Над законом

Закон о торговле, вступивший в силу 1 февраля 2010 года, требует корректировки. К такому выводу пришло Министерство экономического развития России. Практика показала, что документ, который был призван отрегулировать отношения между торговыми организациями и поставщиками, этой цели не достиг, а в ряде случаев еще более обострил взаимоотношения сторон. Например, не удалось в полной мере достичь смягчения договорных условий для поставщиков, напротив, каждый четвертый-пятый поставщик ощущает их ужесточение, указывает Минэкономразвития.

СД выяснил, с какими проблемами на практике пришлось столкнуться игрокам республиканского рынка и какие положения закона, на их взгляд, необходимо изменить.

Правила игры  

Закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности» вступил в силу 1 февраля 2010 года. Спустя полгода, в августе, закончилась отсрочка по переходу на новые правила по части взаимоотношений торговых сетей и поставщиков.

Для ограничения «власти» розничной торговли для предприятий данной сферы ввели штрафы — от 2 до 5 млн рублей. Причем они одинаковы и для крупной торговой сети, и для небольшого магазина.

Основная идея закона заключалась в том, чтобы открыть поставщикам продовольствия прямой путь к покупателю, снизив жесткость договорных требований, масштабы применения маркетинговых и бонусных платежей.

Однако эксперты СД отмечают, что за 2,5 года работы по новому закону воплотить эту идею не удалось.

В стиле ретро

Долгие годы одной из главных проблем во взаимоотношениях торговли и поставщиков были бонусы. Производитель платил их сети за полочное пространство и за месторасположение своего товара на полке магазина, а поставщик — за право работать с конкретной сетью. Государство решило ограничить такую практику законодательно. Ретейлерам теперь запрещено взимать с поставщиков любые бонусы, кроме ретробонуса, который выплачивается за объем проданного товара. Его размер ограничили 10 процентами (до принятия закона этот показатель регулировался самими торговыми сетями).

— Раньше в договоре поставки фигурировали различные выплаты, например, плата за постановку продукта на полку, — рассказывает Николай Денисов, совладелец одной из торговых компаний, занимающихся оптовыми поставками. — Эти выплаты взимались с производителя продукции (если он сам не являлся поставщиком, то через поставщика). Закон все эти выплаты устранил, но торговые сети нашли выход. Теперь они подписывают с поставщиками не прямые маркетинговые договоры на продвижение товара, а переводят эти платежи в скидки (предлагают поставщикам снижать отпускные цены), взимают НДС с ретробонуса, расширяют систему штрафов.

По мнению Николая Денисова, эти уловки помогают сетям возместить упущенную выгоду от ограничения размера ретробонуса. Одним из самых популярных новшеств стал договор на оказание маркетинговых услуг. Причем подписание такого договора — это добровольное дело поставщика. Теоретически можно не заключать соглашение на продвижение товара, однако на одно место в сети претендуют несколько компаний.

— Не хочешь платить за продвижение — не плати, но тогда твое место будет в левом крайнем углу нижней полки, — говорит Николай Денисов. — Так что поставщику подписать такой договор выгоднее — он позволит ему войти в сеть. Потому руководители сетей и идут на раздробление прежних выплат — знают, что поставщики подпишут любой договор.

По его словам, фактический объем выплат поставщиками сетям не изменился. Просто теперь он по-иному распределяется между ретробонусом и скидкой, предоставляемой сети от ранее установленной цены товара.

В том, что платежи с поставщиков и производителей будут существовать всегда, уверен заместитель директора по экономике и финансам торговой компании «Ижтрейдинг» Дмитрий Мельников.

— Ретробонусы — это платежи за фактически проданные объемы, — говорит эксперт. —  Для этих платежей есть экономическая подоплека. Показатели рентабельности производителей в разы превосходят показатели самых эффективных торговых сетей. Последние имеют рентабельность в 6-7 процентов — и это очень хороший результат. Для выравнивания рентабельности сетей и производителей и вводятся дополнительные сборы с поставщиков. Без них рентабельность торговых сетей была бы еще ниже, и сеть вынуждена была бы повышать цены на товары. Поэтому платежи будут существовать всегда, в том или ином виде.

В ООО «Айкай», по словам его руководителя Азата Галеева, к ретробонусам относятся более спокойно, в компании ориентированы не на размер бонуса, а на понятие валовой доходности.

— Мы на большие ретробонусы не претендуем. Если в какой-то категории товаров хорошо продается определенный продукт, а значит, он приносит компании большую доходность, чем другие продукты этой же товарной категории, то мы отдадим предпочтение именно этому продукту, более широко представим его на наших полках, чем продукты других поставщиков. И неважно, какой ретробонус будут предлагать нам эти поставщики, — мы ориентируемся на предпочтения покупателей, — говорит Азат Галеев.

Утром — товар, деньги — через месяц

По мнению Николая Денисова, с принятием закона о торговле не исчезла и такая проблема, как задержка сетями выплат поставщикам за поставленный товар. Раньше сроки оплаты составляли 60 — 90 дней, и многие сети задерживали выплаты, по сути, кредитуясь за счет поставщиков. Сейчас сроки выплат за поставленный товар ограничили. В соответствии с законом все товары разбиты на разные категории, по срокам хранения.

Эксперт СД утверждает, что это положение закона выполняется не всеми сетями.

— Они пользуются тем, что дистрибьютер обязан выполнять определенные планы по объемам продаж от производителей, и именно поэтому он пойдет на многие условия сетей, — говорит Николай Денисов. — Однако сами же сети не выполняют условия оплаты поставленного товара, и из-за этого оптовики вынуждены идти на крайние меры — приостанавливать поставки.

С тем, что диктат сетей отчасти все равно остался, согласен и Дмитрий Мельников.

— Поставщики вряд ли будут ссориться с сетью по нарушениям сроков уплаты, если, конечно, совсем не надумают разорвать отношения с продавцами, — говорит эксперт.

Примером того, что сети не всегда исполняют новое требование закона в части сроков оплаты товара, может служить ситуация с ЗАО «Юлена» (владелец торговой сети «Столичный»).

26 декабря 2011 года в Арбитражный суд УР поступило заявление ЗАО «Юлена» о признании банкротом. К этому времени в удмуртском арбитраже находилось несколько исковых заявлений о взыскании с ЗАО «Юлена» задолженности перед поставщиками продукции. К февралю 2012 года компании было предъявлено более 300 исков на взыскание задолженностей. Среди заявителей такие крупные производители и поставщики продуктов питания, как ОАО «Сарапульский ЛВЗ», ООО «Удмуртская хлебная компания», ОАО «Удмуртский хладокомбинат», ООО «Торговая компания КОМОС ГРУПП», ООО «Фармакон» и другие. Общая сумма задолженности сети перед поставщиками оценивалась в 100 млн рублей. Руководство компании объясняло это тем, что ему нечем расплатиться с поставщиками.

Но пример с ЗАО «Юлена» всё же нехарактерен для ретейла Удмуртии, считает Азат Галеев. В основном торговые сети стараются выполнять условия заключенных контрактов с поставщиками. Но нередко в просроченных выплатах за поставленный товар бывают виноваты сами поставщики.

— Поставщик гарантирует владельцам сети высокие и быстрые продажи поставляемых продуктов, — говорит руководитель «Айкая». — Но проходит время, и покупатель делает свой выбор не в пользу этого продукта. Товар застаивается на полках, сеть не получает с его продажи доход, следовательно, падает валовая доходность компании, и сеть уже не может расплатиться со всеми своими поставщиками. Разумеется, в первую очередь страдают те поставщики, чей товар не продается.

По мнению Азата Галеева, просрочки платежей поставщикам — это лишь следствие более глубокой проблемы. Начинается она с производителя — именно он, прежде всего, заинтересован в том, чтобы продать свой товар. Если его продукция будет пользоваться покупательским спросом, то она принесет ретейлу стабильный валовый доход, и сеть, в свою очередь, будет отдавать этой продукции предпочтение перед той, которая не столь активно продается. Следовательно, сойдет на нет и сама проблема просрочки сетями оплаты поставленного товара.

Вокруг НДС

Соблюдая требования закона о сроках оплаты поставленного товара, сети лишаются возможности кредитоваться у поставщиков, считают в компании «Торговый дом «Айс-Вита». И поэтому некоторые из них идут на такой шаг, как взимание НДС с ретробонуса, который выплачивает сети поставщик. Поводом послужило решение Высшего арбитражного суда, которое было вынесено в июле 2012 года по делу одного из крупных российских производителей. Суд посчитал, что ретробонусы должны облагаться НДС. По мнению менеджмента ижевской компании-дистрибьютера, после этого решения суда сети стали опасаться, что их в общем порядке заставят выплачивать налог с ретробонусов. И потому начали взимать его с поставщиков.

С этим мнением согласен и Николай Денисов. По его словам, от действий сетей в части взимания НДС напрямую страдают поставщики.

— Действующий порядок начисления НДС не позволяет нам рассчитывать на возмещение налога, — говорит эксперт. — То есть выплачивать 18% — размер НДС — поставщики должны из своей прибыли. Сетям такая ситуация выгодна: они сохраняют возможность получить дополнительный финансовый поток, ретейлер фактически берет кредит на квартал — эти деньги могут быть направлены на развитие, и затем уже сеть может представить НДС на возмещение.

Резюме

Итоги реализации нового закона о торговле эксперты СД оценивают по-разному.

В УФАС считают, что закон о торговле внес во взаимоотношения сетей и поставщиков значительные улучшения. Единственное, что, по мнению руководства УФАС, нужно изменить, — ввести в закон положение об оборотных штрафах: когда за нарушение закона торговая организация платит определенный процент от количества оборотных средств.

Положительный эффект от действия закона отмечают и в Министерстве торговли и бытовых услуг Удмуртии. Заместитель министра Галина Трегубова считает плюсом закона то, что теперь информация о взаимоотношениях с поставщиками стала прозрачной и публикуется на официальных сайтах. Условия заключения договоров поставки, параметры работы с контрагентами, размер бонусов, расценки на маркетинговые услуги — всё это общедоступно и открыто.

— Как только новый закон о торговле вступил в действие, мы, оптовые компании, аплодировали ему стоя, — говорит Николай Денисов. — Но когда прошло время, то мы увидели, что сети нашли лазейки в законе, и сложностей у нас стало еще больше. Я считаю, что закон нужно кардинально пересмотреть.

С совладельцем оптовой компании согласен и представитель ретейла.Дмитрий Мельниковсчитает, что в виде жестких ограничительных мер закон не нужен.

— Да, рамки должны быть, но в пределах этих рамок должны существовать возможности для договоренностей поставщиков и сетей. Я считаю, вмешательство государства в этот вопрос неправильно: есть свобода договорных отношений, и нарушать ее несправедливо. Закон должен обеспечивать свободу торговли.

Представителей малого бизнеса — небольших магазинов «шаговой доступности» — в новом законе смущают суммы штрафов, одинаковые для всех игроков розничного рынка.

— Я считаю, что размеры штрафов необходимо пересмотреть с учетом формата торгового предприятия, — говорит руководитель ИП Игорь Титов. — Если я, например, просрочил поставщику оплату его товара, то с меня возьмут штраф минимум 2 млн рублей — такой же, как с крупного супермаркета. А ведь ситуации в торговле бывают разные, да и оборот у небольших магазинов не такой большой, чтобы иметь возможность расплачиваться со всеми поставщиками вовремя.

Неоднозначно оценивает закон о торговле и руководитель ООО «Айкай» Азат Галеев:

— Закон должен был достичь баланса между розницей и поставщиками. Но в результате розница получила наибольшее количество различных ограничений. А ведь ретейл всего лишь конечное звено в цепочке «производитель-поставщик-розница», и его экономические решения во многом зависят именно от ценовой и ассортиментной политики производителей. Что касается взаимоотношений сетей и поставщиков, то они не изменились. Те, кто умел выстраивать партнерские отношения и вести себя честно на рынке, и во время действия нового закона продолжают успешно вести цивилизованный бизнес. Наши взаимоотношения регулируются партнерскими отношениями и здравым смыслом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.