Данил Белоголовкин: «Валить деньги неглядя — бесполезно»

Данил Белоголовкин, генеральный директор ОАО «Гарант», руководитель депутатской фракции ГС УР «Единая Россия», председатель правления Ассоциации «Деловая Удмуртия», считает, что Удмуртия, несомненно, нуждается в деньгах, которые федеральное правительство намерено выделить на так называемые «национальные проекты». Но, по его мнению, республике для этого необходимо, во-первых, разобраться, на что она их потратит, а во-вторых, заняться составлением целевых программ с учетом требований, предъявляемых разработчиками национальных проектов, чтобы манна небесная не пролилась мимо.

— Данил Ефимович, как, на ваш взгляд, выглядят перспективы реализации в республике проектов, которые объявлены приоритетными в России: развитие образования, медицины, сельского хозяйства и жилищного рынка?

— Знаете, я бы эти проекты проранжировал по степени прозрачности, понятности. На мой взгляд, самый понятный на сегодня проект — это жилье. В нашей республике жильем занимаются достаточно давно. Мы были одними из первых, кто начал заниматься ипотечным кредитованием, и сегодня единственный программный момент, в который действительно требуется вмешательство государства — это развитие коммуникаций. В Ижевске, например, сегодня практически нет готовых площадок. Поэтому если бы нам дали денег из центра на обустройство коммуникаций, то можно было бы сразу строить микрорайоны на сотни тысяч квадратных метров. И это могло бы значительно снизить стоимость строительства. Все остальное в этой сфере предельно просто: деньги на строительство есть, деньги на покупку квартир есть — рынок работает. Впрочем, пожалуй, есть еще два момента, которые потребуют государственных субсидий, — это снижение ставок по ипотечному кредитованию (это, насколько я понимаю, уже рассматривается в проектах) и строительство социального жилья. Последнее — для тех людей, которые никогда ипотечный кредит не только выплатить — получить не смогут. Это больные, пенсионеры, люди, проработавшие в бюджетных сферах. Этот социальный кусочек должен существовать, как во всем мире: есть небольшое социальное жилье, которое муниципалитет обеспечивает абсолютно определенному контингенту. А вот в сфере образовательных проектов для меня не все понятно. Речь идет о повышении качества образования. Но для этого необходимо сначала воссоздать систему подготовки специалистов. Вот мы всюду говорим, что количество студентов увеличилось, а нормального специалиста найти сегодня очень непросто. В то же время три-четыре вуза готовят одинаковых специалистов. И предлагают не те специальности, которые нужны на рынке, а те, которые хорошо покупаются. Я считаю, что исчезла целевая политика Министерства образования России, которая обязана быть. И пока ее не будет, какой смысл в этой ситуации вливать в них дополнительные деньги? Другой пример — стимулирование вузовской науки. Были времена, когда она играла очень серьезную роль, особенно в разработке каких-то прикладных тем. Вузовская наука всегда увязывалась с производством, разработки применялись на практике. На сегодняшний день мы очень серьезно потеряли в этой практической части. И сейчас, когда идут конкурсы инновационных проектов, — ну настолько Удмуртия выглядит хило… В Татарстане на конкурсах инновационных проектов выставляют по 200-300 проектов, а у нас — десяток. Здесь тоже нужна государственная поддержка, но опять же — обдуманная, с оглядкой, скорее, не на сегодняшний день, а с расчетом на завтра. В здравоохранении тоже много вопросов. У нас в республике оно в принципе на неплохом уровне, но много вещей не понятных до конца. В первую очередь, на мой взгляд, необходимо установить черту между платной и бесплатной медициной. Это должно сделать государство — федеральное правительство. Иначе что получается: дали денег, купили оборудование, установили, а на следующий день оно становится платным. Понимаете? Бюджет обеспечил кого-то средствами для зарабатывания денег. Где грань между платной и бесплатной медициной? Нужно четко сказать: вот это платно, вот это бесплатно, вот это дает бесплатный страховой полис, а вот это дополнительное медицинское страхование. Пока этого не сделано — у нас медицина будет продолжать жить на трех бюджетах: субсидии государства, платных услугах и «левом» бюджете. Нужно наводить здесь порядок. И это уже вопрос менеджмента. Зайдите в любую клинику — многое зависит от личности. Возьмите две больницы равного финансирования: в одной все блестит, а в другой стоит то же самое оборудование — пылью покрылось. То есть валить деньги, не глядя, бесполезно — никакого результата не получишь. Тут ведь все очень непросто. Например, вместе с премьером Фрадковым приезжал замминистра здравоохранения России. Он нам назвал реальную цифру, на которую на будущий год будет закуплено оборудование. Но здесь надо смотреть уровень техники, с ценами разобраться. Да и просто решить, что именно нужно. Ну, скажем, купят и пришлют сверху 20 рентгеновских аппаратов. А надо нам это? Или нам надо два аппарата, но один какой-нибудь особенный. Здесь нужно все детально решить, и в этом направлении, насколько я знаю, сейчас в правительстве работают. С сельским хозяйством все более понятно. Проект по сельскому хозяйству у нас в республике благодаря президенту уже давно работает: ежегодный закуп техники, субсидирование. Каждый год стадионы открываются, инфраструктура развивается. И когда наш президент был у Путина и на фактах показал наши результаты в АПК, он имел моральное право сказать: а вот нам надо бы было под это наше дело усилить газификацию. И это было воспринято, и были даны поручения помочь. То есть видно, что работа идет, и сегодня просто нужны какие-то дополнительные средства, чтобы удержать людей на земле — ведь именно на это федеральный проект по сельскому хозяйству и направлен.

 — Действительно, в республике большинство целевых программ действует в области сельского хозяйства, и это может служить аргументом в нашу пользу при распределении денег на реализацию национальных проектов. Но вот по строительству коммуникаций, к примеру, у нас ничего нет, в области образования нет целевых программ, мало в области медицины. Нужно ли пересматривать собственные программы, чтобы принять активное участие в реализации общероссийских национальных проектов?

— Конечно, нужно. То, что есть, нужно обязательно брать за основу и дорабатывать. Если вдруг манна небесная разверзается где-то рядом, надо же открывать рот и бежать туда. Только просящему что-то перепадет. Тут надо обязательно расширять, усложнять, придумывать. Есть у нас целевые программы, но надо ведь, чтобы нас там еще услышали. Если там никто никогда не болел геморрагической лихорадкой, то кто тебя услышит. Или природно-очаговые инфекции. Вот онкологию мы упустили немножко. Минздрав и правительство должны пиарить такие программы. Мы сегодня очень сильно не дорабатываем в этом на федеральном уровне. Вы просматриваете газеты федеральные? Удмуртии там нет. А что те регионы, о которых пишут? Что, вы думаете, приехали журналисты в Татарию и откопали там какой-то уникальный случай? Да нет, конечно, — это все платный пиар. Надо с этим свыкнуться и тоже этим заниматься. Это надо делать целевым программным способом, понимая, где, куда и о чем. И чтобы это было увязано с теми же национальными программами.

— Как вы считаете, у регионов равные шансы получить деньги на реализацию национальных проектов?

— Никогда в жизни этого не было. Говорить о равенстве регионов нельзя. Я не видел еще ни одного примера пропорционального распределения.

— А что нужно сделать, чтобы получить максимальное финансирование?

— Регион звучать должен. Нужно все время пиариться. Регион должны знать в столице. Должны быть несколько брэндов, которые нужно отрабатывать беспрерывно. Чем ярче и больше будет шума вокруг любой из этих программ, тем больше вероятности, что нас заметят и дадут не по остаточному принципу, а по принципу нормального финансирования. Невозможно, не пиаря регион, потом идти и доказывать кому-то, что мы лучшие по жилищному строительству. Регион должен звучать, должно звучать развитие экономики, сельского хозяйства.

— Какая сфера республиканского хозяйства больше других нуждается в государственной поддержке? Наши приоритеты совпадают с общероссийскими или нам нужно развивать свои «национальные проекты»?

— По мне, основной составляющей всех этих процессов должна быть экономика республики. Мы же не можем сидеть и ждать, когда кто-то обратит внимание на наши проблемы. То есть нужно, чтобы экономика работала, а с нормальной экономикой можно решать любые проблемы и реализовывать любые проекты. А у нас в экономике еще достаточно много вопросов. Например, одна из основных — инвестиционный климат. Здесь масса проблем как регионального уровня, так и федерального плана, мешающих развитию бизнеса. Клонирование чиновников, например. Появляется, условно говоря, кадастровая палата. Она расписывает правила игры. Тут же при этой кадастровой палате появляется какое-нибудь ООО. Вот надо мне оформить кусок земли. Кадастровая палата говорит: нам надо описание границ. А что это такое — никто не знает. В деревне же как — от палки до палки. А оказывается, есть целый механизм: надо уплатить, положим, полторы тысячи вот этому ООО, и тебе сделают описание границ. И из таких примеров можно построить такую гирлянду глупости. И местный чиновник — он же тоже завидует федеральному, ему надо создать свое. И мы погрязаем в этом. Поэтому я бы поставил во главу угла экономические проекты. Экономика должна быть в приоритетах в любой ситуации. Логика простая: будет работать экономика — будут деньги на реализацию проектов в здравоохранении, социальной сфере, образовании — где угодно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.