Суворовское «училище»

Глава муниципального образования «Хохряковское» Завьяловского района Николай Суворов отличается от большинства своих удмуртских коллег. Когда все сельские управленцы маршируют в «едином ритме и порыве» левой ногой, Николай Алексеевич нет-нет, да и шагнет правой… За эту способность многие начальники недолюбливают Суворова. Раньше в деревне таких норовистых людей называли поперечниками и «СД» показалось интересным узнать особенности характера хохряковского головы.

Пойдет для сельской местности

Экономическая ситуация в МО «Хохряковское» отлична от «картинки», присущей большинству муниципальных образований в сельских районах Удмуртии — экономика в Хохряках пребывает в плюсе.

— Хотя, как и с чем сравнивать, — сразу реагирует Николай Суворов. — Если по республике, то действительно в плюсе, а если применять сравнительный метод с муниципальным образованием в Московской области, то лучше вовсе не сравнивать.

Годовому бюджету «Хохряковского» в 10 миллионов рублей позавидует всякий сельский муниципалитет. В Удмуртии на 4-5 тысяч человек населения подобная сумма считается едва ли не рекордной, а у в Подмосковье нормой на поселение с аналогичным количеством жителей считается  сумма в 10 раз больше — 100 миллионов.

— Но и этой сотни им мало и они просят дотации. В итоге размер бюджета достигает у них около 140 млн. рублей, — рассказывает Суворов, используя инсайдерскую информацию (друг работает под Москвой) и переходит с далекого и не слишком актуального для нас Подмосковья к обзору хохряковской жизни. — В Удмуртии есть сельские поселения с бюджетом 1.5-2 млн. рублей. Это же  катастрофа. На эти деньги ни дороги зимой от снега не расчистишь, ни уличное освещение не наладишь. Не говоря о текущих работах. А наша «десятка» позволяет нам чистить дороги, освещать улицы и заниматься реализацией обязательных муниципальных программ. К примеру, по энергоснабжению. В прошлом году по этой программе мы смогли смонтировать новую трансформаторную подстанцию.

Строительство этой подстанции обошлось Хохрякам в 1 млн. рублей, которые хохряковцы заняли в банке. Причем у Суворова есть основание предполагать, что, используя привлеченные кредитные ресурсы, Хохряки попали в историю — и не только в кредитную — наверное, впервые в республике сельское поселение обратилось в банк за кредитом.

— Нам удалось убедить кредитное учреждение в своей платежеспособности, — Николай Алексеевич спокойно констатирует, а ничуть не похваляется. — В конкурсе участвовали Сбербанк и банк «Северный морской путь. Этот банк и выиграл в конкурсе, предоставив ставку в размере 6.5 процентов годовых.

— Удивительно. Получается, что муниципальным образованиям выгодно прибегать к заемным средствам?

— Если есть чем оперировать и погашать, то выгодно, — смеется Суворов. — Сегодня мы готовы досрочно погасить этот кредит и сейчас вновь собираемся обратиться к кредитным инвестициям. В Хохряках есть проблемы с качеством воды и нам крайне важно провести замену водопроводных сетей. А еще мы хотим обустроить парк культуры и отдыха с детскими игровыми площадками, с подсветкой и фонтаном. Это моя мечта. Больше одного миллиона рублей нам не дадут — кредит не должен превышать 10 процентов от общей суммы годового бюджета муниципального образования. Тем не менее, считаю, что этих средств на ремонт водоснабжения и мою мечту нам будет достаточно.

Плюс и минусы городской близости

Основу доходов хохряковского бюджета составляет налог на доходы физических лиц (примерно 60 процентов). Этот налог платят предприятия и предприниматели, прописанные в Хохряках и выплачивающие зарплату свои работникам.

— У вас в муниципальном образовании около сотни предприятий. Сколько из них нужно причислить к донорам бюджета?

— Крупнейшими предприятиями остаются автобаза «Белкамнефти», завод по производству нефтедобывающего оборудования «ИжДрил», сельхозпредприятия и тепличный комбинат «Завьяловский». В России подобные предприятия фактически погибли, а «завьяловцы» сумели сохранить производство овощей. Неплохие отчисления идут в бюджет от ИТК-8 и компании «Гидротехатом», которая занимается выпуском вентиляционных установок для АЭС. Выделю и производственно-строительную компанию «РСК-18». Она занимается инженерными коммуникациями и по уникальной технологии производит трубы для теплоснабжения и теплопанели.

— Географически Хохряки напрашиваются на сравнение с «подмышками» большого города и вам могут сказать: «Хохрякам повезло — у поселения выгодное геоэкономическое положение — Ижевск ваш ближайший сосед. Это вам не Юкаменское, Сюмси или Дебесы».

Суворов соглашается, что одним из факторов успешной деятельности  Хохряковского муниципального образования является география, но тут же парирует, что близость к столице Удмуртии оказывает не только позитивное влияние.

— Эта близость предполагает и серьезные проблемы, — настораживается глава Хохряков. — Одной из них остается расширение городского кладбища. Мы провели исследование, данные которого показывают, что грунтовые воды, обеспечивающие нужды поселения, находятся близко к захоронениям и это может негативно отразиться на качестве и санитарных нормах артезианских источников. Причем насколько я знаю, постановление о расширении кладбища подписано в нарушении российского  законодательства. По закону размер кладбища не может превышать 20 гектаров. А у нас есть кладбище «Хохряки» и «Хохряки-2». Вроде как два разных, но всем известно, что они находятся рядышком…

Немножко независимый хохряковский характер

Между прочим, бюджет в 10 млн. рублей позволяет Хохрякам подавать голос и в политике.

— Они дают нам возможность быть немножко независимыми, — усмехается Николай Суворов. — Те, коллеги кто сидят на дотациях, не могут сказать слово поперек — им сразу все обрежут. Хотя раньше все деньги поселения тоже уходили в район, но хохряковцы проявили здесь свой характер. Многие руководители до сих пор недопонимают смысл, значение и возможности местного самоуправления. Россия подписала Европейскую хартию местного самоуправления и надо вдуматься в то, что мы можем сами управлять на собственные средства и на свой страх и риск. Но не за страх, а на совесть и по закону.

— Муниципальное образование по сути своей это расширенное территориально «товарищество собственников жилья». Определенный слепок этого ТСЖ, не так ли?

— Точно! — солидаризируется с нашей «находкой» Суворов и переходит «на личности», делая комплимент самым активным землякам. —  Те, кто беспрестанно пишет жалобы, молодцы. Они не дают нам заснуть, задремать. Это же хорошо. Плохо когда все тихо, гладко и вдруг неожиданный социальный взрыв.

Сам Суворов тоже беспокойный человек и за это качество его недолюбливают — кто-то в открытую, кое-кто исподтишка.

—Знаком я со многими руководителями сел и городов. С одной стороны, они могут сказать, что я не такой как все и чураться меня. Даже завидовать: «Чё, он самый умный что ли? Почему ему можно, он что лучший?» Но в душе этот коллега клянет себя: «Он-то может, а я молчу».

— Погодите, любой молчун молчит не зря: «Если откроешь рот, то нам перекроют единственный кислородный шланг».

— Все так. Поэтому я и говорю, что наши деньги дают Хохрякам небольшую суверенность. Что касается зависти, думаю, что ее источает недостаток воспитания человека. С другой стороны, я чувствую, что ко мне относятся с уважением. Чувствую это по крепким рукопожатиям и похвалам: «Молодец, Николай Алексеевич, гнешь свою линию, отстаиваешь собственную точку зрения и можешь высказать ее публично».

— Что вас толкает к тому, чтобы плыть не то чтобы против течения, но зачастую высказывать отличное мнение? Что позволяет быть инаковым, своеобычным?

— Уверенность в себе и своих силах, — Суворов дает в общем-то банальный ответ. — Я знаю, что если уйду с этой должности, то легко и быстро найду работу по душе. Прежде я работал предпринимателем, а еще раньше в Ижевске в школе учителем и дети, от которых ревели другие преподаватели, за мной ходили гурьбой. Я же в школе не только историю преподавал, но и спортивные и туристические секции вел. Я не боюсь за свое кресло и где-то буду рад, когда оставлю его. Но сам я не уйду пока не подготовлю достойную принципиальную смену, которая будет защищать, и отстаивать интересы поселения, а не кивать и соглашаться. Эта смена нужна мне, как жителю Хохряков, потому что я никуда не хочу уезжать из родного поселка, потому что я как житель хочу получать расчищенные освещенные дороги и качественную воду.

Бывший эсер и конфигурация жизнеспособности

— Вам всегда ставили в укор вашу непартикулярную партийную принадлежность, неортодоксальность политической позиции: «Так он же эсер и всегда пойдет против «Единой России».

— Кстати, с весны этого года я уже беспартийный. Ну, независимый я человек и мне не нравится, когда люди облеченные властью пытаются навязать и продавить свои взгляды. Я предпочитаю находить ответы в полемике.

— Выходит, вас не нагнешь и не приструнишь разговорами о партийной дисциплине?

— Лидеры удмуртского регионального отделения «справароссов» Шудегов и Соломенников и сейчас говорят, что уважают мою точку зрения, хотя им не всегда нравилось то, что я говорил. Но основной причиной выхода из партии стала позиция федеральной верхушки эсеров. Критику власти они сменили соглашательством. Догадываюсь, что в какой-то момент им сказали или намекнули: «Будете дергаться – слетите отсюда». И эсеры решили критиковать власть для вида, для прессы и когда это началось, я вышел из партии. Между прочим, в Москве руководители «Справедливой России» мне дали понять, что резко оппонировать нельзя, надо это делать тихонечко. А я так не могу, не научен. Все, что я делаю, стараюсь делать искренне.

— Извините за прямоту и грубость, но, учитывая отечественную специфику это как-то не гибко, а можно сказать даже по-дурацки.

— Просто раньше я искренне верил в «Справедливую Россию», в то, что это реально оппозиционная партия.

— Что же стало причиной для озарения?

— Когда Миронов предпринял попытку поучаствовать в выборах президента. С моей точки зрения это было клоунадой, и я не стал участвовать в кампании в его поддержку.

— Ваш выход из партии эсеров — это понимание, что в сложившейся политической системе не может быть оппозиционных партий и альтернативных «организмов»?

— Да.

— А вы допускаете для себя мысль, что можете войти в Общероссийский народный фронт?

— Нет. Все, что создается сверху — искусственно и нежизнеспособно. Конфигурация жизнеспособности по своей структуре всегда оптимальна в образе египетской пирамиды — она строилась не с неба, а с подошвы, с  широкого основания. И эта фигура устойчива. Для себя я давно понял, что все жизнеспособные сильные организмы начинают строиться снизу. Полагаю, что придет время и народ создаст если не партию, то движение — улицы, села, города, автомобилистов, пешеходов и в этом движении не будет чиновников-бюрократов. Ни при каких обстоятельствах их просто не надо подпускать к этому движению.

 Искренне в это верю, и окончательно разуверился в партиях. Я вышел из партии, но моя гражданская позиция всегда со мной. Местное самоуправление я изучал много и долго. В том числе и по эссе Солженицына «Как нам обустроить Россию». Писатель давно предупреждал, что мы идем по неправильному пути, перенимая не в самое лучшее время опыт западной демократии. В России главным устоем в обществе были земства, люди с улицы. И нам нельзя делить людей по партийной принадлежности. Страна наша не доросла до партий и нам внедрили чуждое. Люди плеваться начинают, когда слышат разговоры о партиях. Не забывайте, что «партия» в переводе с латинского означает «доля, часть». Вот нас и дробят на части, чтобы легче было управлять. Это лучше всего сделать как раз в незрелом гражданском обществе

— Когда это общество, по-вашему, вызреет?

— В ближайшем будущем пока не созреет и незрелость социума выгодна мошенникам, зацепившимся за власть. Партийное строительство в России бесперспективно. У многих депутатов Госдумы недвижимость за границей, дети там выучились и пристроены тепло и сытно. Поэтому по законам, которые они принимают, приходится жить не им, а, простите, нам, плебсу. По этим законам они сами и их дети жить не собираются. Об этом я говорю всегда и открыто!

— Вас могут уволить сверху?

— По закону нет. В 2012 году меня на второй срок на четыре года избрало население муниципального образования «Хохряковское».

— В 2016 году на третий срок не планируете замахиваться?

— Нет. Два срока, считаю, вполне достаточно для руководителя любого уровня. Поэтому сейчас я и ищу перспективную молодежь – ни одного, а нескольких, чтобы между преемниками была конкуренция. Пока, к сожалению, мало кто горит желанием встать в резерв – высокая ответственность при невысокой зарплате и полное отсутствие покоя днем и ночью. Поверьте…

Не ручной практик муниципального управления

— В Завьяловской районной администрации от вас не бегают часом: «Вон опять Суворов пришел, лучше бы его не видеть».

— Сейчас не бегают. С Коняшиными и Четкаревым работаем мы конструктивно. А вот с Галиной Баталовой у нас шла настоящая война. До сих пор пожинаем плоды ее хозяйственной деятельности. Недавно вот обнаружили 118 гектаров земель сельскохозяйственного назначения, оформленных сразу в собственность еще в 2007 году на частную фирму без всяких конкурсов. Эту землю просто подарили некоему обществу с ограниченной ответственностью. В связи с этим я написал заявление министру МВД Первухину: «Прошу проверить законность сделки».

— Земля эта сейчас «под паром»

— Да, березы растут. Мы же рассчитывали выделить этот участок под индивидуальное жилищное строительство. Была у меня мысль построить там дома для бюджетников.

— Вы можете назвать сумму сделки по этому земельному куску?

— По моей информации, эти 118 га были проданы за 240 тысяч рублей! Сейчас у нас в районе участки в 15 соток продаются от 500 тысяч до 1 миллиона рублей! Если посчитать, то на этих 118 га можно было разместить 600 участков. Сегодня рыночная стоимость этих гектаров может достигать 300 млн. рублей, и кто-то их просто так получил. Но, не смотря ни на что, в Хохряках продолжается жилищное строительство. Недавно новый микрорайон многоквартирных жилых домов начали проектировать и мы поставили перед застройщиком задачу, чтобы был выделен участок под строительство крытого ледового катка с искусственным льдом. Застройщик предоставит для этого землю безвозмездно и подведет коммуникации. К нашему счастью руководитель этой строительной компании понимает, что люди будут покупать у него квартиры, если он обеспечит инфраструктурное развитие микрорайона, если рядом с домами будут построены детский сад, школа, небольшой культурно-досуговый комплекс и спортивные сооружения.

— Чьи инвестиции придут в столь масштабный проект?

— О республиканских инвестициях мы пока не мечтаем. Скорее всего, придут частные.

— Вас послушать, так муниципальное образование «Хохряковское» может существовать абсолютно автономно. Как то же самое ТСЖ.

— Так и должно быть в рамках федерального закона. Поэтому никто не может мне сказать: «Что за самостийность Суворов развел в Хохряках». Для этого мои оппоненты должны добиваться отмены закона о местном самоуправлении.

— Да уж, управленец вы явно не с «ручным приводом».

— В силу характера я не могу быть ручным руководителем, — заявляет Николай Суворов, одной из настольных книг которого является журнал «Практика муниципального управления».

Суворовское «училище»: 2 комментария

  • 21.12.2013 в 01:53
    Permalink

    Статья хорошая-про хорошего человека. Если бы было таких людей больше, то не жили бы так плохо в Удмуртии ( не создаются рабочие места, зарплата почти 10 лет стоит на одном уровне, все производство разбазарили — заводы превратили в торговые центры,…). Взять хотя бы Татарию — совсем другая история, ихние руководители думают о своем народе…

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.