На пути к БУ

В связи с реформой системы бюджетных учреждений, которая начнется в России в 2011 году,  скептики рисуют апокалипсические картины: в школах бесплатными останутся только физкультура  и основы религии, а в больницу бесплатно можно будет попасть только на «скорой», но лечиться там все равно придется за деньги. «Свое дело» сравнил воображаемые горести и беды клиентов бюджетной медицины и образования с действительностью и нашел в них мало общего. По крайней мере, пока.

АУ, КУ и БУ

На самом деле реформа системы бюджетных учреждений уже началась. Еще в 2008 году бюджетные учреждения получили право становиться автономными.

Автономный статус дает бюджетникам большую свободу в расходовании средств. АУ получает государственное или муниципальное задание на предоставление бесплатных услуг населению и бюджетное финансирование на его выполнение. При этом деньги поступают не на казначейский, а на банковский счет, то есть не подлежат постатейной бюджетной росписи. Услуги, которые в госзадание не входят, АУ оказывает за деньги. Заработанные таким образом средства оно, в отличие от бюджетных учреждений, также зачисляет не в казну, а на собственный счет и, соответственно, может распоряжаться ими по своему усмотрению – копить, пускать в оборот, повышать зарплату или выплачивать премии сотрудникам, вкладывать в развитие материальной базы. Кроме того, у АУ есть право брать кредиты, оставляя в залог имущество учреждения, и на него не распространяется закон о госзакупках. Впрочем, все эти хозрасчетные прелести у бюджетников не вызвали бурной радости и желания поменять статус на АУ.

И напрасно, потому что с 2011 года, согласно закону «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений», переводить на автономный режим работы будут, не спрашивая о желании. Самостоятельность предоставят всем бюджетным учреждениям, у которых есть хоть какой-то потенциал для оказания платных услуг.

Планируется, что исключение составят только учреждения национальной обороны, обеспечения безопасности и психиатрической помощи населению. Они в силу своей специфики не могут оказывать платные услуги, поэтому по-прежнему останутся на полном бюджетном обеспечении. Их новый статус можно будет обозначить аббревиатурой КУ – казенные учреждения.

Основная же масса государственных и муниципальных учреждений – больницы, школы, поликлиники, детские сады и проч., и проч. — будут по-прежнему называться бюджетными, только теперь это будет уже не просто расхожее выражение, а особый юридический статус, который на вывесках школ и больниц, возможно, будет обозначен аббревиатурой БУ. Именно эта новая категория вызывает мрачные предположения скептиков о том, что бесплатного образования и лечения больше не будет.

БУ будут во многом похожи на АУ – так же будут получать бюджетное финансирование не по смете, а согласно государственному
заданию, смогут брать плату за услуги, этим заданием не пре-дусмотренные, и самостоятельно распоряжаться заработанными таким образом деньгами. Только бюджетные субсидии они будут получать не на расчетный счет в банке, а на лицевой счет в казначействе, подлежащий бюджетной росписи, и закупки БУ, в отличие от АУ, должны проводить на торгах – как государственные заказчики.

Как видно, в основном различия БУ и АУ касаются порядка расходования бюджетных субсидий и взаимоотношений с подрядчиками. Что же касается оказания услуг населению, в этом плане АУ и БУ равны в правах и обязанностях. В таком случае о том, как изменится соотношение платных и бесплатных услуг после реформы, можно судить по результатам ее первого, уже пройденного этапа.

Аукнулось и откликнулось

Первыми АУ в Ижевске еще в 2008 году стали Гуманитарный лицей, детские сады №№286 и 287, МВЦ «Галерея», СДЮСТШ по мотоспорту и центр русской культуры «Русский дом». Сейчас у них за плечами уже двухлетний опыт работы в новом статусе, и их руководители считают этот опыт успешным.

Бывшая заведующая детсадом №287, а теперь директор АМДОУ д/с «Розовая пантера» Наталья Богданова теперь не составляет смету расходов для получения финансирования. Вместо этого она получает муниципальное задание. Например, в этом году оно заключается в обеспечении пребывания в детском саду 263 детей. Им нужно обеспечить соответствующее нормативам питание, а также занятия по стандартной программе.

Исходя из задания рассчитывается размер необходимого для его выполнения бюджетного финансирования. Стоимость пребывания одного ребенка в детском дошкольном учреждении, включая затраты на питание, зарплату, коммунальные услуги, ремонт, налоги и прочие необходимые расходы, составляет около 33 тыс. руб. в год. В пересчете на 263 человек получается сумма около 8,5 млн руб. Такая субсидия и заложена в бюджет. Она делится по месяцам, но не расписывается по статьям расходов, и это позволяет более оперативно решать текущие хозяйственные вопросы.

Объем госзадания, которое детсад выполняет в статусе АУ, по словам Натальи Богдановой, не изменился по сравнению с количеством детей, которое ходило в сад раньше. В группах по-прежнему ровно столько человек, сколько они физически могут разместить. Ситуация с бюджетным финансированием фактически тоже не изменилась: затраты в принятых для расчета субсидии нормативах учтены по минимуму – как и во всех других детских садах города. Статус АУ, конечно, не дал 287-му саду возможность разом решить все накопившиеся за годы недофинансирования проблемы, но дело, по крайней мере, сдвинулось с мертвой точки.

«Мы ввели две платные услуги из области развивающего обучения в ясельных группах, а также дополнительное питание, – рассказывает Наталья Богданова. – У родителей есть возможность выбрать, пользоваться стандартным набором услуг или доплачивать сверх обычной родительской платы 1800 руб. в месяц и переводить своих детей в группу развивающего обучения. Если из бюджета в прошлом году мы получили около 9 млн руб., то самостоятельно смогли заработать за счет предоставляемых нами платных услуг только 2 млн руб. Получаемую прибыль инвестируем в развитие детского сада, но часть, безусловно, уходит на повседневные и срочные нужны. К примеру, на заработанные деньги мы смогли установить пожарную сигнализацию и противопожарную дверь в архив, теплосчетчики, приобрести котел для кухни и новые песочники, обновить сантехнику, усовершенствовать систему вентиляции. Кроме того, мы смогли увеличить зарплату: если зарплата у обычных воспитателей в нашем детском саду 7 тысяч рублей, то у тех, что ведут платные группы, – 9 тысяч».

Трудности перевода

В прошлом году статус автономных получил еще ряд государственных и муниципальных учреждений образования и культуры, и теперь в республике уже несколько десятков АУ. Большинство опрошенных СД руководителей признают, что переходный период был для них непростым: учреждения столкнулись с необходимостью работать с документацией и вести собственную бухгалтерию, искать способы получения собственных доходов, чего раньше делать не приходилось.

Кроме того, не обошлось без эксцессов, связанных с законодательными недоработками. Как рассказала Наталья Богданова, в прошлом году налоговые органы выставили автономным учреждениям республики крупные счета по налогу на имущество. Потребовалось вмешательство Госсовета УР: республиканский парламент принял закон, освобождающий АУ от уплаты этого налога, и вопрос был урегулирован. Однако директор АМУ «Центр русской культуры «Русский дом» Виталий Тюльпин отмечает, что нормативная база относительно АУ до сих пор окончательно не проработана: «автономное учреждение – это новая форма деятельности, и пока вся процедурная часть не урегулирована, многое приходится делать «с колес».

С разработкой госзадания и расчетом субсидий на первых порах тоже возникали заминки: учредители долго выводили единицы, в которых будет выражаться задание в зависимости от вида деятельности, затем рассчитывали нормативы их финансирования, привыкали к новым механизмам контроля за выделенными из бюджета деньгами. Но в этом плане по итогам двух лет руководители отмечают перемены к лучшему. «Во-первых, появилась стабильность финансирования со стороны муниципалитета в части выполнения муниципального задания, – говорит директор Гуманитарного лицея г. Ижевска Михаил Черемных. – Во-вторых, благодаря самостоятельности в распределении средств мы можем оперативно решать те задачи, которые являются наиболее важными на данный момент».

«Объем госзадания и его финансирование исчисляется из сложившейся истории отношений, которые были до того, как мы стали АУ», – объясняет сформировавшийся за два года принцип работы по госзаданию Виталий Тюльпин. Этого принципа придерживаются все государственные и муниципальные учредители: объем госзадания не сократили ни одному из учреждений, перешедших в статус АУ.

Взгляд в БУдущее

Сохранение размеров госзадания для АУ определено законодательно – на первые три года. Как отметил министр культуры, печати и информации УР Дмитрий Иванов, нынче эта норма была соблюдена даже несмотря на консолидированный секвестр республиканского бюджета на 22%.

Однако как будет сказываться недостаток средств в бюджете на работе АУ, а впоследствии и БУ, по истечении определенного законодательством переходного периода, предсказать не берется никто. На местах пока не получили из федерального центра внятных инструкций по применению закона, реформирующего бюджетную сферу, а суть публичных комментариев федеральных чиновников сводится к обещаниям не сокращать бюджетное финансирование социальной сферы, которые, впрочем, не успокаивают скептиков.

Как бы то ни было, с 1 января 2011-го  до 1 июля 2012 года будут действовать лишь переходные положения закона о совершенствовании правового статуса государственных и муниципальных учреждений. Этот период должен прояснить пока туманное будущее бюджетной сферы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.