Айс?

В Ижевске уже который год нет ни льда, ни денег на строительство новогоднего городка на Центральной площади. Между тем современные технологии позволяют ледовой индустрии не зависеть от капризов природы, а чиновники, кажется, придумали способ найти разумное соотношение эстетических потребностей с финансовыми возможностями.

Не климат

В советские времена Центральную площадь Ижевска украшали не ледовые, а снежные фигуры. Технология была нетрудоемкой: прямо на объекте строили деревянные короба, привозили на грузовиках снег, засыпали его внутрь, дожидались, когда он затвердеет, разбирали деревянные конструкции и вытачивали незамысловатые скульптуры. Как правило, дальше образов Деда Мороза и Снегурочки фантазия не распространялась – материал не позволял.

В начале «лихих» 90-х, когда муниципалитеты не справлялись даже с выплатой зарплаты бюджетникам, в средней полосе России стало не до праздников и уж тем более не до искусства. Ижевские скульпторы отправились на богатый Север в поисках разовой работы и, увидев там ледовые творения северных коллег, влюбились в материал. Лед гораздо прочнее снега, а потому предоставляет творческой мысли больше свободы. По сути, можно реализовать те же замыслы, что и в камне, но гораздо быстрее: если камень обтачивают годами, то лед позволяет воплотить идею за считанные дни.

Освоив на Севере тонкости ледового строительства, ижевские скульпторы стали продвигать идею на малой родине. «Пионеры» вспоминают, что ее реализации чуть было не помешали природно-климатические условия. Ижевский пруд из-за большой проточности воды для добычи льда не подходит: трудно вырезать глыбу достаточной толщины. Но кто ищет – тот всегда найдет, и выбор пал на Чемошурский пруд: и вода стоячая, и подъезд для грузовых машин удобный. И в конце 1991 года на Центральной площади Ижевска появился первый ледовый городок.

Другим фактором риска для ледовых проектов в Ижевске всегда были финансы. По словам скульптора Александра Суворова, средняя цена ледового городка – 1,5-2 млн рублей. Ижевск никогда не мог позволить себе таких расходов, поэтому и привлечь к новогоднему строительству профессиональных художников обычно не удавалось —  работу поручали Управлению благоустройства и транспорта.

«С одной стороны, так проще и дешевле – муниципальные работники работают за оклад, ничего дополнительно платить не надо. С другой – как следствие каждый год на Центральной площади  Ижевска мы видим то, что видим», — говорит Александр Суворов.  

В последние годы, впрочем, мы не видим на площади почти ничего – поразить ижевчан красотой ледовых скульптур не позволяют то погодные, то финансовые условия, а чаще – и то и другое сразу.

«О работе в Ижевске профессиональной команды не может быть и речи до тех пор, пока  на эти цели не будет заложен достаточный бюджет – на оплату работы скульпторов, материалы и т.д., — рассуждает Александр Суворов. — В этом году администрация Ижевска выделила на ледовый городок всего 300 тысяч рублей. Но даже если не делать ничего сверхсложного, нужно учесть, что морозы пришли поздно, и лед не успел замерзнуть. Придется его возить откуда-то, а это очень дорого: нужно ведь оплачивать транспортные расходы, работу техники, бензин. Хотя в прошлом году было и того меньше — выделили всего 150 тыс. рублей, которых не хватило даже на то, чтобы заготовить местный лед».

Где лед и деньги

Природные и финансовые катаклизмы не властны над русским Севером. Там всегда есть лед, а самое главное – нефть и газ – а значит, и деньги. Не хватает только простых человеческих радостей.

«В большинстве городов Севера, таких, как, например, Новый Уренгой, ледовые городки имеют знаковое значение для горожан, — рассказывает директор ООО «Ледовая скульптура» (г. Ижевск) Андрей Баталов. — У них не развита инфраструктура развлечений – нет ни парков, ни цирка, как в Ижевске, и все население ждет не дождется, когда на единственной площади их города появится ледовая сказка».

Предприятие «Ледовые скульптуры» – посредник между ижевскими ледовыми скульпторами и «северными» заказчиками. Компания разрабатывает эскизы ледовых городков, от своего имени выставляет их на конкурсы, проводимые местными администрациями. Если побеждает – набирает исполнителей в Ижевске. Подобных менеджеров на российском рынке ледовой скульптуры – множество. Вокруг каждого из них за годы работы сложился определенный круг скульпторов.

«Так проще: ты знаешь их, они знают тебя; за годы работы взаимоотношения только укрепляются», — поясняет Александр Суворов. По тому же принципу набирается и команда рабочих, которые занимаются резкой, перемещением и предварительной обработкой ледовых глыб.

Круг заказчиков у компании-менеджера, как правило, тоже остается стабильным на протяжении многих лет. Хотя, по словам бывалых «ледовиков», конкуренция на этом рынке настолько высока, что порой доходит и до угроз.

Например, «Ледовая скульптура» прочно обосновалась в Новом Уренгое, Салехарде, Тобольске, Губкинском. Города «берут» в первую очередь тематикой проекта. Кто один раз угодит местным жителям, имеет все шансы на долгосрочное сотрудничество. Например, в Тобольске любят тематику сказок Ершова, который в этом городе родился. А прошлогодний городок в Губкинском — «бенефис» ледовых строителей – поразил и горожан, и профессионалов лучшими композициями за 10 лет: за эти годы губкинцы повидали воплощенные во льду достопримечательности Москвы и Питера, героев сказок Андерсена и Киплинга, «Парк Юрского периода», «Семь чудес Света», «Средневековье»…

Перехватить у «Ледовой скульптуры» заказы в небольших северных городах уже много лет пытаются москвичи, но пока не получается. Столичные компании просят за свою работу на порядок больше ничуть не менее талантливых провинциалов. Их расценки по карману только очень богатым даже по северным меркам городам, которые они и «оккупировали».

Поэтому в начале декабря в Ижевске не найти ни одного ледового скульптора – все разъезжаются по объектам. Например, «Ледовая скульптура» в этом году собирается воплотить в Новом Уренгое небывалый (для себя) по сложности и красоте проект — композицию из архитектурных памятников Петербурга. Площадь, на которой разместятся ледовые здания и фигуры, составит почти 5000 кв.м. 

Большой бизнес

Впрочем,  ижевские скульпторы пользуются популярностью не только у ижевских же менеджеров. Большинство из них сотрудничает и с более крупными компаниями, работающими на арт-рынке.

Например, некоммерческий фонд скульпторов России «Единение» (г.Пермь) уже несколько лет реализует с их помощью арт-проекты во многих российских городах. И сами художники считают, что без менеджеров существовать на этом рынке невозможно, несмотря на то, что организатор, как правило, оставляет себе львиную часть прибыли.

Это тем не менее считается справедливым, ведь масштабы тех же «ледовых» заказов уже давно не укладываются в рамки понятия «ледовый городок».

«Название «ледовые городки» осталось только в лексиконе обывателей, — говорит  председатель Совета фонда скульпторов России «Единение» Алексей Тютнев. — В профессиональной среде их уже называют «многофункциональные ледовые комплексы». Изменились и сами подходы к их возведению. Теперь это уже напоминает настоящее строительство — чтобы вести бизнес в этой сфере, необходимо получить лицензию на строительство малых архитектурных форм изо льда; при проектировании производится расчет несущих конструкций; к технологии и процессу добычи льда и строительства городков применяются специальные СНИПы, и даже для оформления художественной подсветки нужна своя лицензия — на проведение электромонтажных работ. Кроме того, место добычи льда должно быть согласовано с балансодержателем водоема – например, администрацией».

Современный ледовый городок мало отличается от настоящего строительства и в  плане технологий, которые постоянно совершенствуются. Ну, разве что роль цемента по-прежнему играет обычная вода, а в остальном технологии позволяют, в буквальном смысле, творить чудеса.

«Многие крупные компании, которые уже зарекомендовали себя на этом рынке, имеют настолько мощную материально-техническую базу, что могут делать изо льда даже многолетние проекты, — говорит Алексей Тютнев. — Например, на случай теплой зимы: ледовый городок разбирается, и готовые куски льда складываются на хранение в специальные холодильники, которые готова предоставить компания-подрядчик». Так, по мнению Алексея Тютнева, в конечном итоге можно сэкономить даже больше, чем отдав подряд «шабашнику».

С недавних пор возможностей у «шабашников» юридически стало больше: с этого года муниципалитеты обязаны выставлять право заключения контракта на строительство ледового городка на аукционы. Эта форма торгов, в отличие от конкурса, не позволяет заказчику выставлять требования к качеству или художественному уровню работ, на аукционе побеждает тот, кто выставляет низкую цену. И даже если городским властям очевидно, что победитель предложил настолько низкую цену, что не сможет отработать на привычном для горожан уровне, отказаться от заключения контракта с ним муниципалитет не вправе.

Впрочем, участникам рынка удалось сохранить «статус кво», и привычная схема раздела рынка в этом году не изменилась. Возможно, в силу соблюдения неких негласных правил игры.

С другой стороны, переход ледовой индустрии к аукционному распределению контрактов может стать причиной роста рынка за счет тех городов, которые раньше, выставляя на конкурс дорогие заказы по низкой цене, вообще были неинтересны скульпторам. Возможно, в ходе аукционов таким заказчикам будет предложено некое разумное соотношение цены и качества. По крайней мере, попробовать стоит.

Алексей Тютнев говорит, что фонд «Единение» уже получил предложения на следующий год от нескольких городов Удмуртии. Ижевска, правда, в списке пока нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.