Не халявщики. Партнеры.

Россияне стали задумываться об обеспеченной старости. В первом квартале 2008 года правом перевести накопительную часть пенсии в негосударственные пенсионные фонды или управляющие компании воспользовалось в три раза больше будущих пенсионеров, чем за весь прошлый год. Эксперты связывают это с принятием закона о софинансировании пенсий и предсказывают еще более существенное оживление на рынке НПФ осенью этого года.

Спасение утопающих

Пенсионная реформа, которая продолжается в России уже шестой год, этой осенью сделает качественный рывок. С 1 октября 2008 года вступает в действие Федеральный закон «О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений», который в просторечье окрестили «законом о софинансировании пенсий». В нем государство обещает удвоить сумму, добровольно внесенную будущим пенсионером на свой пенсионный счет. Размер добровольных взносов закон ограничивает 2-12 тысячами рублей, государство будет софинансировать их в течение десяти лет.

Закон возвращает право копить на пенсию тем, кто родился с 52-го по 66-й годы — после первых трех лет пенсионной реформы этих людей незаслуженно обидели: денег в Пенсионном фонде стало не хватать, и накопительную часть пенсии для них тогда решили отменить. Кроме того, впервые по новому закону возможность накопить на пенсию получили и работающие пенсионеры: им на каждую тысячу личных перечислений государство добавит не одну, а четыре тысячи рублей, но не более 48 тысяч в год. Правда, на время участия в таком софинансировании работающий пенсионер должен будет отказаться от получения пенсии.

«Вся накопительная часть пенсии будет формироваться из нескольких составляющих, — объясняет Людмила Камолкина, руководитель группы организации и учета процесса инвестирования Пенсионного фонда РФ по Удмуртской Республике. — Во-первых, это обязательные налоговые отчисления, которые никто не отменял (включены в единый социальный налог). Во-вторых, дополнительные страховые взносы от 2 тысяч рублей, которые может сделать сам человек, и сюда же включается софинансирование от государства, и, наконец, дополнительные вклады на пенсионный счет работника, который может делать работодатель. Для работодателя будет выгодно делать, помимо налоговых, дополнительные отчисления — за это он получит налоговые льготы. Их получает и застрахованный человек, если платит сам за себя, — в виде налогового вычета».

Государство решилось на этот аттракцион неслыханной щедрости вовсе не от хорошей жизни, скорее наоборот. Анализируя демографические перспективы России, в Пенсионном фонде пришли к выводу, что к 2050 году на каждого работающего гражданина будет приходиться один неработающий, и дефицит фонда будет постоянно нарастать. Следовательно, государственная пенсия не сможет бесконечно расти такими темпами, как сейчас, и вряд ли будет обеспечивать пожилым людям не то что обеспеченную, а хотя бы достойную жизнь. И единственное, что в этой ситуации государство может сделать для будущих пенсионеров, — привлечь к спасению утопающих самих утопающих.

Пенсионный бум

До сих пор заставить думать о пенсии тех, кому до нее еще далеко, не удавалось. Накопительную часть пенсии уже 4 года, как можно передать в управление негосударственных пенсионных фондов или частных управляющих компаний. При этом она может прирастать до 15 процентов в год, поскольку НПФ и частные УК имеют более широкий инвестиционный портфель, чем Внеш-экономбанк, который управляет пенсионными накоплениями от имени ПФ РФ и может инвестировать их только в государственные ценные бумаги с доходностью ниже уровня инфляции.

Но за 4 года в Удмуртии из 775 тысяч будущих пенсионеров только 27 тысяч — примерно каждый двадцать восьмой! — поняли, что в государственном пенсионном фонде их накопления попросту съедает инфляция, и доверили накопительную часть пенсии более эффективным структурам.

Систему софинансирования придумали, чтобы простимулировать этот процесс рублем. Причем государственные вложения — это только одна из составляющих стимула. Вторая заключается в том, что теперь людям придется думать о сохранности и приумножении не только подаренных, но и кровно заработанных денег. Сейчас-то накопительная часть пенсии формируется за счет страховых взносов работодателя. А с 1 октября на пенсионном счете будут лежать уже собственные сбережения. И тут уж волей-неволей придется думать о том, как бы они не обесценились.

По мнению Людмилы Камолкиной, софинансирование, которое обещает государство, заинтересует в первую очередь тех, кто уже перевел свои накопления в негосударственные управляющие компании и пенсионные фонды. Это люди, доказавшие, что они о своей будущей пенсии думают уже сегодня. Какими темпами будет расти их число, в Пенсионном фонде предсказывать не берутся. Чтобы принять участие в системе софинансирования, нужно как минимум иметь от 2 до 12 свободных тысяч в год.

При этом рассчитывать привлечь деньги всех, кому доходы позволяют столько откладывать, не приходится. Например, как показал опрос участников Ассоциации «Деловая Удмуртия» (см. стр. 6 и 24), многие бизнесмены считают, что уже обеспечили себе безбедную старость. Зато из того же опроса следует, что работодатели, в принципе, готовы рассмотреть возможность софинансирования пенсий своих работников.

В общем, какой объем средств удастся привлечь в пенсионную систему благодаря новому повороту реформы, никто не считал. Но если взять идеальный вариант и предположить, что в системе софинансирования примут участие все без исключения будущие пенсионеры и их работодатели, получается, что объем пенсионных накоплений в Удмуртии будет прирастать на сумму от 5 млн до 30 млрд рублей в год.

Рынок НПФ на принятие закона о финансировании среагировал положительно. Если за весь прошлый год накопительную часть пенсии в негосударственные структуры перевели чуть меньше 14 тысяч человек, то за первое полугодие нынешнего — уже почти 12 тысяч.

«Я 8 лет занимался страховым бизнесом и могу провести параллели с развитием страхового и пенсионного рынка, — говорит Евгений Костенков, директор филиала „Ижевский“ НПФ „Лукойл-Гарант“. — Вступление в силу закона о софинансировании даст точно такой же толчок пенсионному бизнесу, какой дало страховому рынку принятие закона об ОСАГО».

Столь радужного взгляда на перспективы пенсионного рынка не разделяет Сергей Казанцев, директор ижевского представительства инвестиционной компании ЗАО «Финам» в Ижевске: «Тут другая ситуация. ОСАГО позволило развиваться страховым компаниям и принесло им прибыль, потому что стало обязательным видом страхования. Каждый автолюбитель должен был прийти в страховую компанию и застраховать свой автомобиль, и при этом страховая компания, не вкладывая дополнительных средств в развитие, могла привлечь клиентов и, помимо обязательного ОСАГО, получила шанс продать клиенту еще какой-нибудь страховой пакет. А участие в программе софинансирования — дело абсолютно добровольное, каждый сам решает, делать самостоятельно взносы на свой счет или нет, переводить свои деньги из государственной компании в частную или нет. Кто-то этой возможностью воспользуется, но рассчитывать на массовость нельзя. Надо делать скидку на низкую финансовую грамотность населения, инертность и недоверие к государственным реформам. Людям нужно больше информации о проводимой реформе. Сейчас нет ее информационной поддержки, нет социальной рекламы. Проводить информационную кампанию невыгодно и страховым компаниям — для них это дополнительные расходы. И, вероятно, компании не видят в этом направлении большой прибыли, поэтому не вкладывают деньги в раскрутку этого направления, то есть они управляют этими средствами, они это анонсируют, но это не поставлено на широкую ногу».

Корпоративка

Действительно, даже если какой-то будущий пенсионер проявит чудеса финансовой грамотности и захочет поинтересоваться, например, доходностью и инвестиционными портфелями действующих в Удмуртии пенсионных фондов, то найти такую информацию ему будет непросто. В республиканском отделении ПФР РФ, например, даже примерно не могут сказать, сколько всего НПФ имеют офисы в Ижевске, не говоря уже о какой-то контактной информации.

Сами НПФ рекламы не размещают, как говорят их представители, не потому что не заинтересованы в притоке новых клиентов, а потому что видят гораздо менее затратный способ их привлечения. Большинство из них создавались как корпоративные структуры, аккумулировали накопления крупных предприятий и продолжают работать по этому принципу. Например, Ольга Черноскутова, региональный представитель «Газфонда» в Ижевске, считает, что фонд в рекламе не нуждается просто потому, что в составе его учредителей такая уважаемая структура, как «Газпром». При этом представительство одного из российских лидеров по привлечению пенсионных накоплений размещается на территории газпромовской «дочки» — предприятия «Спецгазавтотранс», — куда даже при желании не так-то просто попасть. В принципе, фонд открыт для всех, но основными его клиентами в Ижевске остаются сотрудники «Газпрома».

Корпоративный принцип преобладает и в работе НПФ «Время». В числе его клиентов — ряд крупных республиканских предприятий, среди которых — и предприятия-учредители. Основной же учредитель — Администрация Президента и Правительства УР — обеспечивает фонду поддержку при работе с другой большой группой клиентов — работниками бюджетной сферы. В то же время это единственный НПФ в республике, который проявляет хоть какую-то рекламную активность. Можно предположить, что таким образом «Время» не только решает маркетинговые задачи, но и в какой-то степени выполняет социальную функцию — информирует будущих пенсионеров о возможностях пенсионной системы.

Ижевский филиал НПФ «Лукойл-Гарант» тоже работает по корпоративному принципу, но его здесь понимают несколько шире: корпоративным клиентом может быть не только предприятие-учредитель, но и любое другое. Как говорит Евгений Костенков, это намного выгоднее, чем ходить вечерами по квартирам: на крупном предприятии финансовые консультанты фонда могут провести разъяснительную работу сразу с большим количеством возможных клиентов. Таким образом, фонд экономит не только на рекламе — работая с корпоративными клиентами, филиал избавлен от необходимости содержать большой штат сотрудников.

В то же время в «Лукойл-Гаранте» не собираются отказываться и от рыночных инструментов и к 1 октября, когда вступит в действие закон о софинансировании, готовят масштабную маркетинговую кампанию. «Мы придумали такой механизм: человек, имея дисконтную карту, покупает продукты или заправляется на АЗС, но платит полную стоимость продукта, а деньги, которые он получил бы в виде скидки, на этой карте накапливаются, — рассказывает Евгений Костенков. — В конце года накопленная сумма будет переведена на ваш счет в Пенсионный фонд, и государство вам столько же добавит. Получается, чем больше человек тратит, тем больше у него пенсия. Не чем больше он откладывает, а чем больше тратит! Происходит переворот в сознании человека. Мы делали подобный проект в сфере автострахования и привлекли более 30 тысяч участников проекта по Удмуртии».

«Корпоративность НПФ характерна для формирующихся пенсионных систем, этот принцип лежал в основе и крупных западных пенсионных фондов», — говорит Сергей Казанцев.

Но бесконечно развиваться только за счет сотрудничества с крупными компаниями НПФ не могут. В крупных федеральных фондах это уже почувствовали: накопления сотрудников предприятий-учредителей уже аккумулированы, и уже в прошлом году рост объемов пенсионных резервов НПФ дал самый низкий показатель за все годы реформы.

Сейчас рост за счет корпоратива продолжается в основном в регионах, где есть компании, заинтересованные в социальных гарантиях для своих сотрудников, но неспособные создать собственные фонды: «Для эффективного управления пенсионными активами нужно привлекать профессионалов, а они требуют больших зарплат и то есть затрат, — говорит Сергей Казанцев. — Если вы не очень большое предприятие, то вы не можете себе позволить привлечь профессионала высокого уровня: ваши пенсионные накопления небольшие, и привлечение к их управлению профессионала будет неэффективно. Единственный путь тут — сотрудничать с крупными федеральными компаниями».

Иными словами, в регионах корпоративный принцип развития пока устраивает и НПФ, и работодателей. И максимум, что сейчас напоминает рынок в этой сфере, — это конкуренция между фондами за право первыми зайти на то или иное предприятие. Но в данном случае многое решают личные связи и отношения директоров предприятий и НПФ, мало кто из работодателей пытается вникнуть, чем хорош или плох фонд, консультанты которого завтра придут агитировать его сотрудников.

В принципе, и для будущих пенсионеров эта ситуация в определенной степени выгодна. Возможность откладывать на пенсию собственные деньги и решать, кто будет ими управлять, они получают тогда, когда достаточно многие НПФ успели в теплично-нерыночных условиях накопить капиталы, которые позволяют им более или менее твердо стоять на ногах. Даже неискушенным в финансовых вопросах людям в этой ситуации будет сложнее совершить серьезную ошибку.

 

Налоговые льготы

Вслед за законом о софинансировании пенсий были внесены изменения в Налоговый кодекс РФ, которые предусматривают налоговые льготы для работодателей и работников, участвующих в системе софинансирования. Добровольные взносы работодателей в Пенсионный фонд включаются в состав расходов, которые учитываются при налогообложении прибыли и освобождаются от единого социального налога. При этом обязательства предприятий по уплате ЕСН с других выплат в пользу работника сохраняются. Для самих будущих пенсионеров предусмотрено исключение добровольных взносов работодателей из государственного софинансирования пенсий из базы по налогу на доходы физических лиц. Кроме того, с 1 января 2009 года увеличен максимальный размер социального налогового вычета — со 100 до 120 тысяч рублей, — и добровольные взносы на накопительную часть пенсии включены в перечень целей, на которые он может быть использован.

Как принять участие

Чтобы принять участие в системе софинансирования пенсий, нужно написать заявление, в котором следует указать размер ежемесячных добровольных взносов. Форма заявления в ближайшее время будет утверждена Пенсионным фондом РФ. Заполнить ее можно будет в территориальном органе ПФ по месту жительства. Заявление можно отправить по почте, но в таком случае подпись заявителя должна быть нотариально заверена.

Самый простой вариант, предусмотренный законом, — обратиться с таким заявлением к работодателю, и тогда в ПФ его передаст уже отдел кадров или бухгалтерия предприятия.

Через 10 дней после подачи заявления из ПФ придет ответ, в котором будет указана дата начала софинансирования. Начиная с указанной даты можно делать добровольные взносы — через бухгалтерию работодателя или самостоятельно — через банк. В последнем случае нужно будет не позднее чем через 20 дней со дня окончания квартала представлять в ПФ копии платежных документов за квартал с отметками банка — лично или через орган, с которым у ПФР заключено соглашение о взаимном удостоверении подписей.

По итогам года в ПФ суммируют добровольные взносы граждан и направляют заявку на получение такой же суммы из госбюджета. Деньги государства будут поступать на индивидуальные счета раз в год — к началу мая. И так же раз в год ПФ будет передавать их в управление УК или НПФ, выбранные для управления накопительной частью пенсии.

От участия в софинансировании пенсии можно в любой момент отказаться, написав заявление в ПФ или работодателю. И так же в любой момент можно изменить сумму ежемесячных добровольных взносов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.