абсолютные цифры. Относительные — к численности населения региона — дают картину не более оптимистичную. В Нижегородской области на 100 тысяч человек населения приходится 72 ученых, в Татарстане — 42 человека, в Башкортостане и Пермском крае — уже по 27 исследователей со степенью, а в Удмуртии — 17 ученых. В итоге по кадровому и интеллектуальному потенциалу мы замыкаем десятку регионов ПФО.

В общем рейтинге Ассоциации инновационных регионов России (АИРР) за 2013 год Удмуртия расположилась на 30-м месте в группе средних регионов-инноваторов, отвоевав по сравнению с прошлым годом целых 9 позиций. Нам не хватило одного шага, чтобы войти в группу средне-сильных инноваторов, где, кстати, расположились многие наши соседи по округу — Башкортостан, Мордовия, Чувашия, Ульяновская и Пензенская области.

По уровню развития научных исследований и разработок в прошлом году Удмуртия заняла 39-е место вслед за Калужской областью. А по рейтингу инновационной деятельности — 32-е место. Здесь учитывались такие параметры, как удельный вес инновационных предприятий в общем числе организаций, их продукция, число изобретений по отношению к численности населения, затраты на технологические инновации. Причем созданные в регионе социально-экономические условия для развития инноваций также характеризуются средними значениями — по бюджетным затратам на технологические инновации, по удельному весу занятых в высокотехнологичных сферах экономики, по использованию компаниями IT-технологий мы заняли 26-е место по России.

Наши могут

—  Проблема заключается не только в науке, а в востребованности ее результатов в реальном секторе экономики, в той инфраструктуре, которая поможет обеспечить эффективное взаимодействие научного сообщества и промышленных предприятий, — говорит руководитель управления «Центр стратегических инициатив и развития» ИжГТУ, д.х.н., профессор Михаил Плетнёв. — Сегодня региональная инновационная политика носит характер очаговой активности со спонтанными решениями. Да, у нас есть определенные инструменты для этого — ежегодные инвестиционные форумы, всевозможные региональные программы. Но в комплексе они так и не стали частью федерального процесса, зачастую игнорируя потенциал местных научных и образовательных учреждений.

А наука сегодня большей частью концентрируется именно в вузах и НИИ. Производственная база осталась за предприятиями. Связь между ними после распада СССР была утрачена. В Удмуртии элементная база не до конца выстроена — так и не открыт технопарк, отсутствуют венчурные фонды и пр.

— В инновационной инфраструктуре сегодня необходимо правильно организовать элементную базу, найти организационные формы, которые позволят развить имеющийся у республики кадровый потенциал, — утверждает проректор по научной работе и инновациям УдГУ, д.б.н., профессор Игорь Меньшиков. — И основа этого лежит в системе высшего образования, которое сегодня активно перестраивается. Меняются и принципы управления научным и образовательным процессом. Вот вузы и работают в условиях конкуренции, все хотят продемонстрировать свои возможности, соревнуясь за хорошего абитуриента, за право заключения хозяйственных договоров с предприятиями, конкурируя в рамках федеральных целевых программ и конкурсов. Государство активно стимулирует науку к выходу на рынок, на развитие новых форм бытия. Ученый должен теперь не только сказать, что ему надо, но и то, какой результат его исследование даст. Так появляется рынок технологий, где ученый должен уметь себя продать. В целом —защищать компетентность своим научным коллективом, школой, опытом, списком публикаций. И если эксперты и инвесторы увидят, что в него эффективно вкладывать, они в него вложат.

По словам исполнительного директора АНО «Центр развития инноваций УР» Кирилла Масалова, республиканский рынок инноваций находится в зачаточном состоянии — есть научные разработки, которые где-то близко имеют большой потенциал коммерциализации, но до внедрения в производство им еще далеко.

— Инновации начинаются тогда, когда научная идея начинает внедряться в производство. Ученых с разработками, которые можно реализовать здесь и сейчас, немного. У нашей молодежи есть исследовательский потенциал, они могут решить достаточно задач, — говорит г-н Масалов. — Но почему не получается? Бог его знает. Может, они не могут выйти на нужных людей на заводе, может, завод не хочет большую активность проявлять? Но насколько я знаю, промышленные предприятия Удмуртии потихоньку начинают решать вопросы инновационного развития, и свои какие-то околонаучные задачи они решают своими силами или привлеченными. Это могут быть и местные, и ученые из-за пределов региона.

Проректор по научной работе ИжГТУ, д.т.н., профессор Александр Коршунов поделился позитивным опытом выстраивания взаимодействия вуза и промышленных предприятий региона. Это взаимодействие строится по нескольким линиям. Во-первых, это базовые кафедры на предприятиях (концерн «Калашников», ОАО «Ижевский мотозавод «Аксион-холдинг»), позволяющие готовить кадровый резерв, проводить совместные научные исследования и опытные разработки. Во-вторых, ИжГТУ, пожалуй, один из немногих вузов страны, который разработал программы стратегического и инновационного развития для предприятий-гигантов — Воткинского машзавода, ОАО «Ижевский мотозавод «Аксион-холдинг». Теперь такая же программа готовится для сарапульского ООО «Элеконд».

— Сегодня существует очень жесткая конкуренция, поэтому нужно четко позиционировать эти предприятия на федеральном уровне, — объясняет Александр Коршунов. — Для этого и разработаны данные программные документы. Они предусматривают не только концептуальные положения, но и конкретные инициативы по расширению объемов НИОКР, коммерциализации высокотехнологичных разработок и т. д. И такой опыт взаимодействия вуза с предприятиями региона может стать частью республиканских программ.

Малые инновационные

В 2009 году Федеральный закон № 217-ФЗ разрешил создавать малые инновационные предприятия (МИПы) при вузах и НИИ, при которых научные идеи выводились бы на уровень производственных внедрений. Сегодня в ИжГТУ присутствуют 15 таких предприятий, в УдГУ — порядка десяти.

Как отмечает директор бизнес-инкубатора ИжГТУ Максим Стрелков, данные компании ведут свои разработки в сфере IT-технологий, машиностроения, приборостроения. Некоторые предприятия возглавляют студенты старших курсов, некоторые — наемные менеджеры со стороны, другие — сами профессора и исследователи.

— Надо понимать, что внедрение инноваций требует времени, по моим подсчетам, в среднем три года, поэтому из 15 предприятий у нас только треть относительно успешно коммерциализирует свои проекты, —  говорит Максим Стелков. —  Они еще не окупаются, но уже нашли клиентов. Остальные же находятся на стадии работы над продуктом».

В ИжГСХА таких предприятий немного. Одно из них — ООО «Агроинженерные технологии» — ведет сам декан агроинженерного факультета, д.т.н., профессор Павел Максимов. Предприятие занимается разработкой сельскохозяйственной техники, научными исследованиями.

— Свое предприятие мы создали в 2010 году. Довели до ума нашу конструкторскую разработку, победили в конкурсе, нашли заказчиков. Даже Александр Волков в бытность свою президентом приезжал посмотреть на нашу продукцию. Мы ему показали работу машины в поле в сравнении с серийным образцом из Рязани. Наша была лучше. Была обещана финансовая помощь для производства опытной партии машин и проведения их испытаний.  Но на этом дело и закончилось, — делится опытом Павел Максимов. — Сегодня наши заказчики — фермеры. Единственное, чего нам удалось добиться  — обещания от Министерства сельского хозяйства УР 50 %-ного субсидирования на производимую технику для сельхозтоваропроизводителей Удмуртии. Но для этого надо пройти официальные испытания на МИС (машино-испытательной станции) и получить соответствующий сертификат, что, естественно, требует дополнительных расходов. Все зарабатываемые нами средства практически полностью идут на дальнейшие разработки и исследования. Поэтому заниматься  выставочной деятельностью и проводить активную маркетинговую политику мы просто не в состоянии. Вот такой замкнутый круг.

Кадровый вопрос

В прошлом году от российских ученых и изобретателей поступило 45 тысяч заявок на выдачу патентов на изобретения, причем удовлетворено только 31,6 тысячи из них. Для сравнения, в Китае за это время выдано 208 тысяч патентов. Исследователи из Удмуртии в прошлом году получили 83 патента на изобретения и 130 — на полезные модели. Ситуация по сравнению с прошлыми годами сильно не поменялась. А вот по используемым передовым технологиям наш регион идет почти вровень с Татарстаном, Пермским краем, Саратовской областью, более чем в два раза уступая безусловному лидеру в ПФО — Нижегородской области.

Кирилл Масалов говорит о двух проблемах коммерциализации местной науки — отсутствии правильной «упаковки» научного проекта и отсутствии команды.

— У ученых есть видение, как реализовать проект, как они его сами понимают. Оно не то чтобы неправильное — оно не всегда оптимальное. Ученый всё же является ученым, его задача — заниматься разработкой. А здесь нужен управленец. То есть тот человек, который смыслит в менеджменте, маркетинге, финансах. Даже молодежные проекты магистрантов, аспирантов, если к ним прикрепить 1-2 таких менеджера, могут состояться.

Опрошенные эксперты в унисон говорят о необходимости подобного рода управленцев. Ведь каждый должен заниматься своим делом. Игорь Меньшиков говорит про сталкер-менеджеров, которые при бизнес-инкубаторах будут помогать стартапу в разных областях.

— Пока путь от лабораторного стола до технологии не выстроен. Нужны люди, которые всё это соединят. Ну, подготовим мы десять инженеров, а кто будет коммерциализацией заниматься? Они сами? Поэтому сегодня актуальны и юристы в области авторского права, и экономисты в области инновационного менеджмента.

На вопрос, какое же реальное место может обеспечить удмуртская наука, эксперты склоняются к мнению о двадцатке регионов России. Хотя по некоторым направлениям мы можем войти и в десятку лучших.

— У нашей республики мощные конкуренты, всё же фактор территории нельзя сбрасывать со счетов, — говорит Михаил Плетнёв. — У нас будет хорошее место по инновационному развитию по IT-технологиям, по продукции специального назначения ВПК и по агропромышленному комплексу. Вот три точки роста, которые могут сыграть свою роль при должном внимании местных властей к вопросам инновационного развития региона.

Внутренние затраты на научные исследования и разработки по субъектам Российской Федерации (млн рублей)

 200720082009201020112012
Российская Федерация371080,3431073,2485834,3523377,2610426,7699869,8
Приволжский федеральный округ51207,157148,563513,774942,491012,1109155,0
Республика Башкортостан2783,23352,53480,94083,05413,77014,9
Республика Марий Эл248,3161,6112,3124,9140,1136,6
Республика Мордовия371,8532,6647,4520,5601,3671,9
Республика Татарстан4674,05554,85556,46447,98622,010447,5
Удмуртская Республика523,8459,3534,1457,7787,5843,1
Чувашская Республика246,9513,5488,2647,8849,91206,3
Пермский край5557,86067,77203,87428,08245,49489,2
Кировская область531,0643,9843,8849,7901,01095,9
Нижегородская область20227,623094,524697,431361,436250,544524,0
Оренбургская область456,1566,0520,7487,4539,8565,3
Пензенская область1561,01699,41903,62497,33730,73987,0
Самарская область9485,89061,811327,312517,614406,917601,1
Саратовская область1506,41825,01866,62365,32693,23020,7
Ульяновская область3033,53615,84331,25154,17830,28551,6

Удельный вес инновационных товаров (работ, услуг) в общем объеме отгруженных товаров (работ, услуг)

Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг
2009201020112012
Российская Федерация4,54,86,38,0
Приволжский федеральный округ9,310,211,312,7
Республика Башкортостан4,55,55,66,0
Республика Марий Эл3,12,94,91,0
Республика Мордовия20,223,122,022,9
Республика Татарстан17,915,614,918,4
Удмуртская Республика2,04,03,56,4
Чувашская Республика9,28,96,122,6
Пермский край4,210,97,77,7
Кировская область6,06,67,27,2
Нижегородская область6,510,217,117,0
Оренбургская область1,92,72,61,6
Пензенская область5,24,97,011,5
Самарская область17,814,221,524,5
Саратовская область7,97,02,73,4
Ульяновская область8,817,619,88,5

 

Оплата научными: 1 комментарий

  • 23.07.2014 в 09:35
    Permalink

    табличка не наглядная. выравняли бы по объемам и процентам – сразу было бы видно на каком мы месте. а так высматривал-высматривал – похоже третьи с конца…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.