А вы на чем экономите в кризис?

Как вы пересматриваете свои личные и корпоративные бюджеты в связи с кризисом? На чем решили экономить?

Андрей Смирнов, генеральный директор группы предприятий «Восток»:

— Уже дана мягкая установка дома и жесткая установка на работе — сократить расходы. Времена настали не совсем подходящие для того, чтобы много и бездумно тратить. Мы опять находимся в состоянии лакмусовой бумажки, как это было и в 2008-м, и в 2009-м годах. Мы сами должны понимать, кто есть кто и кто чего стоит. Всё познается в сравнении. Если бизнес нужен, если он крепко стоит на ногах, он выживет и в эти времена. А если он надуманный или игрушечный, то его съедят. Если рассматривать мою семью, то мы никогда и не жили на широкую ногу и в принципе не собираемся пока покупать вместо белого хлеба черный. Что касается предприятия, то мы, скорее всего, не будем вступать в какие-то долгосрочные и дорогостоящие проекты. По пути увеличения зарплаты мы не пойдем — это значительная экономия, не будем расширять штат. Традиции предприятия убивать не будем, но будем ужиматься, то есть, например, на столе будет не шесть салатов, а три. Не будем приглашать на корпоративы звезд, а обойдемся местными исполнителями. Будем экономить, но в рамках разумного.

Вениамин Соломенников, депутат Госсовета УР, руководитель депутатского объединения «Справедливая Россия»:

— Кризис обычно в головах людей. Если говорить о сегодняшней ситуации, то нельзя сказать, что вчера было всё хорошо, а уже сегодня с восьми утра начался кризис. Нужно правильно относиться к происходящему. Но есть объективные процессы, которые игнорировать просто нельзя. Безусловно, они влияют на нас. Применительно к нашей сегодняшней действительности это и повышение цен на продукты, и девальвация рубля, и много других факторов, которые каждый почувствовал на себе. Что касается моего личного бюджета, я всегда, как и любой здравомыслящий человек, планирую свои расходы относительно существующих доходов. А они у меня не поменялись. Поэтому я не могу сказать, что начал делать какие-то резкие движения. И предпосылок для глобальных изменений в рамках личного бюджета я не вижу, хотя есть объективные процессы, на которые повлиять мы не можем. Они связаны с определенной группой лиц, бизнес которых завязан на международных связях. Я думаю, что они почувствуют проблемы.

Александр Ушаков, глава МО «Город  Ижевск»:

— Большая работа по сокращению расходов уже идет. Каждый, приходя в магазин, чувствует на себе повышение цен. Убежден, что горожане уже стали более внимательно относиться к своим расходам, глядя на цены. Средний чек из магазина стал выше, чем был еще до нового года. Это формирует чувство бережливости и экономии, которое будет и дальше. Моя супруга начала много готовить дома. Раньше покупала полуфабрикаты, а теперь старается все делать сама. К сожалению, нельзя сэкономить на электричестве, на газе — эти расходы никак не исключить. На мой взгляд, пока все присматриваются и постепенно решают для себя, на чем, как и стоит ли вообще экономить средства. Да, в декабре многие поддались массовой панике и начали скупать телевизоры и холодильники. Сейчас начался период умеренности и экономии.

Надежда Табакова, директор ООО УК «Ареола»:

— Управляющая компания формирует свои финансы за счет платежей от потребителей. Это люди, которые почувствовали на себе последствия девальвации рубля. Они стали еще меньше оплачивать потребленные услуги, увеличилось число должников, выросли неплатежи. В этих условиях для экономии бюджета в нашей отрасли существует практически только одна строка — реклама. Мы сократили наш рекламный бюджет практически до нуля. По остальным строчкам экономить просто невозможно или нельзя. Например, мы же не можем начать хуже обслуживать, не можем сокращать зарплату, потому что ниже уже некуда, не можем сокращать людей, потому что их и так очень мало, по-прежнему не хватает. Кроме того, наша работа усложняется самой спецификой. То есть нет такого, как в ряде других бизнесов, — выполнил работу и сразу получил оплату. Нам оплачивают только раз в месяц, да и то с большим опозданием.

Дмитрий Зеленин, замгендиректора АОУ ДОД «КС ДЮСШОР УР», СК «Апельсин»:

— Мы пока не почувствовали на себе влияние этого кризиса. Ижевчане меньше ходить в спортклубы не стали, количество посетителей у нас не уменьшилось. Я уверен, что спорт — это последнее, на чем будут экономить. А у нас цены достаточно приемлемые, поэтому и посетителей достаточно. Я думаю, что если и будет сокращение посетителей, то больше из-за того, что откроются какие-то новые спортивные центры или начнут демпинговать уже существующие, и в меньшей степени из-за экономии личных бюджетов. Пока наш корпоративный бюджет на 2015 год не до конца сформирован, он будет готов к концу февраля. Но уже сейчас понятно, что мы откажемся от покупок дорогостоящего инвентаря, от ремонта. Будем осуществлять только текущие траты на покупку сломанного оборудования, замену устаревшего, косметический ремонт.

Юрий Бычков, директор ООО «Мастер»:

— Влияния на нашу компанию последствий кризиса мы не почувствовали, так как мы его предвидели и хорошо подготовились. Цены начинали расти не в последние два месяца прошлого года, а значительно раньше, поэтому мы приготовились к самому худшему и соответственно этому давно рассчитали свои доходы и расходы. Могу поделиться своими прогнозами. Если рассматривать многоэтажную застройку, то многие новые проекты будут остановлены. С осени мы ждем провал рынка строительства на 70 процентов. Крупные застройщики, конечно, достроят все, что начали, но за новые проекты будут браться с неохотой и большой осторожностью. Мелкие компании могут остановить работу и обанкротиться в любой момент. Причем просядут как строители, так и производители строительных материалов. Летом работать, скорее всего, будет негде. Пострадают даже те, кто работает на собственных материалах, поскольку цены растут в геометрической прогрессии. В связи с этим мы сократили расходы, материалы закупаем только отечественные и только в рублях. Пока только так. Если ситуации ухудшится, будем думать, как еще можно сократить бюджет.

Юрий Тюрин, руководитель компании «Ваш дом»:

— Мы уже давно наблюдаем сокращение объемов продаж по всем нашим магазинам. Да, конечно, перед новым годом был ажиотажный спрос на технику. Многие покупали по три телевизора и брали всё, что есть в магазине. После нового года также сработал отсроченный спрос на наши товары. Но ведь потребители уже все свои потребности удовлетворили на полгода-год вперед. И многие из них больше не придут к нам в магазин. Хотя в принципе мы готовились к этому кризису, прогнозировали его. Вопрос был только в том, станет нам более или менее плохо. Ведь наше население очень сильно закредитовано. Сейчас мы наблюдаем увеличение цен на 140-150 процентов по разным брендам.

В этих условиях сложно как-то экономить, но наша компания сделает небольшие корректировки по штатному расписанию. Это не значит, что мы примем стратегию массового сокращения, нет. Но какие-то изменения будут. Тем более что многие работники абсолютно не зависят от объемов продаж.

Константин Котов, директор ООО «Фуд-сервис»:

— Конечно, по нам достаточно существенно ударил текущий кризис. Мы наблюдаем снижение объемов реализации по всем нашим ресторанам на 15-50 процентов. В связи с этим, безусловно, придется оптимизировать производство. То есть будем искать варианты снижения арендной платы, часов выработки сотрудников, также пересмотрим работу административного офиса. Кроме этого, мы приостановили строительство некоторых объектов. Так, например, в следующем году в наш план входило открыть 10 новых объектов общественного питания по Удмуртии и за ее пределами. Однако на данный момент пришлось оставить в разработке всего три объекта, в том числе и в соседних регионах. Новые предложения тоже пока не рассматриваем. На чем и как будем экономить далее, покажет дальнейшее развитие ситуации.

Дмитрий Седых, директор ООО «Лидер»:

— Отголоски скачков рубля уже есть и в нашей металлургической отрасли. Цены на наш товар растут, а денег у потребителя не прибавляется. Платить клиенты стали намного меньше. Однако, по мнению наших аналитиков, в отрасли металлургии уже в марте ситуация должна выправиться в лучшую сторону и стабилизироваться. Поэтому серьезного сокращения бюджета по тем или иным статьям, сворачивания производства мы пока не планируем.

Дмитрий Войт, генеральный директор ООО «Рос-Агро»:

— Из-за такого серьезного повышения банковских ставок существенно снизилась деловая активность. Увеличились торговые наценки, как розничные, так и оптовые. Чтобы экономить в этих условиях, надо больше зарабатывать. Если ты увеличиваешь рентабельность, то это покрывает расходы по процентным ставкам. Честно говоря, у нас в связи с тем, что сейчас дана установка на импортозамещение, происходит рост продаж, увеличиваются объемы переработки. Поэтому данный кризис, а также и санкции не оказали негативного влияния на развитие сельского хозяйства и животноводства. Пока лишь это заставило нас еще больше работать, но именно потому, что есть потребность в нашем товаре, а потому и больше зарабатывать.

Андрей Петров, юрист:

—  На самом деле за полгода действия продовольственного эмбарго у нас больше всего подорожали рыба, овощи и фрукты. И виновны в этом в большинстве своем отнюдь не санкции. Главная причина — девальвации рубля, удорожание комбикормов и сырья.

С одной стороны, дефицита из-за запрета ввоза некоторых продуктов из стран ЕС, Норвегии, США и т. д. удалось избежать. Мы фактически не заметили изменения ассортимента на полках магазинов, хотя доля российских товаров увеличилась на 10 %.

С другой стороны, произошел колоссальный рост цен. Например, на некоторые виды рыбной продукции — до 100 %. При этом импортная продукция, попавшая под эмбарго, составляет примерно 40 %. Большую часть импорта заменили из Южной Америки и Азии. Но, естественно, такие виды, как треска, селедка, лососевые, из-за девальвации рубля подорожали в два раза. В целом компаниям не хватает оборотных средств, не говоря уж об инвестициях.

Парадоксальная ситуация сложилась с подсолнечным маслом, которое на 90% производится в России из отечественного сырья. Доля импорта этой продукции на рынке минимальна, а стоимость все равно выросла.

В таки условиях компании будут либо закрываться, либо сильно оптимизировать свои расходы. И все это достаточно серьезно может ударить по потребителю. В связи с этим, уже сейчас моя семья начала серьезно экономить. Я больше не хожу по ресторанам, питаюсь дома. Мы пока не планируем никакие крупные покупки. Если раньше примерно раз в год покупали новый гаджет, то теперь думаем, умерить свои аппетиты.

Юлия Бибик, редактор:

Не могу сказать, что я сразу же кинулась сокращать расходы, однако чувствуется, что на те же самые вещи тратишь теперь гораздо больше денег, чем раньше. Это касается и услуг и продуктов. Пока в бюджет «пролажу», но самая главная трата года, скорее всего, не сможет состояться. Я очень люблю путешествовать и это основная статья моих расходов. Обычно я выезжала два раза в год, а иногда и все три, два раза за границу и один раз по России. В этом году из-за обесценивания рубля количество поездок, скорее всего, сокращу до одного раза и это точно будет не Европа. Так же пришлось отказаться от дорогого абонемента на фитнес. Заменю со временем на пробежку на стадионе. Да и есть стала поменьше. Но это только на пользу.

Марина Ломаева, менеджер по рекламе:

Если честно, то кризис больше происходит в СМИ и в головах доверчивых людей. Журналисты, как правило, раздувают любую проблему до невероятного уровня. А доверчивые ижевчане, в основном, пенсионеры — верят и скупают килограммами соль и гречку. Это же мы видели и перед новым годом, когда скупали гаджеты и телевизоры. Я лично на себе влияние кризиса пока не почувствовала. Хотя нам и задержали заработную плату. Конечно, в нашей семье есть какие-то запасы на черный день. Думаю, их вполне достаточно. Каких-то кардинальных действий для общей экономии семейного бюджета я предпринимать пока не стала. В любом случае, мы не покупаем хлеб за 60 рублей и молоко – за 70. В остальном, кризиса пока я не ощущаю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.