Карманная экономика

Республиканские чиновники впервые публично отчитались о своих доходах. Эта кампания была разрекламирована как новая мера борьбы с коррупцией. Скептики с самого начала сомневались в ее эффективности, а на практике вместо объявленного ужесточения контроля чиновникам наоборот вышло послабление.

Сам по себе отчет госслужащих о доходах и имуществе – это вовсе не нововведение. По словам начальника кадровой службы Администрации президента и правительства Александра Скобкарева, такая обязанность у республиканских чиновников существует уже около 10 лет, и за это время отработана стандартная процедура ее исполнения: сотрудники кадровых служб органов власти раздают бланки деклараций, которые нужно заполнить до 1 апреля и сдать обратно в кадровую службу.

Отработана и схема проверки достоверности представленных сведений. Во-первых, их сверяют с данными бухгалтерии. По словам Александра Скобкарева, как правило, суммы оказываются идентичными. Во-вторых, вплоть до 2010 года декларации чиновников проверяли в шести инстанциях, в том числе в налоговой,  Росрегистрации, ГИБДД и водной инспекции. Правда, Александр Скобкарев признает, что провести такую проверку удавалось не всегда: например, налоговая служба отказывала в предоставлении сведений о наличии бизнеса в собственности слуг народа. Да и знают во всех инспекциях и регистрациях о чиновниках не больше, чем те сами захотели о себе сообщить…

По сути, декларационная кампания всегда состояла из набора формальных процедур. Нынче этот набор несколько изменился.

От заполнения деклараций освободили рядовых чиновников, в работе которых коррупционный риск стремится к нулю, – специалистов и консультантов. Вместо них о доходах и имуществе впервые отчитались супруги и несовершеннолетние дети чиновников. Причем эту информацию кадровые службы органов власти вообще принимают как данность, поскольку не могут сверить ее даже с данными по основному месту работы.

А обязательные запросы в регистрирующие органы с этого года и вовсе отменили. Теперь они будут делаться только в случае поступления жалоб от населения или информации от правоохранительных органов. Во всех остальных случаях чиновников теперь контролирует общественность – сведения о доходах и имуществе опубликованы на официальных сайтах органов власти и в СМИ.

Теперь все знают, что республиканские чиновники уровня министра или председателя постоянной комиссии в Госсовете зарабатывают от 1 до 1,5 млн руб. в год, то есть от 80 с небольшим до 130 с небольшим тыс. руб. в месяц. Порядка 3-3,5 млн руб. в год зарабатывают только три первых лица – президент, председатель правительства и председатель Госсовета.

О том, что доходы у чиновников гораздо выше, чем у врачей и учителей, общественность догадывалась и раньше. Но и теперь она не получила ответа на вопрос, за что им платят такие деньги. Комментарии кадровиков на эту тему довольно скупы. По словам Александра Скобкарева, оклады у чиновников одного уровня одинаковые, но в разных госструктурах предусмотрены разные надбавки, например, за особые условия работы; плюс премиальные, плюс стажевые – в итоге в год набегают указанные суммы. По законодательству, помимо бюрократической чиновникам разрешена преподавательская и творческая деятельность, а в последние несколько лет они могут по разрешению руководителя администрации подрабатывать и в коммерческих структурах. Александр Скобкарев говорит, что такие случаи есть, но их немного.

Более детальная информация обнародованию не подлежит, поэтому чем чиновники заслужили премии и сколько времени отнимает у них подработка, судить невозможно. В результате общественный контроль, как и предполагалось, свелся к досужим пересудам.

В плане коррупции обывателям теперь тоже есть о чем поговорить. Например, о том, какие суммы вознаграждений могут заинтересовать людей с такими зарплатами. Можно ли считать такие разговоры антикоррупционными – большой вопрос.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.