Рынки: бизнес-образование

Барометр бизнес-настроений

Ижевский рынок бизнес-образования как будто застрял на стадии формирования. Число профильных компаний на нем около тридцати, а структурированность, насыщенность и ценовая политика в разных сегментах неоднородны. СД поговорил с экспертами, чтобы выяснить уровень развития рынка бизнес-образования в Удмуртии и его качественно-количественные характеристики.

В Ижевске среди долгосрочных бизнес-программ ощущается недостаток качественного предложения и стабильный, пусть и невысокий спрос на него со стороны топ-менеджеров и собственников бизнеса. Рынок краткосрочных тренингов и семинаров более объемен, насыщен и закрывает основные образовательные потребности менеджеров среднего звена, линейного персонала. Заодно этот сегмент быстро адаптируется под текущую ситуацию, предлагая бизнесу такие актуальные темы, как интернет-маркетинг, креативные технологии, геймификация,  наставничество, управление талантами.

Неподсчитанный рынок

За прошлый год ёмкость российского рынка бизнес-образования, по данным экспертов портала executive.ru, составила $170-200 млн, причем, скорее всего, эти цифры занижены в полтора-два раза. На таком фоне удмуртский рынок за последние 1-2 года нарастил активность — и с точки зрения конкретных проектов, и с точки зрения количества игроков. К сожалению, недостаток статистических показателей не позволяет охарактеризовать его основные параметры. Но всё же выделить сегменты, которыми он представлен, вполне возможно.

Первый, самый конкурентный, состоит из программ краткосрочного обучения. Большинство составляют открытые мероприятия (сборные семинары, тренинги и мастер-классы), однако корпоративный сегмент краткосрочных программ показывает неплохой прирост. Вторая часть рынка – это системное бизнес-образование (МВА, мини-МВА) сроком от полугода до двух лет, предназначенное для собственников бизнеса и наемных менеджеров высшего звена, которые вовлечены в реальные проекты и принимают управленческие решения в компаниях, осуществляющих хозяйственную деятельность на региональных рынках. Эти два сегмента составляют основу регионального рынка бизнес-образования.

По словам практикующего бизнес-тренера и бизнес-консультанта Андрея Донских, на сегодняшний момент рынок находится в состоянии становления.

— Сказать, что он какой-то ярко выраженный, структурированный, сформированный, всё же нельзя. Он растет, меняется, обновляются образовательные продукты, появляются новые игроки, но в то же время острой конкуренции между ними нет.

Генеральный директор ООО «Территория Менеджмента» Елена Стрелкова называет рынок очень активным, который по сравнению с прошлым десятилетним периодом количественно и качественно изменился.

— В то время руководители относились к дополнительному обучению как к фантастике или как к ненужной роскоши. Десять лет назад я и моя команда рассказывали об эффективности тренингов и семинаров, подключая смелых клиентов, которые поверили нашим аргументам, — вспоминает г-жа Стрелкова. — Сегодня ситуация изменилась — всё больше и больше компаний Удмуртии понимают, что для того, чтобы оставаться успешными на рынке, нужно обладать профессиональной командой. Сотрудников нужно учить эффективным технологиям, чтобы не терять времени на приобретение своего опыта и набивания личных шишек. Мне приятно осознавать, что те клиенты, которые были тогда среди первых и начали вкладывать в развитие своего персонала, сейчас имеют крупный федеральный бизнес.

Ценовая политика на рынке отличается широким разбросом цен в сегменте краткосрочного обучения. Основная причина — известность и опыт бизнес-тренера. Двухдневный тренинг может стоить от 3 до 12 тыс. рублей, что зависит от преподавателя (местного или приглашенного, соответственно). Курсы повышения квалификации продолжительностью от недели до трех месяцев — от 12 до 35 тыс. рублей. Корпоративные программы при работе местного тренера стоят 60-100 тыс. рублей за два тренинговых дня. Ориентировочная стоимость года обучения по долгосрочным программам МВА, мини-МВА в Ижевске — от 95 до 175 тыс. рублей, что, конечно же, меньше, чем в Москве.

В целом, несмотря на спад в экономике, продавцы образовательных услуг пока не зафиксировали ощутимого снижения спроса. Налицо более глобальный тренд — предприятия требуют высококвалифицированных сотрудников и вынуждены регулярно вкладываться в их обучение, так как на рынке нет нужного количества работников, а переманивание еще удорожает человеческие ресурсы.

Верный спутник

Все участники рынка одними из первых закономерно реагируют на изменения в структуре спроса, предлагая новые продукты и оптимизируя издержки.

— Всё, что происходит на рынке, так или иначе, отражается и на бизнес-образовании. Например, как наступает кризис, прежде всего предприятия сокращают расходы на рекламу и на обучение персонала, — говорит директор Центра психологии управления «Премьер», бизнес-тренер, психолог Игорь Зорин. — У меня знакомый приехал из США и рассказал, что там наоборот, как только кризис, все бегут учиться, повышать уровень своих знаний. Кризис — это не только опасность, но и возможность. Те компании, которые возникли во время кризиса, дают потом такой рывок, что те, кто уже был на рынке тогда, за ними угнаться не могут.

Директор Школы Бизнеса «Гончаров и партнеры» Денис Гончаров отмечает, что даже события на Украине повлияли на общий настрой слушателей программы MBA.

— Образование очень чувствительно к кризисам. Если вспомнить общеизвестную пирамиду потребностей Маслоу, то потребности в обучении, развитии и самореализации находятся на самой вершине пирамиды. А в условиях кризисов, экономических и политических, на первый план выходят базовые потребности: в безопасности собственной и близких, стабильности и т. д. Плюс сильно меняются информационные потоки, влияющие на настроения людей, повышается уровень тревожности. И даже если лично их эти события не коснулись, всё же люди отвлеклись на другие вещи.

Но в целом эксперты признают стабильный интерес к обучению со стороны бизнеса.

— В Удмуртии интерес к бизнес-образованию выше, чем в соседних регионах, сопоставимых по уровню экономического развития, — утверждает  исполнительный директор Ижевской Школы Бизнеса,  кандидат педагогических и филологических наук Алексей Моров. — Персонал предприятий торговли или общественного питания заметно более вышколен, чем, например, в Кирове, Йошкар-Оле или Чебоксарах, что часто отмечают гости города. В основном компании добиваются таких результатов за счет регулярного обучения своих сотрудников и жесткого контроля за соблюдением корпоративных стандартов поведения и обслуживания.

Как отмечает г-н Моров, несмотря на то, что рынок бизнес-образования в Удмуртии развит сильнее, чем в ряде соседних регионов, он всё еще слаб. Бизнес-школы и бизнес-тренеры — сравнительно небольшое сообщество, где люди знают друг друга в лицо и возможности каждого хорошо известны.

Большинство операторов образовательных услуг уже определились со своим форматом: бизнес-школа, тренинговая компания, центр повышения квалификации. По словам Дениса Гончарова, 90 % участников рынка — это тренинговые компании. На таком рынке клиенту проще выбирать продукт под конкретную свою потребность. Получается, что конкуренция в ее классическом понимании сходит на нет, поскольку клиенты могут одновременно обращаться к нескольким бизнес-тренерам.

Краткосрочный спрос

Краткосрочное обучение находится на острие спроса: оно удовлетворяет потребности в самых ходовых темах. Наибольшей популярностью пользуются традиционные программы в области организации продаж, управления предприятием и персоналом, бухучета, налогообложения и аудита. Они развиваются благодаря нацеленности на получение в сжатые сроки практических умений и навыков, необходимых в повседневной работе. Растет спрос на программы, связанные с личностным развитием, понятием «эмоциональный менеджмент».

— Местный рынок в сегменте краткосрочного обучения достаточно насыщенный и более плотный, чем в других городах. Я не говорю, конечно, о Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, но у нас всё довольно хорошо, — говорит Игорь Зорин. — Сегодня время количественных показателей проходит, настает время качественных — клиентоориентированности, сервиса. Всё более востребованными становятся тренинги, нацеленные на качество общения, качество продаж, сервиса, рекламных кампаний.

Игорь Зорин также отмечает, что в последние два года рынок немного затихает.

— Я это объясняю продолжающимся кризисом. К тому же санкции США и Европы дают о себе знать. У меня много программ в регионах просят перенести, иногда просто из-за недобора групп, иногда из-за того, что боятся сейчас, в летний период, запускать обучение. В общем, объем продаж тренингов в 2013 году по сравнению с 2012 годом упал в среднем на 10-20 %.

Кроме того, по словам Игоря Зорина, за последние десять лет число обучающихся менеджеров в Ижевске выросло вдвое.

— В 2004 году в Ижевске обучалось всего 6-8 % от всех менеджеров, тогда как в Москве — 50-60 %. Сегодня, если статистика в Москве почти не изменилась, то в Ижевске число выросло процентов до пятнадцати. В других крупных городах цифры доходят до 20-25 %, то есть у нас есть потенциал для роста. Тем более что у многих наших руководителей есть устойчивое мнение не обучать свой персонал, потому что он всё равно уйдет.

По наблюдениям Алексея Морова, основные образовательные усилия местных компаний обращены на «персонал передней линии», в то время как их руководители учатся недостаточно охотно.

— Очень важно, чтобы в республике появилось понимание, что бизнес-образование должно идти сверху вниз — от руководителя к исполнителям. Тогда будет сформировано понимание потребностей компании и, соответственно, качественный запрос на обучение. Сейчас ситуация пока обратная.

Другая тенденция сегмента краткосрочного бизнес-обучения — это  количественный рост бизнес-тренеров. Мнения экспертов по этому поводу разделились: кто-то считает это позитивным моментом, другие же включают его в число факторов, тормозящих развитие рынка.

По словам Игоря Зорина, рынок бизнес-образования в этом сегменте стал «диким».

— Появляется множество 20-22-летних молодых ребят, заявляющих, что они супергуру. Они ломятся во все двери, говорят «ребята, давайте я вас сделаю счастливыми за 5000 рублей», причем не с человека, а с компании. Через день-два люди понимают, что потратили впустую время и деньги, хоть и небольшие, а слово «тренинг» стало ассоциироваться с чем-то некачественным.

— Сегодня появилось много фрилансеров — людей, которые готовы обучить компанию «всему», — рассказывает Елена Стрелкова. — Раньше я всегда советовала нашим клиентам, что при выборе тренера, которому они хотят доверить «лечение» своей компании, нужно обязательно смотреть на его опыт, но не просто на опыт, а на успешный опыт работы консультанта. Сегодня, в свете последних событий, я добавлю еще два важных критерия — опыт преподавания и харизму. Ведь важно не только самому достичь успеха, важно еще уметь передавать эти знания, а этому тоже нужно учиться.

По словам исполнительного директора НОУ ВПО «Восточно-Европейский институт», бизнес-тренера Варвары Новиковой, у молодых бизнес-тренеров неуемное желание работать, гонка за самыми современными технологиями и знаниями, собственное саморазвитие часто компенсируют недостаток многолетнего тренерского опыта.

— Появление большого числа тренеров я не считаю угрозой, наоборот, это создание конкуренции, столь необходимой для развития отрасли. Те, кто могут научить бизнесу, сами способны создать собственный успешный образовательный бизнес, — говорит эксперт.

Длинное образование

Системное, долгосрочное образование представлено программами МВА и мини-МВА, хотя по поводу последних у участников рынка нет единого мнения. В отличие от краткосрочного сегмента это несколько иная форма взаимоотношений с клиентами, более доверительная и длительная.

— Тренинги и системное обучение изначально имеют разные цели, соответственно, разную аудиторию, — говорит Денис Гончаров. — Тренинги вырабатывают навыки действия в определенной ситуации. В них немного теории, а затем следует игра на закрепление — разыгрывается ситуация, распределяются роли, и все повторяют то, что в ответ на эту ситуацию они должны сделать. Это может сработать для тренировки рядового персонала. Но тренинг не может дать изменений в мышлении за столь короткий срок. Руководителей ничему нельзя научить тренингом. Системное образование в первую очередь направлено на формирование мышления у человека. В системном образовании не дается прямых указаний, как действовать, «волшебной таблетки» слушатели не получат. Здесь, как правило, дается возможность изучить чью-то практику и сделать свои выводы. Предлагаются новые инструменты, но не говорится, что они полностью подойдут под их специфику бизнеса, а вместо этого дается задание, чтобы человек с помощью этой образовательной технологии сумел попробовать, насколько данный инструмент в его области подходит, может, он не весь применим, а на 30 %.

В сегменте долгосрочного бизнес-образования на удмуртском рынке представлены несколько игроков. Из самых активных — Школа Бизнеса «Гончаров и партнеры», «Территория Менеджмента», «Ижевская школа бизнеса». Конкуренция в сегменте менее жесткая, но заодно и качественных предложений для удмуртского топ-менеджмента недостаточно.

— Я бы назвала рынок системного бизнес-образования в Удмуртии бедным. Предполагаю, что это связано с недоверием целевой аудитории к бизнес-образованию, предоставляемому в регионе, — говорит Варвара Новикова. — Тем не менее в Ижевске есть возможность получить системное бизнес-образование от сильных столичных преподавателей по разумным для регионального потребителя ценам. Такие программы способны дать слушателям необходимые компетенции для управления и развития малого и среднего бизнеса.

Как отмечает Денис Гончаров, некоторые тренинговые компании приходят в нишу системного образования.

— Они ищут пути развития, стремятся к системности, но сделать качественную программу MBA очень сложно, необходимо обладать образовательной технологией. Из-за этого на рынке появляются всевозможные суррогаты, программы мини-МВА, которые представляют собой полугодовой набор тренингов: три тренинга в месяц, шесть раз так встретились, и всё, поздравляем, вы теперь мини-руководитель.

Несмотря на отсутствие общепринятых государственных стандартов в области бизнес-образования, новые звезды на местном рынке не зажигаются. Казалось бы, что может быть проще, чем зарегистрировать компанию и снять офис?! Однако здесь важен другой капитал — капитал опыта и известности, а его в кредит не возьмешь — такой капитал приходится нарабатывать годами.

Эксперты отмечают возросший поток клиентов, получающих системное образование, за последние два года. Как говорит Варвара Новикова, по опыту «Ижевской школы бизнеса», увеличение числа слушателей связано не с возросшим спросом, а скорее с успешным продвижением данных программ на рынке.

Кроме того, среди тенденций стоит отметить формирование потребности обучаться у мидл-менеджмента, представителей которого стало необходимо переводить в категорию руководителей топ-уровня. Это ценный резерв, и бизнес вкладывается в их подготовку по самым востребованным направлениям. Как отмечает Варвара Новикова, системное бизнес-образование стремятся получить руководители малых и средних компаний, это, по опыту ее компании, 70 % слушателей. Остальные — это заместители руководителей и менеджеры среднего звена, которые не имеют базового управленческого образования и заинтересованы в собственной карьере.

Перспективы

Столь неодинаковое положение в двух основных сегментах регионального бизнес-образования может стать основой для будущего роста всего рынка. Насыщенный краткосрочный сегмент вряд ли станет точкой роста, а тренинговым компаниям придется развивать средне-­ и долгосрочные программы, опираясь на собственную репутацию или бренд федеральных или западных партнеров, коих у нас можно пересчитать на пальцах одной руки.

— В ближайшее время кардинального изменения ситуации я не вижу. Уже несколько лет нет новых серьезных игроков на этом рынке, — говорит Варвара Новикова. — Предполагаю, что будущее за школами бизнеса, а не фрилансерами, поскольку только компания обладает достаточными ресурсами для создания методической базы, управления знаниями в этой области и может удовлетворить более широкий круг запросов заказчика. Жду появления хороших системных программ в области маркетинга и управления производственными компаниями.

По словам Дениса Гончарова, плавное падение спроса на бизнес-образование дойдет до своего дна где-то через год, после чего ожидается рост, возможно, довольно быстрый.

— Я ожидаю, что с конца 2015 года вполне возможен рост экономики. Как только экономика начинает расти, у компаний появляется оптимизм, многие хотят учиться,  — отмечает эксперт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.