Эксперимент «Открытое правительство». Как вы оцениваете идею такого общественно-политического «евровидения»?

Александр Соловьев, и. о. Главы Удмуртии:

— Когда мы начинали проект «Открытое правительство», я сам немного сомневался, а пойдет ли народ? Но зарегистрировались 172 человека. Интернет-голосование закончилось 19 июня. Экспертные комиссии в Общественной палате давно работают, встречаются с кандидатами. Представляете, 28 вакантных должностей на 172 человека.

Однако в ходе интернет-голосования была отмечена фальсификация голосов. Робота подключили, и через каждые 10 минут за одного кандидата чуть ли не 200 голосов отдано. Мы за этим следим, тщательно проверяем кандидатов, те, кто накручивал голоса подобным образом, даже в резерве не останутся.

Право принимать конечное решение по результатам интернет-голосования и работы Общественной палаты дано мне. К этому я подойду с совестью. Я благодарю всех за участие в проекте. Это наш будущий кадровый резерв.

Геннадий Крюков, председатель совета ветеранов Удмуртской Республики:

— На современном этапе нашего с вами развития это очень важный и нужный проект. Ведь ни для кого не секрет, когда решение принимается единолично, то многие руководящие посты занимаются по знакомству или по протекции. Я же всегда придерживаюсь принципа: если эти люди не прошли хорошую школу и производственную службу, значит, будет пробел в их работе.

Подобный проект, на мой взгляд, дает возможность значительно большему числу талантливых специалистов из разных сфер принять участие в конкурсе на важную должность. Нам нужно достичь эффективной работы в каждом министерстве и ведомстве, и данный проект может стать хорошим подспорьем в этом деле.

Валерий Бузилов, председатель постоянной комиссии по экономической политике, промышленности и инвестициям Госсовета УР:

— Я бы хотел пожелать, чтобы внимательно присмотрелись к людям, подавшим заявки на участие в проекте. Потому что, по сути, это и есть наш кадровый резерв. Я уверен, что с этими людьми проведены беседы и будут выбраны самые достойные. На мой взгляд, только в результате личного общения можно узнать человека. Что касается интернет-голосования, то, используя современные технологии, думаю, можно даже массово за кого-то проголосовать и добиться высокого результата. Именно поэтому будущие министры не будут выбираться только по итогу голосования, а решением экспертных комиссий. Зато сам проект «Открытое правительство» окажет благоприятное воздействие на существующих министров. У некоторых из них сложилось ощущение своей исключительности и незаменимости. Так вот сейчас это впечатление уйдет. Это новый качественный толчок для того, чтобы наше правительство было сформировано из профессионалов и людей, которые действительно болеют за республику.

Валерий Варламов, председатель постоянной комиссии Госсовета Удмуртской Республики по экономической политике, промышленности и инвестициям:

— Такой подход к выбору министров хорош только в случае создания кадрового резерва. Люди, которые принимают участие в проекте, должны четко осознавать, куда и зачем они идут. Ведь процесс формирования правительства не так прост, как может показаться на первый взгляд. Вспомните, мы ведь уже проходили всё это на заре перестройки, когда в 1987 году избирали директоров крупных заводов с помощью голосования. Ничего хорошего из этого не вышло.

Светлана Кривилева, первый заместитель председателя Госсовета УР:

— Я считаю, что относиться к проекту «Открытое правительство» надо очень осторожно. Потому что одно дело написать хорошее резюме и сделать красивую презентацию, и совсем другое дело — проявить указанные навыки и способности на деле. Я могу написать, что я кандидат наук, имею множество диссертаций, столько-то спасла человеческих жизней, а в действительности не иметь соответствующего опыта. Должна быть большая открытость в этом вопросе. То есть каждый, кто претендует на ту или иную должность, обязан провести живую презентацию, рассказать о том, как видит решение той или иной проблемы в своей отрасли, должен провести диалог с профессиональным сообществом. Например, министра здравоохранения в большей степени должно избирать, оценивать медицинское сообщество. У нас есть ассоциация главных врачей, ассоциация главных медсестер, больных специфическими и распространенными болезнями. И хотелось бы узнать, как видит будущий министр той или иной отрасли систему ее развития в Удмуртии по разным параметрам. Через представленные в интернете презентации сложно достоверно оценить претендента. Таким образом, проект в целом имеет право на жизнь, только, на мой взгляд, его надо сделать более масштабным.

Василий Алексеев, исполнительный директор Центра развития предпринимательства УР, участник проекта:

— На мой взгляд, основной целью проекта для организаторов является доказательство открытости руководства республики к конструктивным предложениям, для участника же  это возможность реализовать свои мысли и идеи в отрасли.

Что касается результатов этого проекта — если речь идет только об онлайн-голосовании, то они вряд ли будут оправданы, так как уже доподлинно известно, что кто-то прибегает к технологии накрутки, а чья-то целевая аудитория практически не сидит в интернете. При этом комплекс форм голосования позволяет выравнять картину, когда и экспертное сообщество, и население предлагают своих кандидатов, а глава региона может посмотреть реальную картину популярности того или иного кандидата и его оценки сообществом об осведомленности в среде. Ведь вряд ли сильный лидер выиграет в онлайн-голосовании, если при этом эксперты оценили его очень низко. Главной целью моего участия в проекте является донесение мыслей по улучшению ситуации в отрасли молодежной политики на примере ряда некоммерческих организаций —  уверен, что многим отраслям стоит присматриваться к НКО как к эффективным инструментам реализации проектов. Между тем из самих программ и выступлений претендентов можно заимствовать немало полезных идей и мыслей.

Максим Воробьев, председатель Удмуртской республиканской организации Всероссийского общества инвалидов, участник проекта:

— Этот проект очень нужен. Так же как депутаты избираются на основе предпочтений людей, так и министры должны избираться мнением большинства жителей республики. Например, я был в составе экспертной группы по выбору министра здравоохранения. И, судя по выступлению кандидатов, можно было сразу сказать, кто уже готов стать министром, кто пока дотягивает только до заместителя, а кому еще нужно поучиться.

Я очень надеюсь, что жители Удмуртии при голосовании за того или иного кандидата действительно читали их эссе, проводили анализ, а не ставили галочку просто так, по просьбе друзей и знакомых. В любом случае окончательный выбор сделает глава республики, и не только на основе онлайн-голосования.

Дмитрий Романов, IT-специалист:

— Я весьма скептически отношусь к этому проекту. Вполне понятно желание властей выглядеть открытыми для всех, представить информацию о решениях и деятельности правительства доступной для общественности. Однако по итогам реализации проекта складывается впечатление, что он создан лишь для галочки, по указаниям сверху. Например, плохо проработана система защиты от накрутки голосов. Я наслышан о попытках продажи первых и вторых мест рейтинга. Многие по дружбе, по знакомству настаивали на голосовании за того или иного кандидата, делали рассылки через соцсети. Многие, кто несерьезно отнесся к проекту, не видел достойных кандидатов, ставили галочки именно по таким просьбам. Понятно, что отследить это довольно сложно.

Регина Широкова, юрист:

— Само название проекта «Открытое правительство» вызывает массу недоумений. Например, кому, зачем и как должно быть открыто наше правительство? А сейчас оно что, закрыто? Кого не устраивает нынешнее правительство? Может быть, проще сделать процедуру проверок деятельности правительства контролирующими органами и специальными комиссиями более строгой?

Большинство людей довольно далеки от власти и аполитичны, и они вряд ли приняли участие в голосовании. Да и стоит ли их привлекать к политике, если многие из них ничего в этом не понимают? Для меня также очевидно, что большинство голосует за того или иного кандидата на основе личных симпатий, указаний сверху, по просьбе друзей и родственников. Отдавших голос за того или иного кандидата, действительно изучив его эссе, оценив профессиональную компетентность, единицы. Одним словом, я не считаю проработанным и результативным данный проект и вижу в его реализации только демонстрацию популизма.

Николай Лагунов, инженер:

— Я считаю, что такой подход при формировании правительства более демократичный. У нас есть возможность не только голосовать за определенного кандидата, но и стать им, конечно, при условии наличия необходимых профессиональных навыков и знаний. А в остальном очень схоже с традиционными выборами. Эссе, которые писали кандидаты, на тему того, что необходимо сделать в данной должности, своего рода предвыборная программа. Всё это должно идти на пользу правительству в плане идей и задач, которые необходимо выполнять. Один человек не всегда может понять, что важно для его отрасли, а с помощью идей разных претендентов, вероятно, даже есть шанс обличить проблему, которая раньше не была ощутима.

Жанна Торохова, менеджер по рекламе:

— Поначалу идея мне понравилась. Когда я познакомилась с эссе кандидатов, то поняла, что есть из кого выбирать. Но со временем стало понятно, что всё это лишь иллюзия выбора. Механизм отбора понятен не до конца. Складывается ощущение игры, которая закончится так, как решат судьи. А судьи кто? Некоторых участников знаю лично — ответственные партийцы, но при этом далеко не все талантливые руководители. И при этом, конечно же, набирают наибольшее число голосов по интернету.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.