В Москву, по делу, срочно

 В Удмуртии было много громких политических историй, нашумевших на всю Россию, но арестов руководителя республики еще не случалось. Утром 4 апреля бывший (тогда еще действующий) глава Удмуртии Александр Соловьев был арестован и отправлен на рейсовом самолете в Москву, в Главное управление Следственного комитета РФ. На этом бесславно закончилась большая глава в политической истории Удмуртской Республики — не просто три года руководства Александра Соловьева, а вообще история управления республикой усилиями местных элит.

Начали расколом, закончили развалом

Политическая история Удмуртии изобилует примерами междоусобиц, она с них начиналась: Волков против Тубылова, Волков против Салтыкова, Волков против Вершинина, Волков против Ганзы. Вот примеров объединения вокруг регионального лидера нет ни одного.

Александр Волков победил всех своих политических оппонентов. Точнее, рассеял и уже больше не допускал, чтобы рядом могли появиться новые лидеры. Но при этом остался в одиночестве, были исполнители, но не было команды и поддержки людей.

И по большому счету, он сам виноват в том, что до последнего верил в свою несменяемость, и в том, что ему на смену пришел не более молодой руководитель, который мог бы продолжить делать то, что делалось до него (допустим, было что продолжать), как это случилось, например, в Татарстане, а человек, которого с самого начала иначе как «временным главой» и не называли — даже лояльные политэксперты. Не было рядом ни одного молодого потенциального лидера. Были рядовые исполнители, какие-то министры без портфелей из друзей, которых некуда выгнать, или просто «заслуженных» людей.

Поэтому когда пришло, казалось бы, время перемен, на пост главы  республики не оказалось ни одного кандидата, помимо случайно подвернувшегося (подходящие анкетные данные, отсутствие, по-видимому, на тот момент каких-либо серьезных материалов у правоохранительных органов, хотя сейчас пишут, что якобы были) Александра Соловьева.

Не было похоже, чтобы он хотел быть губернатором. Человек, который вырос и всего добился в той же системе координат, что и Александр Волков, не имевший никакого опыта работы в исполнительной власти, каким-то странным случаем вообще оказавшийся в чиновно-политической обойме, хотя по опыту и таланту был всего-то, что называется, крепким хозяйственником — директором «Автодора».

Но после того, как должность губернатора была ему предложена, многие решили, что он «достоин». «Эффект усталости» от Александра Волкова, бессменно руководившего республикой 20 лет, играл на руку избраннику Кремля. 84% с лишним голосов, отданных за нового губернатора на выборах, воодушевляли на великие свершения: госдолг сократить, кадровый резерв создать, эффективность управления повысить, дороги починить, точечную застройку прекратить, мост построить!

В действительности оказалось, что все этому некому делать, а сам Александр Васильевич, помимо дорог, в общем ничем другим заниматься и не умел. Дороги же, как выяснилось, далеко не главная проблема республики и лично главы. Главная проблема была в отсутствии у главы команды и опыта — как политического, так и управленческого. Организованный под выборы конкурс «Открытое правительство» проблему команды не решил и вообще оказался фикцией — это стало понятно, когда министрами просто либо переназначили министров же, либо назначили заместителей министров, поскольку не все руководители ведомств посчитали для себя приемлемым проходить через придуманную на ходу «конкурсную процедуру».

Из «своих» Александр Соловьев привел в правительство только старого друга и коллегу-дорожника — Виктора Вахромеева, который возглавил Министерство транспорта и дорожного хозяйства УР. А заместителем Вахромеева стала дочь главы республики — довольно парадоксальное решение для человека, обещавшего и с коррупцией бороться тоже.

Республиканская элита довольно скоро почувствовала, что при Соловьеве воли будет больше. Если Александр Волков за годы работы создал механизмы, которые позволяли ему быстро нейтрализовать очаги сопротивления, то у Александра Второго не было ни таких механизмов, ни времени, ни достаточного политического опыта. Госсовет, который при Волкове принимал любое решение, одобренное президентом УР, не стеснялся прокатывать Александра Соловьева даже в принципиально важных для него вопросах.

В правительстве тоже почувствовали слабость главы, которую он компенсировал нелогичными увольнениями министров: кадровый голод стал отличительной чертой правления Соловьева, дыры приходилось затыкать людьми, которых даже лояльный к «своим» Александр Волков старался отодвинуть подальше от действительно важных вопросов. Только за 2016 год из правительства республики уволились по разным причинам восемь чиновников высшего звена — в ранге от заместителя министра до вице-премьера. Скандалы с муниципальными руководителями вообще стали нормой.

Система не только не совершенствовалась, но и разваливалась на глазах. Закономерно, что ни одно из своих обещаний бывший глава республики так и не выполнил: госдолг рос так, как не рос никогда до того, про кадры уже сказано, дороги точно лучше не стали, точечная застройка продолжается, а мост — мост его сгубил.

Таким образом закончилась история управления Удмуртией силами местных элит, которые совокупно приложили руку к тому, что республика постепенно утратила контроль над бюджетообразующими отраслями, лишилась права высказывать собственное мнение (если только оно не предварялось концертом художественной самодеятельности и перепечами) и тихо сползла в стагнацию. Начали с раскола, а закончили развалом.

Александр Бречалов врио Главы Удмуртии

Александр Третий

Исполняющим обязанности главы Удмуртской Республики назначен Александр Бречалов. Третий подряд Александр во главе республики. Многие проводят аналогию с тремя русскими царями Александрами: Александр I Благословенный, Александр II Освободитель, Александр III Миротворец. Аналогия натянутая, конечно, но если ее продолжить, то можно вспомнить, что царь Александр III был известен не только тем, что не вел никаких войн, но и тем, что вел крайне консервативную внутреннюю политику. Он остановил административные и политические либеральные реформы, начатые его предшественником, и, наоборот, усилил административное влияние во всех сферах политической и общественной жизни. И кстати, это был один из самых благополучных периодов в дореволюционной России.

Разумеется, мы не знаем, что будет делать Александр Бречалов, но понятно, что ему нужно делать. Это как раз большая административная работа: формирование правительства, поиск средств на покрытие бюджетного дефицита, ну и, конечно, формулирование программы развития региона, которой, по большому счету, нет (если не считать программой декларативные цели, переписываемые из года в год с поправкой на текущую экономическую ситуацию в документ под названием «Стратегия социально-экономического развития Удмуртской Республики»), работа с муниципальными властями, которые тоже пустились во все тяжкие.

При этом ждать быстрых результатов не стоит. Во-первых, все сильно запущено — правительство будет меняться процентов на 90%, и, какой будет новая команда, мы пока не видим. Во-вторых, у врио загруженная политическая повестка, которая, несомненно, выйдет на первый план: выборы депутатов Госсовета в этом году, а уже в следующем — выборы президента РФ. Плюс выборы собственно главы республики, которые пока неясно когда пройдут — в следующем или в этом году. Политические задачи не отменяют экономических проблем, но оттянут много времени и сил, хотя попутно, возможно, будут решены какие-то неотложные вопросы — хотя бы в качестве электоральных реверансов.

Ну и стоит внимательно понаблюдать за процессом притирки региональной элиты и команды нового руководителя. Для обеих сторон это дело незнакомое. Местные комфортно чувствовали себя во время смены «своих на своих», а с варягами им работать не приходилось. Кроме того, в первое время врио главы Удмуртии Александр Бречалов будет опираться на представителей федеральных ведомств (он и сам в некотором роде «федерал»), которых до сих пор местные власти старались держать в стороне от региональных дел, не связанных с их прямыми обязанностями. Это может привести к новому возгоранию локальных конфликтов, притухших на некоторое время. Впрочем, громкие скандалы сейчас невыгодны врио.

Любопытна также позиция представителей оппозиционных партий. Для них эта смена в преддверии выборов в Госсовет «не в масть». Нового главу критиковать пока не за что. А старого — невыгодно, ведь тот, кто его поставил, уже исправил свою ошибку. Ожидание перемен, как и в случае с Александром Соловьевым, может снова поднять доверие к партии власти и еще раз уронить рейтинги основных соперников — ЛДПР, «Справедливой России» и КПРФ. Все они в последние годы только теряют свои позиции, а тут опять «пропускают ход».

Справка СД

Бречалов Александр Владимирович

Родился 18 ноября 1973 года в поселке Тлюстенхабль (Республика Адыгея).

Тлюстенхабль в переводе с адыгейского значит «дворянский».      В 1994 году с отличием окончил Краснодарское высшее военное училище (военный институт) им. генерала армии С. М. Штеменко. Однако на военной службе провел всего два года — с 1994-го по 1996-й. После увольнения поступил в  Московскую государственную юридическую академию им. О. Е. Кутафина и одновременно начал работать юрисконсультом в различных коммерческих структурах, в том числе в «Альфа-Банке».      C 2001 по 2003 год  — начальник юридического отдела, а затем и директор юридического департамента КБ «Юниаструм Банк».      С 2003 по 2013 год работал в компании ООО «Юниаструм консалтинг» (в 2008 году переименовано в ООО «ВБО Консалтинг», по данным kartoteka.ru) — генеральный директор, президент.     С 2007 по 2014 год — член совета директоров КБ «Юниаструм Банк».     Активно занимался общественной деятельностью. С 2005 года возглавлял Краснодарское отделение ОО «Опора России», в 2008 году стал вице-президентом ОО «Опора России», в 2012 году — президентом этой общественной организации.  В 2013 году становится членом центрального штаба общественной организации «Общероссийский народный фронт», избран сопредседателем.    С 2014 по март 2017 года являлся секретарем Общественной палаты Российской Федерации. Член советов при президенте Российской Федерации по противодействию коррупции и по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Член наблюдательных советов АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» и ОАО «МСП Банк».

Увлекается триатлоном, председатель попечительского совета Федерации триатлона РФ, прошёл дистанцию  Триатлон Ironman («Железный человек»): плавание — 3,86 км, велогонка — 180 км и марафонский бег — 42,195 км.   Женат, двое детей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.