Стартапы: Полина Кубиста

Она одержала победу в республиканском конкурсе «Лучший предприниматель — 2013», но сама себя называет не иначе как горе-предпринимателем. Ее платья носят модницы во многих городах России и далеко за ее пределами, но сама она заказывает себе одежду в интернете. За последний год она заметно увеличила продажи, хотя работать стала гораздо меньше. Ее настоящее имя Полина Степанова, но все знают ее как Полину Кубисту. Недавно она отпраздновала годовщину со дня открытия собственного шоу-рума. Этот факт послужил формальным поводом для встречи СД с известным в Удмуртии и далеко за ее пределами дизайнером одежды.  

— Наша встреча продлится целых два часа? — удивилась Полина Кубиста, когда мы позвонили ей, чтобы договориться об интервью. — Не знаю, смогу ли я. Мой рабочий день длится столько же. Надо еще на это время занять детей… —  И строго предупредила: — Только давайте вы не будете спрашивать «почему Кубиста?» и задавать вопросы, на которые я уже не раз отвечала.

Почему Кубиста, мы знали и без подготовки к интервью. Кубиста в переводе с удмуртского — капуста. Еще в школе подруги часто говорили Полине: «Ну вот снова оделась как капуста». Многослойность и сегодня является характерной особенностью ее стиля.  Так что творческий псевдоним — Кубиста — оправдывает себя на все сто.

 Рабочий день — два часа

Мой рабочий день начинается в 11:00 и заканчивается в 13:00. Всё остальное время на сегодняшний день я мама двух маленьких сыновей: Фёдору 2,8 года, а Демиду – всего 8 месяцев.

Я открыла шоу-рум и стала предпринимателем на пятом месяце беременности. Главная цель, которую я преследовала, — разграничить работу и дом. Неудобно принимать заказчиков дома, когда у тебя двое маленьких детей. Сейчас работаю дома только в том случае, если совсем нет времени дольше находиться в шоу-руме.

Выгодно-невыгодно — я не умею мыслить как истинный, расчетливый предприниматель. Зарегистрировав ИП, я осталась творческим человеком до мозга костей.По-прежнему не пишу никаких бизнес-планов, не ставлю перед собой цели перманентно повышать прибыль от своего дела.

Кому-то покажется это наивным, но, по большому счету, я работаю так, как подсказывает мне сердце, и получаю кайф от того, что делаю. Вероятно, такое отношение к делу и есть путь к успешному бизнесу. Хотя, конечно, сейчас деньги для меня уже имеют большее значение: надо выплачивать зарплату трем помощницам, платить аренду, налоги, кормить детей, в конце концов. Но первостепенно всё же я мама и художник.

Доходы-расходы подсчитывает муж

Я не умею считать деньги. Бухгалтера нет, отчеты делаю с горем пополам сама. Но я намерена освоить эти премудрости. А пока мои доходы и расходы подсчитывает муж. Ну и сотрудники налоговой инспекции, конечно. Мне даже пришлось писать пояснительную записку, почему мои расходы превышают доходы.

Я бы не стала открывать свое дело, если бы мне разрешили взять в аренду помещение под шоу-рум без регистрации ИП. Свой бизнес — это большая ответственность и, главное, огромные налоги и пенсионные отчисления.

С открытием шоу-рума у меня появились три помощницы. У них золотые руки, а у меня светлая голова. Я разрабатываю модели, подбираю ткани, фурнитуру, а они шьют.

Я нигде не рекламируюсь. Использую для продвижения своей одежды лишь социальные сети — благодаря им я стала известной. Многие узнают обо мне по сарафанному радио. Мне не нужна массовость, а значит, и реклама. По крайней мере, пока.

Я творю не для всех. Мои покупатели в большинстве своем люди творческие — журналисты, артисты, музыканты. Я выкладываю фото своих изделий на страничку в «ВКонтакте», в «Фейсбук», в «Инстаграмм», люди их видят и приходят в шоу-рум, зная, какого рода одежда, аксессуары их ожидают.

Большинство моих покупателей — жители Удмуртии. Но есть постоянные клиенты в самых разных городах России, а также в Европе — в Финляндии, Венгрии, Эстонии, Германии, Великобритании. По словам некоторых из тех, кто живет в других странах, о бренде Кубиста они узнали за границей от русских. В том числе и приезжих или эмигрантов из Удмуртии.

Мне повезло выйти замуж за фотографа. Я, конечно, говорю не в буквальном смысле, а применительно к своему сегодняшнему делу. Это огромный плюс – я  не трачу деньги на фотосессии. Обрабатываю снимки сама. Заметила, стоит выложить фотографию какого-нибудь наряда в соцсеть, поток посетителей увеличивается.

Меня не брали в ателье

Мой путь к известности был нелегким. После окончания университета я обошла не одно и не два ателье, но меня нигде не брали. Не сыграло никакой роли даже то, что я училась на дизайнерских курсах в Лондоне. В итоге я получила место швеи в ателье «Жаккард» по знакомству. Руководитель ателье замечательная и как личность, и как профессионал, но уже через несколько дней я поняла, что это не мое, и ушла в свободное плавание.

Всё, что происходит в нашей жизни, не случайно. Я уехала в Санкт-Петербург. Обзвонила все театры в надежде устроиться костюмером. Но таких, как я, оказалось  много. Пару месяцев я работала официанткой, затем визуальным мерчендайзером в сети магазинов одежды одного популярного молодежного бренда. Это хоть как-то соприкасалось с миром красоты и творчества. Я получила неоценимый опыт, без сна работала по 30-36 часов подряд, потому что в торговом центре, где располагался отдел, нельзя оформлять витрины днём. Как бы то ни было, каждый этап своей жизни, каждую встречу я воспринимаю как урок, как дар.

За имя тоже платить надо

Мои первые покупатели — музыканты группы «Малпан» (молодежный проект трех солисток Удмуртской государственной филармонии: Светланы Ручкиной, Эльвиры Панченко и Натальи Ушаковой. – Прим. СД).Это был 2008 год. Павел Поздеев (режиссер. – Прим. СД) увидел мою университетскую коллекцию и выкупил некоторые вещи из нее для участников группы «Малпан», которую тогда продюсировал. Я ему очень благодарна за то, что он меня заметил, ввел в удмуртское сообщество.

Первые платья стоили 900 рублей. Сейчас средняя стоимость наряда от Кубисты — 3500 рублей. Самое дорогое платье, которое я продала, было свадебным. Оно обошлось невесте в 9000 рублей. Цена складывается не только из расходов на ткань, фурнитуру, работы швеи. Со временем пришло осознание того, что и за имя платить надо. Мои покупатели заинтересованы в том, чтобы носить Кубисту. Знают, что это не ширпотреб, а бренд.

В Удмуртии не готовы покупать платья дороже 2-3 тысяч рублей. Тогда как в Москве, к примеру, дизайнерские вещи продаются в среднем за 25-30 тысяч рублей. Обидно, но ничего не поделаешь.

Пришивать лейбл с моим именем на лицевую сторону одежды придумала я. Хотелось, чтобы люди интересовались, кто это такая Полина Кубиста? И этот «ход конём» сработал.

Скидки — это работает

В планах выпускать две линии одежды: эксклюзивную — из более дорогих тканей — и массовую. Не знаю пока, будут ли дублироваться вещи. Сейчас я шью несколько платьев одного фасона, но ткани у всех разные. Двух одинаковых платьев от Кубисты вы не встретите. Впрочем, я дизайнер не только женской, но и мужской, детской одежды. Но ее отшиваем не так много —рук не хватает.

Покупателя нужно заинтересовать. Тут лучше всего работают скидки. А еще потребители возвращаются за качеством.

Я не в курсе модных тенденций, поскольку не читаю модных журналов и не смотрю передачи вроде «Модный приговор» и «Снимите это немедленно». Я не люблю рамок. Если начну творить, следуя тенденциям, сломаюсь.  Не хочу ни на кого быть похожей. Но повторы неизбежны. Одна и та же идея может прийти в голову двум разным людям, живущим на разных концах света. Так однажды мне сказали, что создаваемые мной наряды похожи на платья Виктории Бекхэм. Посмотрела — ничуть.

Другой жизни не представляю!

Я сапожник без сапог. У меня только-только — с появлением помощниц — стали появляться мои платья. Как правило, я покупаю одежду в интернете — в основном заказываю вещи для дома и какие-то необычные экземпляры. А шопинг — это не мое.

С открытием шоу-рума продажи выросли. Но конкретными показателями я не владею. В месяц продаю одежды на 70-100 тысяч рублей. На эти деньги закупаю ткани, плачу зарплату помощницам, аренду. В итоге у меня практически ничего не остается.

Сама себе я давно доказала, что могу, умею, знаю. Но мне важно доказать это еще и отцу. Он у меня начальник — директор компании «ИжЛайн» Александр Юрьевич Булдаков. Строит коровники. Чтобы заслужить его похвалы, надо в лепешку расшибиться. Советы у отца, как и деньги, сейчас я прошу очень редко. Он до сих пор не понимает, чем я занимаюсь, но всегда поддерживает. Хотя, конечно, он жалеет, что я не осталась в Лондоне, где училась на курсах, а потом в Петербурге, куда уезжала работать. Надеялся, что я там останусь. Но я считаю, что где родился, там и пригодился.

Каждому человеку важно найти себя в жизни. У меня это получилось.Мне так нравится то, чем я занимаюсь, что другой жизни я просто не представляю!

ДОСЬЕ СД

Полина Степанова (Кубиста)

28 лет. В 2008 году окончила УдГУ по специальности «Художественное проектирование костюма». Тогда же стала заниматься моделированием и пошивом одежды под псевдонимом Полина Кубиста. Ее изделия быстро завоевали популярность сначала в удмуртском сообществе, а потом и в более широких кругах. В июле 2012 года открыла собственный шоу-рум.

Участница Международной недели моды Aurora Fashion Week в Санкт-Петербурге. Это третья по величине Неделя моды в Восточной Европе.

Победительница республиканского конкурса «Лучший предприниматель — 2013» в сфере производства продукции легкой промышленности.

В 2013 году попала в «Золотую сотню» молодых предпринимателей УР по версии Удмуртского отделения Сбербанка РФ.

Замужем. Муж – Григорий Степанов, фотограф, барабанщик  известной удмуртской группы Silent Woo Goore.

Воспитывает двух сыновей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.