Неравный брак

В августе 2012 года Россия может стать членом ВТО. С присоединением нашей страны организация станет практически всемогущей – под ее контролем окажется более 97 процентов мировой торговли. Бывший министр финансов России Алексей Кудрин заявил, что присоединение даст 3-4 процента дополнительного прироста ВВП за 10 лет. Однако очень немногие настроены столь же оптимистично. СД переговорил с руководителями производств и экспертами и выяснил, что они ожидают от присоединения к ВТО в основном минусы.

Сельские проблемы

Главная задача для всех регионов России после вступления в ВТО – это повышать конкурентоспособность. Теперь страна не сможет защитить низкую производительность только пошлинами. Придется перестраивать как сельское хозяйство, так и промышленность — модернизировать производства, внедрять современные технологии и готовить высокопрофессиональные кадры.

Сама Всемирная торговая организация и Минэкономразвития заявляют, что членство в ВТО предоставит России новые возможности для развития. Однако опыт развивающихся стран и «азиатских тигров», вступивших в ВТО, демонстрирует обратное: упадок промышленности и разорение сельскохозяйственных производителей, рост безработицы, понижение экологических норм и норм безопасности питания, навязывание ГМО, введение платы за медицину и образование, повышение цен на воду, транспорт и другие общественные блага.

«Возьмем пример Венгрии: несколько десятков лет она поставляла в страны «социалистического лагеря» овощную продукцию, — делится мнением генеральный директор сельскохозяйственного предприятия ООО «Юрино» Михаил Шерстобитов. — После вступления в ВТО сельского хозяйства в Венгрии практически не стало. Второй пример — Украина — житница сала: после вступления в ВТО своего сала у Украины почти не осталось, оно поставляется из Польши».

По мнению Михаила Шерстобитова, наибольший ущерб от вступления в ВТО получит сельское хозяйство — как в Удмуртии, так и по всей России. «Большинство стран-членов ВТО уже лет 20 состоят в этой организации, у них наработан опыт, применяются в сельхозпроизводстве совершенные технологии, и уровень подготовки кадров там совсем другой. Да и климат наш значительно отличается от климата других стран-членов ВТО: у нас огромные затраты уходят на тепло, электроэнергию и топливо. Еще и техника наша не идет ни в какое сравнение с иностранной. То есть нам придется полностью модернизировать парк сельхозтехники, применять более дорогостоящие технологии, повысить качество продукции», — говорит он.

Директор ООО «Юрино» считает, что власть и банки должны кардинально пересмотреть существующую кредитную политику – предоставлять сельхозпроизводителям кредиты не под 12-14 процентов, а под 2-3.

С ним согласен и руководитель другого СПК — Александр Гришин. «Четыре года назад я ездил в Германию, общался с фермерами, — рассказывает он. —  Так там ставка кредита 3 процента, а во время финансового кризиса им снизили ставку до 1 процента. У нас ставки — 14 процентов, минимальная — 12 процентов — на посевную. И мы вынуждены ежемесячно подтверждать в Минсельхозе кучу бумаг, чтобы нам дали субсидию на эти процентные ставки. Если при вступлении в ВТО ставки останутся такими же, мы скатимся в яму. Да и конкуренция с такой разницей в процентных ставках будет неравная. Сделали бы как в Европе — 3 процента, и никаких субсидий не надо».

Уступили

Присоединение к ВТО вызывает опасения у многих производителей в республике. На «Ижнефтепласте», например, ожидают, что прежде всего пострадают те производители — как российские, так и удмуртские, — которые работают на внутреннем рынке. А выгоду получат лишь предприятия, поставляющие продукцию на внешний рынок. Между тем, по мнению экспертов, таможенные пошлины напрямую касаются только одного процента предприятий.

«Из числа удмуртских предприятий на внешнем рынке работает один процент, соответственно, остальные девяносто девять становятся под удар», — говорит генеральный директор ООО «Ижнефтепласт» Юрий Меркушев.

По его мнению, Россия слишком рано вступила в ВТО. Предприятия не готовы. Во-первых, не отрегулирована кредитная и налоговая системы; во-вторых, в стране слишком высокие энергетические тарифы; в-третьих, Россия не выдержит конкуренции по кадрам, поскольку социально-экономическая политика последних 20 лет привела к кадровому голоду.

Между тем именно для того, чтобы плавно перестроиться  на новые «рельсы», российская делегация на переговорах по вступлению в ВТО отстояла ряд преференций.  Например, тарифы для промышленных предприятий будут регулироваться не контролирующими органами ВТО, а российской властью.  Достигнуты договоренности и по сельскому хозяйству — о том, что Россия будет снижать объем господдержки сельского хозяйства постепенно: лишь к 2018 году уровень господдержки снизится с сегодняшних 9 млрд долларов США до 4,4 млрд долларов.

Заместитель начальника отдела ВТО Департамента торговых переговоров Министерства экономического развития РФ Андрей Кулишов считает, что российской стороне удалось добиться от ВТО многого. «России удалось отстоять множество позиций, которые помогут нам плавно войти в ВТО, — говорит Андрей Кулишов. — Россия не берет на себя никаких обязательств по обеспечению доступа к своим природным ресурсам. Это была наша принципиальная позиция на переговорах. Мы не взяли на себя обязательств по трубопроводному транспорту, по выравниванию внутренних и мировых цен на ресурсы, в том числе на газ. Не взяли обязательств по разделению госмонополий. Мы не присоединились к соглашениям ВТО по торговой и гражданской авиатехнике, которые бы открыли доступ на наш рынок иностранным производителям».

Желтая корзина

По разделу сельского хозяйства для России определили так называемую «желтую корзину» (когда меры господдержки имеют искажающее воздействие на торговлю).

Так вот России позволили не снижать объемы господдержки сельского хозяйства в течение переходного периода — до 1 января 2018 года.

«Это вообще беспрецедентно для присоединяющейся страны, — говорит Андрей Кулишов. —  Обычно все страны после присоединения к ВТО обязаны сразу же снизить объемы господдержки села».

Однако в условиях присоединения России к ВТО четко обговорено, какую именно господдержку она может оказывать сельскому хозяйству. Напрямую, из бюджета страны, финансировать крестьян нельзя, можно лишь компенсировать потери от стихийных бедствий, выделять средства на формирование инфраструктуры и подготовку кадров.

Отстояла Россия и позиции по обороту мяса. С момента вступления в ВТО страна продолжит применение режима тарифного квотирования при импорте охлажденного и мороженого мяса крупного рогатого скота (КРС), свинины и мяса птицы. У нас сохраняется возможность определения ценовых пошлин по мясу КРС и мясу птицы. Также сохранится ставка ввозных пошлин по мясу КРС и птицы на уровне действующих. В дальнейшем России запретят осуществлять тарифное квотирование мяса птицы, но конкретный срок пока не определен.

«Россия приняла обязательство об отходе от тарифных квот на свинину в 2019 году, — говорит Андрей Кулишов. — После отмены этих квот будет установлена обычная пошлина. Для мяса КРС она будет равна 27,5 процента, для мяса птицы — 37 процентам, для  свинины — не более 25 процентов».

Достаточно высокий уровень тарифной защиты сохранится и на молочную продукцию.  В отношении молока, сливок и сгущенки на момент присоединения запланировано снижение действующих ставок с 25 до 20 процентов. В целом все ставки будут возвращены на состояние 1 января 2010 года.

Дорогу автопрому и сталеварам

Уникальным событием в Минэкономразвития России называют договоренность о переходном периоде по инвестиционному режиму промышленной сборки автомобилей. Существующий режим промышленной сборки будет действовать до 1 июля 2018 года, и по истечении этого срока объемы поддержки сокращены не будут. Это напрямую касается и Ижевского автозавода.

Выгодно членство России в ВТО будет для сталеваров, которые активно поставляют сталь за рубеж, в том числе и для ОАО «Ижсталь». Западные профсоюзы сталеваров делали всё, чтобы помешать российским производителям экспортировать свою продукцию — слишком дешевая. Поэтому против российской стали на Западе постоянно шли антидемпинговые расследования, а пока идет такое расследование, поставлять товар страна не может. Теперь же, при повторении подобных ситуаций, сталевары «Ижстали» и других российских сталелитейных предприятий смогут обращаться в суд ВТО.

Снизят пошлины

Первым аргументом в защиту членства России в ВТО российские политики называют то, что на отечественном рынке появятся дешевые иностранные товары. Достигнуто это будет благодаря снижению таможенных пошлин (которые защищают рынок от излишнего присутствия иностранных товаров). Но снижение будет небольшим — в среднем на 3 процента — и будет проходить постепенно. То есть ощутимого снижения потребительских цен ожидать не стоит.

По данным Министерства экономики Удмуртии, на сельскохозяйственные товары пошлины снизятся с 13,2 до 10,8 процента, на товары обрабатывающей промышленности — с 9,5 до 7,3 процента.

«Снизятся пошлины на парфюмерию и косметику, мыло и моющие средства, бытовую электротехнику и электронику, заграничные лекарства, а также медицинское оборудование и лекарственные субстанции (из них делаются медикаменты, живые цветы, часы, игрушки, соки и безалкогольная продукция), морепродукты, — говорит министр экономики Удмуртии Михаил Зайцев. — А вот молока, сливок, сливочного масла эта корректировка практически не затронет. С 25 процентов пошлины снизятся до 20 процентов. Чай и кофе перемены не затронут. И впредь Россия без согласования не сможет поднимать пошлины на иностранную продукцию».

Очевидно, что пока четкие прогнозы по последствиям вступления России в ВТО не сможет дать никто. Как говорит министр экономики Удмуртии Михаил Зайцев, во-первых, на федеральном уровне пока не определено правовое поле для производителей в новых условиях, то есть они пока не знают, какие требования будут предъявляться к продукции и производствам для участия на мировом торговом рынке. Во-вторых, успех будет зависеть от самих производителей — насколько оперативно и эффективно они смогут учесть все правила работы на едином торговом пространстве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.