Политика и экономика Александра Бречалова

99 из 100 врио не стали бы заниматься организацией форума для предпринимателей практически сразу после назначения. У вновь назначенных губернаторов  и без того есть чем заниматься. Бречалов это сделал. Не только потому, что его команда хорошо умеет делать такие мероприятия и нужно было это продемонстрировать. Скорее это был ответ на немой вопрос «Чем в первую очередь планируете заняться?» Ответ: «Экономикой».

 Политика вторична

Удмуртия очень политизированный регион. Не уникальный в этом смысле, но от этого ничуть не легче. Политизированный — это когда телегу ставят впереди лошади. Когда административный (и по сути своей политический) ресурс становится определяющим для успеха бизнеса. Когда экономическим развитием жертвуют ради политической стабильности. И у нас достаточно кейсов по успешной монетизации политического влияния.

Именно поэтому «варяга» в регионе ждали с большой опаской — привычная логика подсказывала, что вместе с новым руководителем нужно ожидать и приезда «новых предпринимателей». Для нас это нормально: не только у предыдущих глав республики были свои доверенные бизнесмены и излюбленные отрасли, но они были и есть также и у муниципальных руководителей.

Но вот оказывается, что у Бречалова таких бизнесменов нет. Судя по всему его личные цели амбициознее, нежели занять место разводящего в региональных междусобойчиках, и Удмуртию он рассматривает как возможность самореализации в роли управленца и политика, и, в случае удачи, выхода на новый уровень. Врио этого не скрывает: «У меня нет никаких личных интересов, кроме как справиться с вызовом. Я человек азартный и, наверное, по-хорошему амбициозный. Моя задача, чтобы Удмуртия конкурировала с самыми успешными и развитыми территориями страны» (цитата из официального пресс-релиза о встрече врио Главы УР с Ассоциацией «Деловая Удмуртия»).

Политических задач при этом с Александра Бречалова никто не снимает — в этом году выборы Главы республики и выборы в Госсовет, в следующем выборы — выборы Президента России. Но и тут для врио очевидно важнее та составляющая, что пойдет в «федеральную зачетку». Вряд ли ему важен персональный состав будущего Госсовета (большинство из тех, кто там окажется он все равно не знает лично), который давно превратился в декоративный орган власти.  А вот общий процент партии власти важен, так же как важно не просто победить (в чем никто не сомневается) сколько победить с убедительнейшим большинством голосов.

Для того, чтобы добиться этих результатов у Бречалова уже все необходимые ресурсы и ему не нужно вступать ни в какие коалиции и союзы, не нужно ни на кого давить — достаточно выдать гарантии, что ничьи интересы не будут затронуты. И первое что сделал врио — он эти гарантии выдал: встречи с бизнесменами, промышленниками, общественниками, национальными объединениями — они как раз для это и были нужны.

Таким образом, Александр Бречалов отодвигает от себя политику (правильнее сказать — «провинциальную политику») на второй план, говорит о равноудаленности бизнеса от власти (тут вспоминается первый срок Владимира Владимировича Путина) и начинает заниматься наведением порядка в экономике, потому что в этом его единственный шанс «справиться с вызовом» и написать свою историю успеха.

Экономика до Бречалова

Есть точка зрения, что в Удмуртии не все так плохо с экономикой. У нас, например, сохранились и работают крупные заводы, заточенные под выпуск «оборонной продукции» (республика в прошлом году показала четвертый в РФ результат по темпам роста производства в обрабатывающей промышленности). Работает автозавод, есть предприятия переработки сельскохозяйственной продукции, есть нефть, есть строительные компании. Все это позволяет Удмуртии числится в середине всевозможных рейтингов, не претендуя на большее.

Врио мог бы спокойно заняться «вечными проблемами» — дороги, бюджет, сокращение чиновников, коррупция, выборы — этого было бы вполне достаточно чтобы обозначить «развитие» и решить первоочередные политические задачи.

Это было бы воспринято вполне нормально — мы привыкли к тому, что власть мыслит «электоральными циклами», которые слишком коротки для инвестиций в экономику. А все что может вырасти и развиться в существующих условиях, вырастет и разовьется без вмешательства главы республики.

При этом опыт таких регионов как Ульяновская область (где нет природной ренты как в ХМАО, столичного статуса как в Москве и Санкт-Петербурге, или национального лобби как в Татарстане) показывает, что любой регион имеет значительный внутренний потенциал для ускорения темпов развития экономики.

Справка СД

Ульяновская область

10 место в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата АСИ.

В 2007 году объем инвестиций в основной капитал в области составлял (32,5 млрд рублей (в Удмуртии — 44,5 млрд). В 2015 году: Ульяновская область — 90,1 млрд рублей, Удмуртская Республика — 80,3 млрд.

В течение последних трех лет Ульяновская область находится в первой двадцатке рейтинга регионов России с наиболее благоприятным инвестиционным климатом (10 место в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата АСИ-2017. Удмуртия — 28 место).

Пятую часть доходной базы бюджета Ульяновской области составляют налоговые и акцизные отчисления предприятий, которые были построены в Ульяновской области инвесторами за последние 10 лет. За период с 2005 года по настоящее время в Ульяновской области реализовано 160 инвестиционных проектов на общую сумму порядка 89 миллиардов рублей, в результате чего было создано более 20 тысяч новых рабочих мест с заработной платой не ниже средней по региону. В течение последних 3 лет за счет инвесторов в Ульяновской области ежегодно создается не менее 3 тысяч новых рабочих мест.

Удмуртия с точки зрения имеющихся ресурсов выигрывает у многих регионов, но зачастую проигрывает в конкурентной борьбе за инвестора (в том числе за инвестиции своих, удмуртских компаний) регионам с равными или более слабыми стартовыми позициями. Это как раз следствие политики «невмешательства» — одно крупное мероприятие для инвесторов в год (по факту: и не для и инвесторов, и не крупное), формальный реестр инвестиционных проектов, наличие инфраструктуры поддержки малого бизнеса при отсутствии у этой инфраструктуры какой-либо проактивной позиции. Плюс отсутствие всякого внимания к перспективным отраслям — к IT-бизнесу, например. Плюс невнятный имидж региона: мы так и не определились кто мы: родина Чайковского, родина автомата Калашникова, регион-завод или все сразу (Петр Ильич с автоматом на мотоцикле «Иж»)?

Справка СД

Реестр инвестиционных проектов

В реестре инвестиционных проектов Удмуртской республики числится 189 инвестпроектов на общую сумму свыше 256 млрд рублей. Значительная часть из них, судя по указанным в реестре срокам уже должны быть реализованы. Таких проектов в реестре мы насчитали на общую сумму около 29 млрд рублей.

Есть проекты, реализация которых под большим сомнением. Например, «организация инновационного агробиологического кластера» с общим объемом инвестиций 26,5 млрд рублей или проект «Ижевский завод» с объемом инвестиций 25 млрд рублей. В сомнительные можно также записать проект «Производство высококачественной льняной продукции» с объемом инвестиций в 10 млрд рублей менее чем за 2,5 года (учитывая, что инвестор — магазин льняной одежды из Казани). Таким образом даже поверхностная экспертиза облегчает реестр инвестиционных проектов на более чем на 90 миллиардов.

Экономика Бречалова

Не побоюсь выглядеть оптимистом — то что делает команда Бречалова в сфере экономики, обнадеживает. Обнадеживает, что начали с ревизии: значит хотят понять, что есть, чего нет; что из того, что есть — нужно, а что — нет. И ревизия в данном случае — это не только инвентаризация активов и пересчет личного состава, но и получение обратной связи. Форум «Сделано в Удмуртии», в частности, использовался как такой инструмент — раньше этого не делалось, хотя, казалось бы, очевидная вещь.

Второе, что обнадеживает: есть понимание, что рост объемов привлеченных в регион инвестиций — это не только единичные крупные проекты, за которые конкуренция огромна, но и множество небольших. И у последних есть свои преимущества: за них меньше конкуренция, они менее требовательны к инфраструктуре, они быстрее реализуются и быстрее приносят результат. Исходя из этого формируется и история успеха региона: уже не только промышленные и агропромышленные гиганты, но и малый бизнес. Здесь же стоит отметить попадание в фокус IT-отрасли, которую предпочитали просто не замечать. И не забудем про изменение роли зампреда-постоянного представителя главы УР при Президенте РФ — уже не просто представитель, а точка входа для всех, кого интересует работа с республикой. Аналогичного изменения функций следует ожидать и в отношении всех отраслевых министерств: пора им перестать выступать в роли сборщиков статистики и распределителей бюджетных средств.

И третье: есть понимание что внешние инвестиции — это не панацея для экономики. Бизнес идет туда, где бизнесу хорошо. Нужно создать условия для своих предпринимателей. Об этом в общем и говорил Александр Бречалов, заявляя о необходимости удвоить налоговые поступления от малого бизнеса в бюджет региона в ближайшие два-три года.  И в этом направлении тоже есть подвижки: проекты в области бизнес-образования, обсуждается идея ( и она с большой долей вероятности будет реализована) о создании единого маркетингового центра, где будет оказываться посильная помощь в упаковке бизнес-проектов, их продвижении на рынки за пределами республики. Сюда же можно отнести поиск возможностей для создания дополнительного спроса для расширения рынков сбыта: проекты в области событийного туризма (массовые спортивные мероприятия, этнодеревня и проч).

Самое главное, что Бречалов готов делать все от него зависящее, использовать все имеющиеся ресурсы и возможности для того, чтобы совершить прорыв в сфере экономики. Это кстати не так уж и сложно, учитывая, что большинство ближайших конкурентов в общем страдают теми же недостатками, какими страдала (и продолжает) и Удмуртия. То есть, для того, чтобы прорваться в высший эшелон достаточно делать чуть больше, чем делают другие.

Тут амбиции Александра Бречалова Удмуртии на руку — с тройкой по экономике (пусть и с пятеркой по политике) его в следующий класс не переведут. К тому же и конкуренция нарастает: в Пермском крае сменился руководитель, в Башкортостане, заметно сдавшем за последние годы свои позиции, руководитель, вероятно, тоже вскоре поменяется. Плюс целая когорта «молодых технократов», возглавивших регионы до Бречалова.

Справка СД

Что сделано командой Бречалова в экономике за два месяца

Удмуртия вошла в число 13 пилотных регионов, где будет внедрен региональный экспортный стандарт, разработанный Российским экспортным центром.

Подписано соглашение с этнографическим парк-музеем Этномир о строительстве на его территории «Дома Удмуртии».

Подписано соглашение с университетом «Синергия» о реализации в Удмуртии образовательных программ для предпринимателей (будут запущены уже этой осенью)

Подписан инвестиционный контракт на сумму более 115 млн рублей на строительство отделения гемодиализа в Сарапуле.

Ведется составление карты инвестиционных возможностей региона.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.