Калашников объединяет

Концерн «Калашников» как холдинг по производству стрелкового оружия, о создании которого начали говорить более года назад, начал обретать реальные черты — с начала лета запущен процесс по объединению управленческой структуры Ижевского машиностроительного и Ижевского механического заводов, а в конце августа была закончена процедура переименования.

СД проанализировал цели создания концерна и пришел к выводу, что собранный из закаленных в самых суровых рыночных условиях частей ВПК «Калашников» может стать таким же эффективным оружием против конкурентов, как и знаменитый автомат — в бою. Однако для этого одной только господдержки будет недостаточно.

Зачем государству «Калашников»

Генеральный директор концерна «Калашников» Константин Бусыгин в одном из недавних интервью сказал: «Перед концерном «Калашников» поставлена задача не просто объединить предприятия, а вытянуть за собой всю стрелковую отрасль». В этих словах стоит отметить пусть и не совсем открытое, но довольно ясное признание того, что предприятия стрелковой отрасли России нуждаются в том, чтобы их вытянули из той пропасти, куда они забрались фактически по собственной воле.

Судя по всему, главной проблемой предприятий отрасли стало отсутствие на них хозяина — государства, в собственности которого они де-юре всё это время оставались. «Хозяин» значительно сократил госзаказ, на выполнение которого все эти предприятия были ориентированы, а в рыночных условиях предприятия повели себя довольно странно: они вроде бы наладили выпуск гражданского оружия, и оно неплохо продавалось, но хорошо от этого было лишь частным компаниям-дилерам, а не самим производственным предприятиям.

При этом, конечно, отрасль отставала не только в материальном плане, но и в моральном — продукция отечественных предприятий до сих пор эксплуатирует разработки середины прошлого века, и не будь в арсенале российских оружейников такой безотказной во многих смыслах модели, как «автомат Калашникова», легко себе представить, что на вооружение нашей армии уже могло бы быть поставлено оружие зарубежных производителей. Логичным завершением этого этапа деградации стал отказ Министерства обороны от закупки АК ввиду того, что оружие морально устарело и не соответствует требованиям современной армии.

Таким образом, к тому моменту, когда государство на правах хозяина вернулось в отрасль, оно обнаружило предприятия в предбанкротном финансовом состоянии, обремененные долгами, конкурирующие друг с другом, нуждающиеся в техническом перевооружении и постановке на производство новых изделий. Очевидно, что вопрос «обанкротить и продать» даже не ставился. Предприятия ВПК в России — это ведь еще и социальные проекты (градообразующие, огромное количество работающих).

Сохранить отрасль, имея вышеуказанные исходные данные, можно было двумя путями. Первый: оздоравливать каждое из предприятий по отдельности, не вмешиваясь в конкуренцию между ними. В этом случае можно рассчитывать на эффект в виде новых интересных разработок — как следствие конкуренции между различными КБ. Однако с точки зрения экономики второй сценарий выглядит предпочтительнее: объединение предприятий в холдинг с общей структурой управления, оптимизация производств, общая маркетинговая политика, увеличение рыночной доли за счет слияния, единые технологические решения и т. д.

Судя по всему, именно этот путь был выбран при создании концерна «Калашников»: в него вошли завод «Ижмаш», Ижевский механический завод и Вятско-полянский машиностроительный завод «Молот» (три конкурирующих между собой предприятия как на рынке боевого оружия, так и гражданского), КБАЛ им. Кошкина (российский разработчик и производитель боеприпасов для стрелкового оружия) и НИТИ «Прогресс» (роль этого предприятия в «Калашникове» пока не слишком понятна — ясно лишь, что оно на сегодняшний день наиболее финансово-состоятельное из всех предприятий концерна).

Возможно, что впоследствии в концерн войдут и другие предприятия, но и тех, что на первом этапе объединил «Калашников», достаточно, чтобы занять доминирующее положение на рынке — входящие в него предприятия производят порядка 95% всего российского стрелкового оружия и боеприпасы к ним.

Безотказный и надежный

Однако собрать предприятия в единую структуру — это, как видится, не цель, а лишь способ ее достижения. Целью могло бы служить существенное увеличение доли на рынках сбыта — как для гражданского, так и боевого оружия, разработка моделей и систем оружия, которые бы могли конкурировать с лучшими разработками зарубежных производителей.

И если, производя 95% всего стрелкового оружия в стране, российский рынок «завоевать» будет не так уж сложно, то для получения существенной доли на зарубежных рынках придется приложить огромные усилия.

В 2012 году легальный мировой рынок стрелкового оружия, согласно докладу Женевского института международных отношений и развития, оценивался в 8,5 млрд долларов — порядка 270 млрд рублей. Суммировав объемы продаж всех предприятий, которые должны войти в концерн, получим, что в лучшем случае «Калашников» получит 2% мирового рынка стрелкового оружия. Это при том, что предприятие обладает одним из самых узнаваемых брендов на этом рынке.

Создание концерна существенно повышает шансы российских оружейников занять на мировом рынке более заметное место. Во-первых, объединение в одно предприятие позволит прекратить конкурентную борьбу как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Во-вторых, при фактическом отсутствии конкурентов (хотя Минобороны в последнее время приглашало к участию в конкурсах и иностранным производителей) концерн сможет сконцентрировать средства от госзаказов и получить средства на техническое перевооружение по госпрограммам. В-третьих, стабильное положение на внутреннем рынке позволило бы концерну вести более активную и, что немаловажно, единую маркетинговую политику на внешних рынках. Новое и такое хорошо известное имя — Калашников — должно помочь концерну в этом.

В свое время по аналогичному пути пошла итальянская компания Beretta, история которой насчитывает почти 500 лет, и сейчас оборот этой компании превышает 480 млн евро (по данным за 2011 год), она поставляет пистолеты для армии США (очередной конкурс выигран в 2012 году), полицейских подразделений Испании и Турции, и благодаря ей Италия входит в число крупнейших мировых экспортеров стрелкового оружия наряду с США.

Из этого опыта стоило бы выделить немаловажную деталь — она отмечена даже на официальном сайте компании — в современной «Берете» производство крепко увязано с маркетингом и продажами. Это одинаково важные части — как в любой компании на любом конкурентном рынке. Что касается наших заводов (пока их нужно называть именно так), то при том, что они уже последние двадцать лет постоянные участники всех самых известных мировых оружейных выставок, маркетингом на них занимаются по остаточному принципу. Маркетингом занимались дилеры — ориентируясь на собственные цели и возможности. Аналогичным образом маркетингом занимался «Рособоронэкспорт».

И, очевидно, было бы ошибкой «Калашникова» наступить на те же грабли и превратиться просто в производственный агломерат, неспособный самостоятельно продавать свою продукцию кому-либо, кроме государства. Это ведь не у дилеров и «Рособоронэкспорта» есть возможность стать в один ряд с Beretta и Remington, а у «Калашникова». Надеемся, что концерн ее не упустит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.