Нужна ли госмонополия на торговлю алкоголем?

Олег Радионов, министр промышленности и энергетики УР:

— Введение госмонополии на розничную продажу алкоголя необходимо, но только как временная мера. На данный момент рынок алкогольной продукции у нас ещё не цивилизованный, есть место теневой экономики. Когда в эту систему вмешивается государство, то контроль усиливается, и в целом это благотворно влияет и на сам рынок, и на потребителя. Как показывает опыт, это действенно и в России, и в Удмуртии. После того как рынок выходит на цивилизованные рельсы, тогда можно его отпускать.

Государство в любом случае должно иметь рычаги влияния на ситуацию, своевременно вмешиваться и осуществлять контроль. Приведу в пример промышленность. В своё время, когда она развалилась, были созданы госкорпорации. Рынок алкогольной продукции на сегодняшний день — это именно то место, где государство должно усилить контроль. Ассортимент от этого не снизится, напротив, когда мы стоим на пороге вхождения в ВТО, конкурентная борьба усиливается и ассортимент должен только расти.

Анна Сиялова, маркетолог:

— В основном введение госмонополии на алкоголь ее разработчики аргументируют необходимостью борьбы с рынком нелегальной продукции, возможностью привлечь дополнительные средства в бюджет, борьбой с алкоголизмом. Сегодня в стране нелегально продается треть потребляемого алкоголя. Кроме того, в 2012-2014 годах ожидается значительное удорожание акциза. Стандартные «поллитра» могут вырасти в цене до 160 рублей, а это чревато еще большим всплеском производства контрафактной продукции. Сомневаюсь, что введением госмонополии в любой ее форме можно разом решить все эти проблемы. К тому же вряд ли у нас вообще возможно ввести монополию на розничную торговлю. При современном ассортименте и разнообразии напитков сделать это будет почти нереально.

И если все же начнется очередная волна кризиса, то уже станет неважно, будет на этом рынке госмонополия или нет, но отрасль станет убыточной, поскольку пить начнут «левый» дешевый алкоголь, ведь платить почти 200 рублей за бутылку водки в условиях кризиса станет непозволительной роскошью.

Петр Пономарев, министр торговли УР:

— Сомневаюсь, что введение госмонополии на алкогольную продукцию что-то изменит. Кроме того, я не представляю, как можно национализировать торговлю. Да и стоит ли это вообще делать, ведь рынок намного эффективнее работает. Как только здесь появляется какая-то монополия или хотя бы намек на нее, то сразу же возникает беспредел. К тому же госсобственность на спиртзаводы не может быть автоматической гарантией того, что предприятия торговли не будут участвовать в незаконных алкогольных схемах. Введение госмонополии лишь создаст дефицит спирта и может стать благодатной почвой для развития коррупционных схем.

Станислав Полевой, журналист:

— С одной стороны, такие нововведения могут поспособствовать установлению контроля над этим социально опасным рынком. С другой стороны, это также риск получить уже печально и не единожды известный в истории России «пьяный бюджет» — новую зависимость к существующей нефтяно-газовой. К тому же я считаю, что те действия, которые сейчас предпринимаются государством по легализации рынка, правильны и приносят свои результаты. Абсолютно очевидно, что нелегальной алкогольной продукции стало меньше.

Анатолий Задоянный, первый заместитель председателя Гордумы Ижевска:

— С одной стороны, государственный контроль нужен, потому что качество алкогольной продукции сегодня оставляет желать лучшего. Так, например, по оценкам специалистов, до 70% виски в России — поддельное. А бутылка водки не может стоить дешевле 100 рублей. Но потребитель сравнивает ценники и берет то, что на 10-30 рублей дешевле, как бы его ни предостерегали.

Поэтому контроль государства — это хорошо, но, с другой стороны, чрезмерная монополизация тоже вызывает тревогу. Она может обернуться еще большей алкоголизацией населения, поскольку будут появляться нелегальные скупщики, а население закупать впрок. Вот и получается, что, по данным статистики, мы выпустили одно количество вина, а по факту произвели в 2-3 раза больше. Я думаю, попробовать все-таки стоит, но постепенно и осторожно.

Сергей Морозов, председатель союза ветеранов Афганистана:

— Думаю, мера эта не принесет никакой пользы и не окажется хоть сколько-нибудь действенной. Так называемое «подполье» алкогольной продукции было и всегда будет, и государство вряд ли сможет бороться с этим. А чего мы хотим добиться от введения госмонополии? Ухода от нелегальной продукции и, как следствие, сокращения ассортимента в магазинах? Но ведь в рознице, на мой взгляд, продается лишь легальная продукция, которая производится официально, а соответственно, на магазины это никак не повлияет и ассортимент не изменится. Поэтому я считаю, что введение госмонополии не даст желаемого эффекта.

Игорь Гликман, депутат Гордумы Ижевска:

— Я вижу в этом проекте только позитивные изменения. Хочется, чтобы наконец-то госсектор занялся контролем этого продукта, тем более что алкоголь, к сожалению, является сегодня одним из основных товаров в потребительской корзине россиян. Если уж люди употребляют спиртное, то пусть хотя бы пьют качественные напитки. Отсутствие должного контроля за качеством этой продукции и, как следствие, возникновение огромного количества подделок, сказывается не лучшим образом на здоровье нации. Конечно, введения одной госмонополии недостаточно. Если мы все-таки хотим вывести население из алкоголизма, то необходимо принимать комплекс мер в этой области. Нужно проводить огромную работу среди населения, популяризировать здоровый образ жизни и ужесточить контроль и надзор за всеми этапами производства и продажи спиртного.

Фанавий Нургалиев, заместитель председателя постоянной комиссии по социальной политике Гордумы Ижевска:

— Госмонополия в этой отрасли обязательно должна быть. От этого появятся дополнительные доходы, которые останутся в государственной казне, а не будут расходиться по частным фирмам или компаниям или вообще уходить «налево». Конечно, при введении монополии значительно сократится ассортимент, это скажется на производителях, но возникнет и определенный  фактор для развития конкуренции — появится больше качественной продукции. Как следствие, меньше людей будет травиться некачественным алкоголем. Мы, конечно, не утописты и не выступаем за введение «сухого закона», но определенное ограничение должно быть — надо уходить от хаоса, который на этом рынке существует сейчас.

Николай Лагунов, трафик-менеджер:

— Я против введения госмонополии и считаю, что, предлагая реализацию данного закона, государство несколько «хитрит». Это попытка власти взять под свой контроль «неплохой» доход от реализации алкогольной продукции. В борьбе с нелегальным алкоголем это ни в коей мере не сможет помочь, а лишь соберет в одних руках весь этот доход. В итоге в плюсе окажется определенная группа людей, разработавших этот законопроект. С другой стороны, это очень серьезно изменит ассортимент в магазинах и нанесет удар по точкам реализации спиртного. Ведь основная часть дохода от продаж как в мелких, так и в крупных магазинах состоит сегодня из «алкогольных» денег.

Анатолий Решетников, профессор:

— Алкогольный рынок, который в России никогда не сбавит темпы роста, может стать надежным источником пополнения госбюджета. Поэтому мне очень симпатична идея введения госмонополии на розничную торговлю алкоголем. Подобные схемы достаточно эффективно работают в Финляндии и Швейцарии. Хотя что хорошо финну, не всегда хорошо русскому и наоборот. В подобном законопроекте должно быть четко прописано, каким образом государство будет выкупать контрольные пакеты акций у частных компаний, как вообще будет осуществляться госмонополия — будет ли она распространяться только на продажу или и на производств. Есть мнение, что в случае если государство выберет полную монополизацию от производства до продажи, то алкогольный рынок вообще может стать убыточным для государства.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.