Сдаем нормы ВТО

Сельское хозяйство Удмуртии уже начинает ощущать на себе последствия вступления России во Всемирную торговую организацию. Разумеется, негативные. Сами сельхозпроизводители говорят, что оказались не готовы к конкуренции со всем мировым агропромом сразу, и ждут от государства более действенной поддержки, которая позволит им выстоять.

Почти год Россия является участником Всемирной торговой организации. За это время сельхозпроизводители Удмуртии уже успели ощутить последствия этого шага, который наша страна пыталась сделать на протяжении почти 20 лет.

Ощутимые последствия

Еще до ратификации Россией протокола о вступлении в ВТО представители АПК высказывали опасения, что страна может полностью «убить» собственное сельское хозяйство. По условиям ВТО государственная поддержка сельхозпроизводителей ограничивается, а ограничения на ввоз импортных продуктов, наоборот, практически аннулируются.

На протяжении последнего года в Удмуртии проводилось много совещаний, призванных выработать меры помощи сельхозпроизводителям, подготовить их ко времени, когда влияние вступления России в ВТО будет ощущаться в полную силу. Собственно, на переходный период в 5 лет государство может направлять субсидии в сельское хозяйство в размере не более 9 миллиардов долларов в год.

По словам Владимира Красильникова, председателя СХПК «Колос» (Вавожский район), 9 миллиардов долларов в год — это небывалое финансовое вливание в сельское хозяйство страны, однако готовить АПК к ВТО нужно было еще до вступления в эту организацию. «В ВТО мы вступили совсем неготовыми, — считает г-н Красильников. — Прежде нам нужно было достичь уровня экономического развития тех стран, которые уже давно в ВТО. А наш уровень гораздо ниже. Сейчас влияние ВТО пока ощущается мало, но мы уже видим, что импорт молока увеличился на 20%, при этом на 30% упала цена на говядину. Спрос на товары местных производителей слабый. Очевидно, что наши потребители стали больше брать импортную продукцию».

Опасения о судьбе мясного животноводства высказывает и Валентин Владимиров, председатель СПК «Колхоз «Заря» (Можгинский район), чье хозяйство занимается производством молока и говядины. «На мясо цены сильно упали. Сферу птицеводства и свиноводства поддержало даже Правительство РФ, а разведение крупного рогатого скота — нет, — сетует он. — Производители говядины никогда государством не поддерживались, а сейчас мы вообще ушли в минус. Держать скот смысла нет, хотя совсем отказываться от этого мы, конечно, не будем, потому как производство у нас налажено и есть специалисты. Как выход, возможно, начнем производить тушенку — у нас есть консервный завод».

Недосмотрели

Вице-премьер правительства Удмуртии Александр Коробейников признает, что ситуация в сельском хозяйстве сложная, но не склонен драматизировать ситуацию. «Мы целых 19 лет готовились к вступлению в ВТО. Конечно, где-то чего-то недоработали, недосмотрели. Как результат обвал показателей в свиноводстве, напряжение в птицеводстве, — отмечает чиновник. — Мясо стало продаваться дешевле, а тот, кто этого не понимал и не знал, оказался в достаточно непростых условиях. Этим отраслям, особенно свиноводству, было уделено много внимания, выделены колоссальные кредитные ресурсы на их развитие. По сути, Россия по свиноводству готова экспортировать эту продукцию».

Определенную отрицательную роль, по словам г-на Коробейникова, сыграли и погодные условия. В ряде регионов России в 2012 году был неурожай зерновых из-за засухи. Это, в свою очередь, сказалось на затратах хозяйств, вынужденных покупать корма для коров, свиней и птицы по завышенным ценам. Соответственно, выросла себестоимость мяса. Цены на свинину и говядину местного производителя потянулись вверх в отличие от импортных. Чтобы конкурировать, российским производителям приходилось занижать стоимость, что, безусловно, не самым лучшим образом повлияло на их финансовое состояние.

Снизить затраты

Сами сельхозпроизводители также пытаются своими силами подготовиться к росту конкуренции на рынке. По их словам, главная причина неудач обычного удмуртского хозяйства — низкая производительность труда при высокой себестоимости продукции.

«Я настраиваю специалистов в первую очередь уменьшить затраты. Потому что, хотим мы этого или нет, уровень расходов на ГСМ нужно как-то выравнивать, сокращать, а это самые большие затраты, как и энергоносители, — поясняет Елена Чиркова, генеральный директор ООО «Зуринский Агрокомплекс» (Игринский район). —  Кроме того, людей не хватает. Миграция из деревни происходит очень большая.  Может быть, нужно больше техники, которая могла бы и людей заменять, и затраты снизить».

Нехватку человеческих ресурсов в качестве проблемы называет и Владимир Красильников. «Очень низкая производительность труда в нашем сельском хозяйстве. Именно это и необходимо повышать в первую очередь. Есть качественные семена, и с техникой уже нет таких серьезных трудностей. Не хватает квалифицированных работников, которые смогли бы с умом распоряжаться производством», — говорит эксперт.

Привлечь специалистов на село республиканские власти пытаются, предоставляя жилье, земельные участки, однако получить желанные квадратные метры могут всё же не все. Слишком велика очередь на квартиры, в которой стоят, как известно, не только агрономы, но и учителя, врачи и другие работники социальной сферы. Тем более что жилье — это лишь полдела — зарплаты на селе такие низкие, что молодых специалистов туда трудно заманить и бесплатными ссудами, и домами.

Переработчики

Небольшие перерабатывающие сельхозпродукцию предприятия — мясокомбинаты и молокозаводы — тоже не слишком довольны новыми условиями работы. Им приходится переключаться и искать новых поставщиков. Схема, когда перерабатывающее предприятие получало сырье от местных аграриев или даже с собственных колхозов, сегодня становится всё менее рентабельной, ведь зарубежное сырье дешевле.

«Мясокомбинаты не заинтересованы перерабатывать отечественное сырье этого региона или другого, — говорит Григорий Комиссаров, директор ТД «Дебёсский мясокомбинат». — У цехов переработки, колбасных цехов есть большой выбор по сырью из Белоруссии, Украины, из дальнего зарубежья. По качеству оно не уступает местным производителям, а по ценам —  ниже. Это приводит к падению потребности в отечественном сырье. Мы уже видим замещение отечественного мяса импортным».

По мнению г-на Комиссарова, властям стоит продумать поддержку производителей и переработчиков в одной связке. Это позволит мясокомбинатам и молокозаводам выбирать сырье внутри региона.

Качество и поддержка

Традиционно считается, что мясная и молочная продукция, произведенная в Удмуртии, успешно конкурирует на рынке по качеству с товарами из других регионов России и даже из-за рубежа. Однако высокое качество — это высокая себестоимость, что сегодня означает проигрыш конкуренции на рынке. Чтобы выжить, удмуртским предприятиям приходится идти по традиционному для большинства мировых производителей пути снижения себестоимости — использования в продукции сои и других добавок. Как отмечает г-н Владимиров, это один из наиболее эффективных способов удешевить производство. «Если наши производители не пойдут по этому пути, — говорит эксперт,  — им просто будет сложно выжить. Просто вылетят с рынка. Конкурировать с зарубежными компаниями невозможно».

По словам Елены Чирковой, на качество продукции действительно сейчас обращают внимание уже многие покупатели, однако для тех, чей достаток невелик, цена важнее. Они будут брать то, что стоит дешевле, невзирая на качество. Но при этом эксперт считает, что всё-таки качество нужно удерживать — пусть и в ущерб доли на рынке, тем более что и государство производителей в этом поддерживает. «Все эти негативные последствия лишь временные явления. В конце концов высокое качество не менее важное конкурентное преимущество, чем себестоимость. Поэтому и поддержка государства будет зависеть от соблюдения производителем определенных требований.  К примеру, с этого года субсидии из федерального бюджета будут выделяться только на молоко высшего и первого сорта», — говорит г-жа Чиркова.

В этом году на литр молока высшего сорта (с содержанием белка не менее 3% и жиров не менее 3,4%) удмуртский производитель получит 1,4 рубля дотаций из федерального бюджета и 1 рубль — из республиканского. В прошлом году такую поддержку оказывали только региональные власти. Под эти параметры подходит 80% производимого в Удмуртии молока. Производители молока 1-го сорта получат по 40 копеек на литр из федерального и республиканского бюджетов. Всего же производители молока в Удмуртии получат 120 миллионов рублей дотаций  из федерального бюджета. Кроме того, 100 миллионов рублей из республиканского бюджета будет выделено на поддержку свиноводства.

Факт свершившийся

Сельхозпроизводители Удмуртии действительно рады такой поддержке со стороны властей. Однако хватит ли ее в итоге для того, чтобы полностью модернизировать отрасли АПК и сделать их конкурентоспособными, предсказать невозможно. Многое зависит от руководителей предприятий, их умения и желания перестроиться под новые условия рынка.

«Сейчас уже бессмысленно рассуждать, а стоило ли нам вступать в ВТО. Это факт свершившийся, и нам нужно к этому привыкнуть. Чем быстрее мы это сделаем, тем быстрее сможем включиться в мировой рынок. Сейчас мы должны думать о том, какое место Россия и производители из Удмуртии в частности смогут занять на мировом рынке», — считает Александр Коробейников.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.