В складчину

Помимо традиционных источников финансирования, таких как займы, венчурный капитал или гранты, на отечественном рынке инвестиций стремительную популярность приобретает краудфандинг – массовое, «народное» финансирование проектов и идей. Причем в отличие от зарубежных интернет-площадок, где в последнее время бизнес-идеи всё чаще получают поддержку, в России к краудфандингу в первую очередь прибегают для сбора средств на благотворительные цели и творческие проекты. Однако раз за разом появляются стартапы, в том числе из Ижевска, которые вызывают интерес у интернет-пользователей.

 Новый тренд

На исторической родине краудфандинга (от англ. сrowd — «толпа», funding — «финансирование»), в США, такая форма коллективных онлайн-инвестиций в создание продуктов или сервисов даже пытается конкурировать с мощными игроками инвестиционного рынка — венчурными фондами. На Северную Америку и Европу сегодня приходится 95% рынка краудфандинга, общий его объем в 2012 году вырос с $1,5 до $2,8 млрд по всему миру. Всего было проведено более миллиона успешных кампаний по сбору средств на самые разные бизнес-проекты. На сегодняшний день объем сделок вырос уже на 105% по сравнению с прошлым годом, и, по оценкам журнала Forbes, объем денежных средств, привлеченных с помощью краудфандинга, в 2013 году составит 6 млрд долларов.

В России, по мнению экспертов, результаты намного скромнее. Объем отечественного рынка краудфандинга в прошлом году составил $2 млн, однако темпы роста впечатляют – до конца 2014 года ожидается рост в 5-10 раз. Но наша страна тоже в тренде. И, как считает PR-директор Planeta.ru Катерина Чечулина, не сильно отличается от других стран.

Схема работы этой модели взаимоотношений между автором идеи и инвестором предельно проста. Практически любой проект, начиная от традиционного искусства до сложных современных технологичных устройств, автор может выставить на интернет-площадку со строго заявленной суммой на его реализацию. Он устанавливает верхнюю планку по сбору средств и срок действия кампании. Итоговая сумма пожертвований варьируется от нескольких тысяч до нескольких сотен тысяч рублей. Соответственно, любое частное лицо может поддержать выставленный проект посильным денежным взносом. Десятки рублей, помноженные тысячами нажатий на кнопку «инвестировать», в результате дают возможность энтузиастам довести свое дело до конца.

Причем коллективное финансирование часто относится к категории AoN (All or Nothing): если проект достигает заявленной цели в течение срока сбора, его создатель получает всю собранную сумму, даже если она превышает первоначальную планку. Если пожертвований оказалось меньше, чем необходимо, он не получает ничего, а инвесторам возвращаются взносы. По словам экспертов, такая система является гарантией того, что средства уйдут только на проект, у которого их будет достаточно для реализации.

Однако сама идея краудфандинга не ограничивается простым сбором денег. Как отмечает директор Центра развития предпринимательства УР Василий Алексеев, это один из наиболее интересных инструментов для старта нетрадиционного бизнеса. «Во-первых, начинающий предприниматель проверяет свою идею на жизнеспособность, — говорит эксперт, — это почти как маркетинговое исследование, только максимально «живое» и объективное. Ведь многие новаторы создают продукты, которые в дальнейшем оказываются ненужными рынку и годами ищут финансирования. Во-вторых, он привлекает ресурсы, причем речь идет не только о деньгах (хотя они в большей степени являются целью), но и о том, что во время размещения на одной из краудфандинговых интернет-платформ автор идеи привлекает в свою команду единомышленников».

Самой популярной интернет-площадкой коллективного финансирования является американский сайт Kickstarter.com, расцвет её пришелся на последние два года. На данный момент объем профинансированных на этой платформе проектов составляет $371 млн. Хрестоматийным примером является идея часов Pebble, которые отображают сообщения с айфона. За короткое время этот проект сумел набрать $10,3 млн от 69 тыс. посетителей. Самые популярные проекты относятся к категориям «игры», «кино» и «дизайн». До последнего времени существовали ограничения для участия на Kickstarter.com пользователей не из США. Поэтому российские проекты регистрировались в офшорных зонах и начинали раскручиваться. Сегодня на Kickstarter.com насчитывается более 20 российских проектов, подавляющее большинство — из Москвы. Наверное,  приятной новостью для жителей Удмуртии станет успешное участие ижевского разработчика Михаила Санникова и его команды с проектом Lightpack (http://www.kickstarter.com/projects/woodenshark/lightpack-ambient-backlight-for-your-displays) (система освещения, которая крепится сзади монитора или плазменной панели, чтобы подсвечивать экран в зависимости от того, что именно происходит на экране), который в мае 2013 года набрал $500 тыс.

Краудфандинговые платформы для сбора интернет-пожертвований стали появляться в России с 2008 года (первопроходец – Kroogi), однако российский Kickstarter пока никому не удалось создать. Среди лидеров по сборам сегодня Рlaneta.ru (более 10 млн рублей только за это лето); на втором месте Boomstarter; другие известные сайты —  «С миру по нитке», «Тугеза», «Электронный благотворительный ящик».

Наградой инвестору чаще всего служит товар, ради создания которого собирались средства. По словам консультанта проекта «Начинание» (http://nachinanie.ru) Льва Бережного, важно, что каждый из микроинвесторов, вкладывая деньги, думает о выгоде, которую он получит, будь то музыкальный альбом любимой группы или исполнение детской мечты.

краудфандинг

Благотворительность в почете

Как отмечает Лев Бережной, сегодня в краудфандинге выделяются три формы коллективного финансирования: благотворительность, творческий/научный и инвестиционный краудфандинг. В России наиболее распространенными являются первые две. Несмотря на рост числа краудфандинговых платформ для сбора интернет-пожертвований в России (сегодня их более 20), сама эта форма не получила пока массового распространения. Основатель и управляющий директор платформы социального краудфандинга «Русини» (http://rusini.org) Владлена Тараскина объясняет это отсутствием проектов, которые готовы потратить время и усилия для привлечения инвесторов.

«Краудфандинг требует усилий и со стороны создателей проекта (подробное описание проекта с видео и фото, распространение информации, интересные вознаграждения). Пока мало кто это делает, — говорит г-жа Тараскина. — Кроме того, краудфандинг пока мало известен широкой аудитории, тем самым мало людей инвестируют и вкладывают деньги. Также можно отметить, что развитию краудфандинга мешает отсутствие законодательной базы».

Существуют и другие факторы, которые тормозят развитие коллективного финансирования в России. В частности, председатель комитета по информационным технологиям Удмуртского регионального отделения общественной организации «Деловая Россия» Иван Кузиков упоминает отсутствие доверия. «Отечественный краудфандинг связан с высокими рисками. Интернет-площадки, по большому счету, не несут ответственности за представленные на них проекты, поэтому гарантий того, что идея будет реализована, просто нет, — говорит эксперт. — С учетом всех кризисных ситуаций в стране и большого числа мошенничества люди просто перестали доверять друг другу. А суть площадки заключается именно в доверии».

Социальные и творческие проекты куда популярнее в российском интернет-пространстве, нежели производственные и технологические. Собрать деньги на создание интерактивного стола для детского сада (http://smipon.ru/projects/184) или документального фильма проще, чем на какую-нибудь Android-розетку (http://smipon.ru/projects/227) или отечественную видеокарту Soviet Limited Edition (http://smipon.ru/projects/170).

Собственно, отечественные интернет-площадки и появились-то благодаря энтузиазму творческих людей. Как отмечает Катерина Чечулина, «Планету» придумал музыкант Макс Лакмус, он играет на бас-гитаре в группе БИ-2. С музыки и начала развиваться идея коллективного финансирования.

Популярности социальных и творческих проектов есть свое объяснение. По словам Владлены Тараскиной, социальные и творческие проекты получают большую поддержку, так как они имеют значительную эмоциональную составляющую. Людям они нравятся, вызывают определённые эмоции, или, например, это эмоциональная составляющая уже присутствовала, если идёт речь о поддержке рок-групп ее фанатами.

Сооснователь и директор краудфандинговой платформы «С миру по нитке» (http://smipon.ru) Андрей Дунаев рассказал об интересной закономерности, не позволяющей авторам проектов успешно раскрутить их: «Многие люди, которые к нам приходят не с социальными проектами, а с творческими или даже производственными, всё равно часто позиционируют описание того, что они делают, в «благотворительных» формулировках. Краудфандинг по сути иное, нежели благотворительность, это — приглашение стать частью того, чем занимается автор идеи. И в зависимости от того, сколько вы внесете в нее, вы получите разную степень участия. К сожалению, в нашей стране люди не готовы пока делать что-то новое и уникальное, больше привыкли просить и жаловаться. Вот такое свойство нашего менталитета».

Другим сдерживающим фактором эксперты называют инфраструктурные проблемы. В частности, недостаточная интеграция финансовых институтов и платежных инструментов в краудфандинг. Лев Бережной поделился «живым» примером: «Платежная система Amazon, с которой работает Kickstarter.com, всего лишь резервирует денежные средства на банковском счету инвестора до окончания проекта на сайте. У нас в России платежной системы с подобным функционалом нет. Поэтому в момент принятия решения об инвестировании инвестору надо понимать, что его деньги физически будут списаны со счета и уйдут в компанию, которой принадлежит площадка».

Несмотря на это, многие эксперты убеждают, что российскому рынку надо пережить «подростковый» период, причем «повзрослеть» должны все и одновременно: аудитория, сами размещаемые проекты и государство в лице регулирующих институтов. Как отмечает Лев Бережной, только время — основной фактор роста популярности краудфандинга в России

«Будущее — за горизонтальными связями. К примеру, налоговая система по своей сути — самая большая краудфандинговая инфраструктура, а бюджет страны – самый известный краудфандинговый проект. Из него финансируется строительство мостов, электростанций, закупка оборудования в больницы… и много такого, о чём я не знаю, — поделился мыслями эксперт. — Гораздо честнее и справедливее, если бы я видел, куда уходят мои деньги. Можно «бюджетную площадку» страны организовать по принципу краудфандинговой платформы. Часть этих проектов финансировалась бы мною в принудительном порядке, а в часть проектов я мог бы инвестировать сверх положенного, ожидая, что получу через некоторое время прибыль».

Стартапы в ауте

На этом фоне финансирование производственных бизнес-проектов, стартапов не получило своего развития. За рубежом краудфандинг может рассматриваться как инструмент для начала собственного дела. Но не в России. Пока.

Однако их доля в общей массе всё равно растет. Катерина Чечулина говорит, что потихоньку начинают выходить «из тени» компьютерные игры, малый бизнес, но при этом мало или почти нет технологических и научных, IT-проектов.

Андрей Дунаев поделился своим опытом создания краудфандинговой площадки: «Когда мы запускали свою площадку, то мы думали, что для наших бизнес-проектов по примеру Kickstarter.com нам удастся собрать необходимые средства. Причем на начальном этапе ряд опытных в этом деле людей предостерегали нас от обманчивой простоты создания краудфандингового сайта. Мы на своих ошибках убедились, что в финансировании производственных проектов есть свои сложности. Во-первых, люди предпочитают создавать компании не через публичные площадки, а собираться вместе, общаться, а если нужны деньги, то переводить их прямыми способами. Во-вторых, когда мы создаем компанию, у нас есть ряд формальных вещей, которые требуют присутствия людей, т.е. создание компании, тем более с группой совладельцев, связано с серьезными бюрократическими проволочками. Кроме того, этот вопрос не урегулирован законодательно. В отечественном праве существует пробел. Краудфандинг не относится ни к дарению, ни к пожертвованию, ни к заработку организатора проекта. В этом смысле показательно принятие соответствующих законов о легализации акционерного краудфандинга в США и ЕС».

Зачастую неурегулированность правовой и налоговой сферы становится камнем преткновения для продвижения самих идей. Иван Кузиков поделился планами запуска проекта, который поддержала «Деловая Россия», но после полной проработки специалистами ООО «ЭЛМИ» и ООО «Мокод» был сделан вывод о приостановке запуска, поскольку на данном этапе много вопросов, связанных с налогами и отчетностью, не предусмотрены законодательством РФ. Причем для самих интернет-площадок больших проблем не существует.

«Фактически краудфандинговая площадка не отвечает ни за что и не несет никаких рисков. Она выступает агрегатором и берет комиссию с проекта в размере от 5 до 10% от собранных средств, — говорит Иван Кузиков. — Финансируют проекты физлица и запускают тоже. Что касается отношений между физическими лицами, то тут возникает основной вопрос: согласно налоговому законодательству РФ средства, полученные на реализацию проекта, будут считаться доходом физического лица, с которого он обязан заплатить 13%. Фактически эти средства не являются доходом, а получены на реализацию проекта, т. е. являются целевыми».

По словам Владлены Тараскиной, в ситуации с бизнес-проектами речь идет о долгосрочных инвестициях, где не сразу виден результат, и возрастает риск того, что проект не буден реализован. Поэтому стартапам значительно сложнее привлекать средства с помощью коллективного финансирования. «Но положение меняется, — считает эксперт, — только за последний год-полтора на Западе появилось много площадок, специализирующихся на бизнес-проектах. Не за горами эта тенденция и у нас».

Василий Алексеев отмечает и распространенную особенность общественного сознания российских граждан: «Стереотип о том, что большинство предпринимателей «барыги и хотят на мне навариться», еще активно действует. Люди могут профинансировать тот продукт, которого нет на рынке, и он может быть им интересен. С его выходом они решат свою проблему или удовлетворят потребность. Поддерживать производство или сельское хозяйство они считают нецелесообразным — это, по их мнению, задача государства. То же касается и поддержки в течение продолжительного времени стартапа, потому что бизнес должен сам зарабатывать, иначе краудфандинг станет костылями, которые убери, и бизнес рухнет. Привлеченные от общества средства нужны в первую очередь для старта, а на производственную мощность бизнес должен выходить самостоятельно».

Перспективы

Все опрошенные эксперты отмечают, что краудфандинг в России состоялся и в дальнейшем будет набирать обороты. По мнению Василия Алексеева, краудфандинговые площадки намного интереснее стартаперам, чем банк и даже чем меры государственной поддержки. Здесь скорость роста будет зависеть от количества успешных проектов и их реализацией.

У ряда отечественных интернет-площадок существуют планы регионального развития. По словам Владлены Тараскиной, популяризация краудфандинга идет параллельно с распространением информации в регионы РФ. «На 2014 год мы планируем развитие региональной сети. В регионах есть очень много качественных проектов, и именно для их привлечения необходимы местные партнеры, которые будут вести как информационную работу, так и привлекать местных инвесторов, — считает г-жа Тараскина. — Это очень важно для дальнейшего развития краудфандинга в России, так как чем больше проектов будет реализовано локально, тем большую распространенность получит краудфандинг».

В несколько ином ключе свое мнение высказал Лев Бережной, по словам которого, краудфандинг — явление в большей степени интернациональное. «У науки и искусства нет национальности, — говорит эксперт.  — Я с удовольствием профинансирую исследование космоса, организованное европейской компанией, и я знаю российских разработчиков компьютерных игр, которые собрали нужные суммы, обращаясь к западной аудитории. Наш рынок краудфандинга не развит в той мере, в какой Россия не интегрирована в мировую финансовую систему. В следующем году гораздо яснее станет, что происходит с проектами, которые получили деньги на финансирование. Какая часть из них завершается созданием продукта, а какая нет. Кроме того, Kickstarter в следующем году пойдёт по Европе и, возможно, в скором времени дойдёт до России, а это сильно повлияет на сложившийся рынок».

Иван Кузиков прогнозирует полноценное развитие краудфандинговых площадок на 2015 год. Ближайшие года два уйдут на развитие облачных технологий, аренду ПО и ужесточение законодательства в области лицензирования и пиратства.

Андрей Дунаев считает, что рост рынка коллективного финансирования в скором времени ускорится, а к концу 2013 года, возможно, достигнет объемов в $3,2-3,8 млн. Несмотря на впечатляющую динамику, рынок еще ждет рефлексия по поводу собственного развития. Даже за рубежом не все успешные проекты были реализованы.

Это, кстати, подтверждается статистикой профессора Пенсильванского университета Итана Моллика, который в 2012 году проанализировал 46 902 проекта с сайта kickstarter.com и пришел к выводу, что успешно собрали средства 48% из них, и только 25% из успешных проектов вовремя выполнили обещания и доставили инвесторам продукты и вознаграждения.

Поэтому, по словам Андрея Дунаева, краудфандинг в России показал себя как инструмент изменения реальной ситуации. И наиболее интересной тенденцией в ближайшее время станет направление, связанное с изменением социальной среды с помощью инструментов краудфандинга. Наше общество разобщено, и политические события последних лет со всей очевидностью показывают, что предстоит еще много сделать, чтобы люди просто научились совместной созидательной деятельности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.