Бизнес в фокусе

Весь номер в PDF-версии можно увидеть на http://issuu.com/selfmade777/docs/november_2014

Рынок фотографии до сих пор не ассоциируется с рынком искусства. Между тем коммерциализация фотографии становится всё более очевидной. Количество желающих сделать бизнес на фотосъёмке не убавляется, несмотря на то, что только единичные проекты по-настоящему успешны.

В Ижевске пример подобного успеха — Люся Маратканова. Люся, успешный фотограф, основала собственную фотошколу «Интродукция», пользующуюся большим успехом. При этом сама Люся себя бизнесменом не считает и становиться им не собирается. Коммерческой стороной проекта занимается ее супруг Николай Жаров, который, впрочем, признает, что главный актив семейного фотобизнеса — талант Люси.

 

Год назад в Ижевске состоялось неординарное культурное событие. Ижевский фотограф и путешественник Люся Маратканова организовала и провела выставку собственных работ под названием «Живая Азия». За три дня помещение выставки посетило около восьми тысяч человек. Тогда, по окончании выставки, Люся попрощалась с Ижевском, вознамерившись окончательно переехать в тёплые страны. Однако она снова здесь и продолжает привлекать внимание к своей деятельности, реализуя успешные проекты.

— Мои шаги в сторону фотографии как источника дохода были осознанны. Будучи выпускницей горячо любимого исторического факультета УдГУ, я не собиралась связывать свою жизнь с педагогической деятельностью, хотя многое получила от учебы: хорошее академическое образование, познакомилась с огромным количеством прекрасных людей, многие из которых и по сей день мои друзья. Получение диплома в 2008 году означало необходимость выбора профессии. Нужно было обеспечивать не только себя, но и дочку, которую я воспитывала одна.

Моя первая инвестиция — это покупка недорогого, но профессионального фотоаппарата на детские пособия. Что послужило побудительным мотивом? Реакция ближайшего окружения на мои робкие попытки запечатлеть красоту природы во время многочисленных путешествий по России. На простейшую технику я снимала горы, леса, долины, и это уже тогда находило отклик в сердцах людей.

Уже через месяц после приобретения мой первый Canon был окуплен. Для этого я разместила на городском форуме объявление о свадебной съёмке, проиллюстрировав его фотографиями с инсценировки. Да, мы нарядили мою подругу невестой, сделали несколько кадров, и с этого маркетингового чуда всё началось.

Проблем с заказами не было совсем, хотя поначалу казалось, что рынок свадебной фотографии перенасыщен. Так, на какой-то тематической встрече собралось 100-150 коллег по цеху — видавших виды мужчин, из-за спин которых мне, юной девушке, казалось, не выглянуть никогда.

Люся против Лося

Та конкуренция была мнимая. Не хочется никого обижать, но тогда, в 2009-м, «пациент был скорее мёртв». Никто не развивался ни с технической, ни с идейной точек зрения. Снимали в одних позах, в одних местах, одним объективом. И мне пришлось бороться с этой архаичностью в своей работе. Это сейчас меня спрашивают, куда мы поедем, все готовы и рады новым решениям. Тогда молодожены настаивали на кадрах у Лося и Вечного огня, мне приходилось менять стереотипы, иногда боем, иногда компромиссом. Выходит, я пришла в этот бизнес в самое подходящее время — когда «старая гвардия» уже «отстрелялась», а новая ещё не появилась.

Свадебная фотография послужила мне прекрасным трамплином. С профессиональной точки зрения это очень сложный вид деятельности. Свадебный фотограф растёт по всем направлениям, начиная от предметной съёмки, заканчивая пейзажной, не говоря уже про все виды портретов. Процент творчества в свадебной фотографии зависит от автора, и здесь можно создавать шедевры, получать удовлетворение. Мне приходилось неустанно искать новые идеи и технические решения. И, несмотря на ограниченность ландшафтов, среди огромного количества отснятого материала откровенных повторов я не допускала.

Кроме того, это потрясающая школа жизни. Фотограф еженедельно общается с сотнями людей, проявляет себя тонким психологом, целыми днями находясь в окружении жениха и невесты, для которых это событие — большой стресс. Нужно найти контакт, индивидуальный подход, создать такую атмосферу, при которой результат будет устраивать и заказчика, и художника.

Мне действительно удалось многого достичь. Некоторые коллеги признают: в том числе благодаря моим усилиям требования к свадебной съёмке значительно возросли. Причём с обеих сторон — и заказчика, и исполнителя. Сейчас в Ижевске есть спрос на качественную работу, и люди не скупятся за возможность запечатлеть лучшие моменты их жизни.

Свадьба приносила мне очень неплохие деньги. Но это происходило ценой полной потери сил. Представьте, каково это — снимать по 40 свадеб за сезон, отрабатывая каждый съёмочный день по 18 часов, таская на себе тяжёлую технику, общаясь, не всегда ровно, с огромным количеством людей. Неудивительно, что в свадебной фотографии работают в основном мужчины. Дело не столько в таланте, сколько в банальной выносливости. Я отработала практически без перерывов четыре сезона, в итоге наступило пресыщение, когда процесс перестал приносить удовольствие.

У меня есть любимый фотограф. Он мой единственный пример для подражания. Это канадец Грегори Кольбер, получивший признание за цикл работ «Пепел и снег». В остальном я стараюсь не смотреть чужие работы, чтобы не красть идеи. Заимствование идей — подсознательный и опасный для художника процесс.

Я сама училась фотографии и считаю этот путь единственно правильным, чтобы сохранить индивидуальность. И только имея свой почерк, можно учиться чужому опыту. Другой путь — научиться всему лучшему у успешных фотографов, но утратить собственный взгляд.

Выходит, я предаю свой принцип тем, что учу других. Я сопротивлялась этому достаточно долго, осознавая своё несовершенство, однако после многочисленных просьб решила, что могу научить новичков той малости, что умею сама. Теперь фотошкола — это моя радость, моя отдушина. Здесь я реализую себя как преподаватель (не зря ведь получила соответствующий диплом на истфаке), при этом чувствую сильную обратную отдачу.

Честно говоря, не знаю, что я особенного делаю, но некоторые ученики очень сильно благодарят меня, пишут проникновенные письма, иногда, бывает, плачут и смеются от переполняющих чувств.

То, что фотография стала модным увлечением, на мой взгляд, как ни странно, свидетельствует об упадке. В этом гораздо больше бизнеса, чем искусства. Многие, покупая дорогую аппаратуру и пройдя короткий курс, с первыми же кадрами выходят на рынок, даже не удостоверившись в своих способностях. Я считаю это неуважением к искусству, поскольку оно не может быть массовым. Можно поставить технику, но нельзя привить талант.

В этом смысле выставка «Живая Азия» стала воплощением меня как художника и промежуточным итогом моей пятилетней работы. Резонанс от её проведения был очень велик! Выставка будет и впредь пополняться, поскольку путешествия стали неотъемлемой частью нашей жизни и источником неисчерпаемого вдохновения.

Азиатские путешествия очень помогают мне в профессиональном росте. К примеру, раньше я любила снимать пейзажи, потому что понимаю язык природы, могу передать её состояние, пропустив через себя. Однако, подолгу живя в Азии, мне в той же степени или даже чуть больше, понравилась портретная съёмка. Вдохновляют лица людей, их истории, которые можно прочитать в них. Я вижу в этом большой потенциал для дальнейшего роста.

Моё признание в благодарности людей, а монетизацией займётся Коля. Я художник и не буду скрывать, что нуждаюсь в признании. А иначе для кого всё это? Но среди всевозможных форм признания меня устраивает одна — благодарность людей. Мне нет нужды никому ничего доказывать. Никаким журналам и конкурсам. У меня свыше четырех тысяч друзей и тысячи подписчиков в «ВКонтакте». Я ежедневно получаю огромное количество комментариев к фотографиям и писем с признаниями, очень откровенных писем со слезами и переживаниями от людей, с которыми я даже незнакома лично. Это — всё, что мне нужно. Я верю — люди в Ижевске, в России и в мире не сильно отличаются друг от друга. Если трогает одних — будет трогать и других.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.