Громкий скандал в Федерации независимых профсоюзов

В профсоюзной среде очередной громкий скандал: глава ФНПР Михаил Шмаков похоже, использует государственные фонды как источник личного благосостояния, хотя на словах он разумеется «борется за права трудящихся».

Против объединения или отлучения?

Поводом для новых расследований издания Мосмонитор стало заседание Совета по стратегическому развитию и нацпроектам под председательством президента Путина. Михаил Шмаков, лидер ФНПР, раскритиковал план правительства по объединению социальных фондов — Пенсионного и социального страхования. 

Правда, аргументировать Шмаков не смог, сказав буквально: «Необходимо доработать и точно настроить, чтобы это не повлияло на деятельность фондов», не подкрепив свое высказывание ни экономическими расчетами, ни статистикой. 

Напомним, в 2017 году, Шмаков уже показал себя “критиканом”, оппонируя по передаче в ведение ФНС администрирования страховых взносов. А в итоге налоговики подняли собираемость на 6,7 % в первый же год.

Необходимость реформы социальных фондов очевидна: в нынешнем виде они являются архаичным наследием 90-х годов, когда государство снимало с себя соцобязательства, ссылаясь на рынок. Сегодня социальные фонды превратились в малоэффективных посредников между плательщиками страховых взносов и поставщиками услуг, которые дорого обходятся и тем и другим.

Управление огромными денежными потоками (в 2020 году около 13 триллионов рублей, 70% доходов федерального бюджета) требует не только огромных и неоправданных накладных расходов (пресловутые дворцы-особняки ПФ), но создавало почву для коррупции. 

Профсоюзная недвижимость не для всех

Тем не менее лидер Федерации профсоюзов выступает против объединения. Задача Шмакова – сохранить влияние ФНПР в Российской трехсторонней комиссии по урегулированию социально-экономических отношений. Это единственная площадка, где ФНПР может проявить свою активность и лоббировать те или иные договорённости (в том числе и в пользу работодателей-олигархов), регулируя, в частности, порядок и величину страховых взносов. Вероятно, новая единая структура будет куда менее подвержена влиянию (часто малозаконному) со стороны тех же работодателей.

А еще эксперты считают, что главная причина многолетнего сопротивления лидера профсоюзов в другом. Аудит деятельности фондов может привлечь внимание и собственно к ФНПР, которая является таким же архаизмом 90-х, как и пенсионный фонд, например.

Переняв от советских профсоюзов 2 582 крупных и   вполне ликвидных объектов, ФНПР занялась их продажей, сохраняя в секрете информацию о вырученных средствах, а также данные о доходах от управления санаториями, пансионатами, гостиницами, Дома Союзов в Москве и другой своей (вообще общей) недвижимости.

Полная закрытость ФНПР породила рост коррупции и многочисленные уголовные дела против профсоюзных функционеров, включая директора знаменитого Дома Союзов и многочисленных родственников самого Шмакова, которых он привлек к управлению профсоюзной собственностью.

Неудивительно, что в своей прямой деятельности — защите прав трудящихся – ФНПР замечена не была. Трудящие давно забыли что такое профсоюзы и зачем они нужны. Зато не жалела денег на накладные расходы. Согласно исследованию РБК, из 60 миллиардов рублей бюджета (оценочно, т.к. доходная часть ФНПР засекречена) 6% уходит в фонд солидарности (поддержка работников во время простоя, единовременная помощь при несчастных случаях на производстве), 6% – на взносы в международные организации, а 88% – на содержание аппарата федерации.

Куда уходит профсоюзная собственность

Не так давно ФНПР опубликовала новую идею – увеличить зарплаты работников за счет маржи работодателей. Любому ежу, который хотя бы мало- мальски разбирается в бизнесе, понятно, что бизнес не пойдет на неоправданное повышение зарплат «ни за что», он просто спрячется «в тени». 

Но для Шмакова и ФНПР, результат вероятно совсем не важен, главное ведь сказать что-нибудь. Такие заявления создают иллюзию деятельности по защите прав трудящихся – любимое поприще ФНПР. И денежки остаются в аппарате.

С тех пор как Михаил Шмаков находится у руля ФНПР, случаи массовых хищениях госсобственности с участием лидеров организации, а также об уголовные дела стали привычными событиями.

На январь 2017 года на балансе организации находилось 1082 объекта недвижимого имущества и 67 земельных участков. За период по 2020 год 274 объекта и 36 участков было отчуждено в пользу третьих лиц, причём по стоимости в разы ниже кадастровой.

Например, в 2017 году санаторий «Дубовка» на берегу Волгоградского водохранилища был продан московскому ООО «Фортривьера» (собственник некто Юлии Москаленко). По некоторым сведениям, санаторий фирме обошолся в пустяковые 20 млн рублей. Причем в ФНПР поступило от этой сделки лишь 1,4 млн рублей. 

Санаторий «Красный Бор» под Смоленском был оценен в кадастре в 314 млн рублей, но федерация Шмакова продала 20% в нем всего за за 16,8 млн рублей.

Богатеющие родственники профсоюзного лидера

С 1993 года, когда Михаил Шмаков занял пост председателя ФНПР, его семья сказочно обогатилась. Уже до 2001 года стоимость имущества составила предположительно 99,4 млн рублей. Затем семья профсоюзного босса получила в собственность активы еще на несколько сотен миллионов рублей..

Например сам Шмаков совместно с супругой имеет квартирой ценой почти 30 млн рублей в Пресненском районе Москвы. В его собственности большой участок земли на Плешковском заливе в Тверской области. На официально неработающую супругу Михаила Шмакова записаны еще три квартиры в Москве, в том числе доля в элитных апартаментах на 3-й Тверской-Ямской улице стоимостью свыше 45 млн рублей. Она же – собственник двух домов и трех земельных участков в Новой Москве и в Наро-Фоминском районе.

Сын главы ФНПР Виктор Шмаков еще в студенческие годы стал обладателем недвижимости в Москве и Подмосковье в несколько десятков миллионов рублей.

Шмаковские наделы

Лидера ФНПР Михаила Шмакова его близкие неофициально называют «Корейко». Обнародованная информация об активах подпольного миллионера-главы ФНПР – скорее всего, лишь верхушка айсберга. В истинных масштабах воровства профсоюзного лидера еще предстоит разобраться правоохранительным органам. Как и в мутном бизнесе семьи Шмаковых. Внимание правоохранителей должен привлечь и тот факт, что глава ФНПР, видимо записав самые лакомые активы на своих родственников, стал одним из крупнейших в стране латифундистов. В запутанной схеме перехода ПСХ «Балабаново» в собственность супруги и брата главы профсоюзов – Петра Шмакова – уже разбирается суд. Раньше «ПСХ Балабаново» было богатым  сельхозпредприятием в Калужской области. В 2003 году ФНПР и ее филиал ТООП «Калужский областной совет профсоюзов» учреждают вышеназванное ООО с долями соответственно 30% и 70%. Спустя пару лет ТООП заключает с головной структурой договор пожертвования, на основании которого в 2007 году ФНПР оформляет хозяйство в единоличную собственность. Но уже в 2009 году владельцем 62,3% становится ООО «Универсал 2008», которое еще через год выкупает оставшуюся долю у федерации. Далее «Универсал 2008» переписывает 76% «ПСХ Балабаново» на своего учредителя Людмилу Бахареву, а в марте 2017 года собственниками становятся уже Светлана Шмакова и Петр Шмаков с долями соответственно 80% и 20%.

Сумма сделки – тайна за семью печатями. Зато известно, что все то время, что сельхозугодия «искали» добросовестного приобретателя в лице ближайших родственников главы ФНПР, земли Боровского района Калужской области разбазаривались, и к настоящему моменту от них осталось 187 гектаров, да и те по прямому назначению не используются. Прямо сейчас прокуратура Калужской области добивается признания недействительными всех вышеперечисленных сделок — Боровскому району должны вернуть все участки.

Есть предположение, что аналогичные иски последуют и в отношении 18 участков (четыре оформлены на Светлану Шмакову и 14 – на Виктора Шмакова) в поселке Садовый Владимирской области, на которых располагается Владимиро-Суздальский парк активного отдыха «Заячья гора». Не понятно, на каких основаниях, а главное на какие доходы, жена и сын Михаила Шмакова их приобрели. Примечательно, что прокуратура несколько лет назад уже интересовалась бурной деятельностью семьи главы ФНПР в Суздальском районе. Дело в том, что на приобретенных участках также расположен горнолыжный комплекс «Заячья гора». Примерно с 2017 года им владеет ООО «ВС Парк», фактическим собственником которого через аффилированных лиц является Виктор Шмаков. Причем, как известно, новый хозяин начал свою деятельность со скандала – установил плату за проход и катание с горки на территории объекта культурного наследия федерального значения «Земляные валы 17 века». Истинный сын-защитника трудового народа. Как впоследствии выяснила прокуратура, опротестовавшая незаконное решение, компания Шмакова-младшего самовольно захватила этот участок самовольно.

Огромное количество вопросов и к коммерческим структурам, учрежденным ФНПР, – помимо законности их создания, силовиков должна заинтересовать роль сына Михаила Шмакова в деятельности по отчуждению принадлежащих этим компаниям активов. В настоящее время Виктор Шмаков активно задействован в управлении таких структур, как ООО «Курорт-сервис» (имеет отношение к парку «Заячья гора»), в котором ему принадлежат 30% акций, торговой компании ООО «Аквакарго», туроператора АО «Санаторно-курортное объединение ФНПР «Профкурорт», АО «УКД» («Управление канатных дорог») и АО «КМКР» («Кавминкурортресурсы»). Доходы сына руководителя ФНПР, в основном получаемые от этих структур, по нашим сведениям, исчисляются миллионами рублей.

Не сходятся счета в профсоюзной кассе

Неоднократно Председатель Федерации профсоюзов пытался подправить свою подмоченную репутацию громкими заявлениями якобы с заботой о людях. Из этой серии – заявление о том, что работодатели должны делиться, призывы проиндексировать пенсии работающим пенсионерам. Шмакову позарез нужен безупречный имидж общественного деятеля. Особенно после того как глава государства в конце 2020 года включил его в Госсовет РФ. 

Бесспорно, Шмаков, привык распоряжаться более крупными суммами, нежели средние пенсии по стране. Единственное, что объединяет профсоюзного лидера и тех, за кого он радеет – финансовый источник, а именно российский бюджет. Ежегодно Шмаков получает от государства миллионы как председатель ФНПР. Помимо зарплаты Шмаков выписывает себе из бюджета премиальные и даже материальную помощь – по причине пенсионного возраста. Такая надбавка не помешала бы любому пенсионеру, но доступна только элитным профсоюзным. Почему то за распределение этих благ ФНПР не радеет.

На деятельность ФНПР выделяются ежегодные субсидии, которые в основном идут на нужды руководства федерации. В 2018 году, например, федерация получила 735,7 млн рублей, в том числе 264 млн рублей на погашение кредитов. В прошлом году сумма выросла до 1,2 млрд рублей, а в этом ФНПР должна получить еще столько же.

Читателям будет интересно узнать как возникли долги у федерации Шмакова: в рамках подготовки к Олимпиаде-2014 организация перечислила собственные средства в размере 532 млн рублей на капремонт сочинских объектов. Затем задолженность была переведена на две структуры – акционеров этих объектов – ООО «Курортное управление (холдинг) г. Кисловодск» и ООО «Бальнеологический курорт «Мацеста» (холдинг) г. Сочи». В отношении первой фирмы в настоящий момент уже расследуется уголовное дело о мошенничестве – мало того, что коммерческая структура незаконно создана ФНПР, так ей были переданы 30 крупных профсоюзных санаториев и профилакториев по заниженной цене, некоторые из которых были впоследствии проданы третьим лицам.

Кстати на капитальный ремонт олимпийских объектов был взят еще один кредит – у Внешэкономбанка в размере 1,9 млрд рублей. И это все больше напоминает банальный вывод средств на аффилированные структуры и искусственное создание задолженности. Возможно, все для того, чтобы госсубсидирование ФНПР не прекращалось, а семья Михаила Шмакова продолжала еще много-много лет безнаказанно государственную казну и казну федерации.

Впрочем эксперты уверены, что очень скоро эта бурная деятельность будет остановлена и расследовано подробно: слишком высокие инстанции вплотную занялись проверками как самой ФНПР, так и его руководства. Следствие уже ведется, свои оценки творящемуся в федерации беспределу подготовили Генпрокуратура, Росимущество, Счетная палата, ФНС и другие госорганы. Также готов к принятию закон, который сможет защитить профсоюзное имущество от дальнейшего расхищения, не говоря уже о существующих многочисленных исках о пересмотре незаконных сделок купли-продажи. И нет сомнений, что виновные понесут самую серьезную уголовную ответственность — учитывая размеры такого рода «приватизации», реальные и существенные сроки лишения свободы могут ожидать не только самого профсоюзного лидера, но и его родственников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.