Устав ударяет в голову

 

В Ижевске больше нет мэра. Эта должность просуществовала в штатном расписании городской администрации больше 10 лет, и все это время мэр как будто кому-то мешал. Сначала республиканским властям (еще в 1996 году была предпринята попытка отменить прямые выборы главы администрации региональной столицы), потом  депутатам городской Думы (они не захотели, чтобы мэр председательствовал на сессиях). И вот этому существованию «не для, а вопреки» положен конец: в новом Уставе, который вступил в силу одновременно с избранием городской Думы четвертого созыва, мэру места не нашлось. Кто же теперь в городе главный?

Формально Устав не оставляет пространства для размышлений на эту тему. В нем черным по-белому написано, что высшим должностным лицом столицы является «глава муниципального образования «город Ижевск», он же – председатель городской Думы, которого депутаты выбирают из своего числа. То есть главной властью в Ижевске по-прежнему остается та, которую выбрали горожане. Но, согласно тому же уставу, у этой власти практически нет ни административных, ни финансовых ресурсов. Право управлять муниципальными финансовыми потоками и всей исполнительной структурой городской власти предоставляется главе Администрации города, которому же успели дать более компактное название на западный, буржуазный манер – сити-менеджер. Из области бизнеса в данном случае позаимствована не только лексика, но и логика. Задача менеджера – повышать эффективность предприятия, а не заниматься популизмом, поэтому директоров заводов выбирают не рабочие, а хозяева. Точно так же и городским хозяйством должен управлять не просто хороший парень, а квалифицированный специалист. И роль хозяев, которые выберут его без помощи горожан, сыграют городская Дума и республиканская власть. Прежде всего, Гордума должна решить, кто может претендовать на должность руководителя исполнительной власти города, утвердив положение о конкурсе на замещение этой должности. Трудовой контракт сити-менеджера, где прописаны его должностные обязанности, тоже утверждается депутатами. А вот в конкурсную комиссию, которая, собственно, и принимает решение о назначении сити-менеджера из числа претендентов на эту должность, войдут уже не только народные избранники. Две трети этой комиссии формируется городскими депутатами, еще треть – Госсоветом УР по представлению президента республики. Если сравнивать, то получается очень похоже на схему назначения губернаторов. В связи с этим, согласно Уставу города, инициировать увольнение сити-менеджера смогут как депутаты городской Думы и ее председатель, так и президент республики. Это может произойти, если сити-менеджер нарушит условия контракта. На первый взгляд, процедура чисто юридическая, но и здесь без политики вряд ли обойдется. Депутат Гордумы Ижевска третьего созыва Игорь Измалков вспоминает, как его коллеги снимали Валерия Суркина с должности председателя: «Его сначала тоже хотели отстранить за несоблюдение условий контракта. Я говорю: «Хорошо, но как вы это докажете. Что он, на работу не приходил?» То есть все эти нормы на практике не работают. В итоге его увольнение было чисто политическим. Его вынудили написать заявление». Правда, и главу города тоже без политики не уволить. В Уставе Ижевска подробно описана процедура избрания депутатами председателя Гордумы, а о том, как его переизбрать – ни слова. Правда, документ предусматривает отзыв депутата (а глава муниципального образования тоже депутат) избирателями. Это и есть единственная возможность уволить председателя городской Думы. Но на практике это сделать еще сложнее, чем вынудить уволиться главу по собственному желанию. Итак, ответственность власти, которую разработчики называли одним из главных преимуществ нового Устава, на поверку оказывается ничуть не более серьезной, чем прежде. Начальник юридического управления Администрации города Любовь Бельских говорит, что федеральный закон и раньше предусматривал процедуру освобождения от должности глав местного самоуправления. Но это если говорить об ответственности перед горожанами. А вот политическая ответственность первых лиц города перед коллегами по политическому цеху действительно возрастает. Председателю Думы придется оправдывать доверие выбравших его депутатов, а главе Администрации – еще и доверие президента республики. Сити-менеджер будет делать то, что четыре предыдущих года делал мэр: вносить в Думу бюджет, программу социально-экономического развития, план приватизации муниципального имущества, предложения по тарифам для населения и по местным налогам, управлять муниципальной собственностью, назначать руководителей органов Администрации города и муниципальных предприятий. Только теперь он должен согласовывать все эти действия с председателем городской Думы. Если заключение Главы города на какой-то документ или назначение будет отрицательным, то рассмотрение в Думе инициативы сити-менеджера формально можно считать отклоненной. Между тем махнуть рукой на такие документы, как бюджет или постановление о тарифах, например, на коммунальные услуги, по понятным причинам, нельзя. Чтобы в городе ремонтировали дороги и вывозили мусор, их все равно нужно принять, то есть сити-менеджер должен каким-то образом преодолеть вето председателя Думы. Как он может это сделать, в Уставе почему-то не записано. Тем не менее, представить какой-либо документ на обсуждение депутатов в обход председателя несложно. Экс-председатель и экс-депутат городской Думы Ижевска третьего созыва Валерий Суркин считает, что сити-менеджер все равно продавит свои интересы, используя подконтрольных ему депутатов (например, из числа руководителей муниципальных предприятий, для которых он является непосредственным начальником). Депутат может внести на рассмотрение Думы любой документ без предварительного согласования с председателем Думы. И не имеет никакого значения, действительно ли это его инициатива или проект решения за него подготовили в Администрации. Игорь Измалков тоже не исключает такой возможности преодоления вето председателя Думы. Правда, он считает, что право вето вообще вряд ли когда-нибудь будет использовано. По его словам, все противоречия между Администрацией и Думой можно уладить на этапе предварительной подготовки документов и на сессию вынести уже согласованные проекты решений. Иными словами, менеджеру, который будет нанят для руководства городским хозяйством, недостаточно диплома о высшем образовании в области муниципального управления. Ему потребуются дипломатические способности и политический опыт, чтобы договориться с председателем и склонить на свою сторону думское большинство. За вычетом обещанных разработчиками профессионализма и ответственности власти самым заметным новшеством Устава остается раздвоение власти. Новая городская конституция оставляет слишком большое пространство для политических амбиций, предоставляя наделенному властью председателю Думы и обладающему необходимыми для ее осуществления ресурсами сити-менеджеру выяснять отношения за пределами юридической плоскости. Здесь многое будет зависеть от личных качеств тех, кто займет эти должности. Сможет ли сити-менеджер удержаться от соблазна использовать вверенные ему ресурсы по своему усмотрению и влиять на принятие решений в Думе? Будет ли председатель Думы безоговорочно согласовывать решения главы Администрации? От того, как конкретные люди ответят на эти вопросы, и будет зависеть, кто реально станет в городе хозяином. Роль рефери в предстоящей борьбе за власть тоже нельзя недооценивать. И если поединок станет слишком напряженным, сыграть эту роль может президент республики. И, скорее всего, он будет подсуживать человеку из своей команды. Назначенный комиссией, треть состава которой формируют региональные власти, сити-менеджер попадает если не в подчинение, то уж точно под влияние президента и становится продолжением вертикали власти в республике. Глава города к этой вертикали отношения не имеет: в выборах председателя Думы президент не участвует. С одной стороны, это делает его менее зависимым. Но, с другой – разве ему, независимому, президент будет так доверять, как сити-менеджеру, назначение которого сам официально одобрит? Такое судейство вполне способно охладить пыл участников схватки еще до того, как они перейдут к реальным действиям. Но надолго ли? Валерий Суркин, который одним из первых испытал соблазн в качестве председателя Думы влиять на работу Администрации, теперь называет систему, где формальная власть в одних руках, а ресурсы – в других, миной замедленного действия. По его мнению, более или менее мирно две городских головы проживут максимум год-два, а затем все погрязнет в политических интригах. «В конце концов, — говорит Суркин, — бесконечные противоречия приведут к тому, что Путин продлит вертикаль власти и до уровня крупных городов». Что ж, если вмешательства республиканских властей окажется недостаточно, чтобы руководство города занималось делом, а не политикой, почему бы не изменить Устав еще раз. В конце концов, нет предела совершенству.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.