Импортозамещение — ожидания и реальность

При благоприятной экономической конъюнктуре отечественные производители оказались не готовы вытеснить импортные товары с рынка. Как выяснил СД, даже в самых благоприятных для импортозамещения отраслях местные производители не смогут вытеснить с рынка зарубежных конкурентов. У них для этого просто не хватает ресурсов — оборудования, технологий и, конечно, денег, которые сегодня столь же недоступны, как смысл повторяемого с высоких трибун слова «импортозамещение».

Активное использование этого термина — верный признак хорошего экономического кризиса в России — именно в периоды кризисов слово «импортозамещение» начинает звучать особенно часто. К сожалению, от его частого употребления существенных сдвигов в экономике не происходит. Поэтому «импортозамещение» у нас стоит понимать не как некую сознательную государственную политику по поддержке отечественного производителя, а как спонтанно, без всякого участия государства, возникшие преимущества — удорожание импорта и относительное удешевление себестоимости товаров отечественного производства. Но даже и этими, возникшими по «естественным» причинам конкурентными преимуществами смогут воспользоваться далеко не все — как раз потому, что настоящей политики импортозамещения в РФ не существует.

Санкции позволили российским производителям конкурировать по цене

Благодаря санкциям, а затем и падению курса рубля некоторые из российских производителей оказались в откровенно тепличных условиях. Например, сыроделы, которые до сих пор не могли конкурировать с европейцами по соотношению цена/качество, получили в свое распоряжение  рынок, практически полностью очищенный от продукции зарубежных конкурентов, причем сразу во всех ценовых категориях.

— Наше предприятие по проектной мощности может выпускать 9 тысяч тонн сыров в год. До введения санкций ООО «Можгасыр» реализовывало свой потенциал на 30-40 %. Мы не могли на равных конкурировать с европейскими производителями, поскольку те предлагали низкую цену. Не секрет, что их сельское хозяйство получает государственные дотации и может позволить себе варьировать ценовую политику, — рассказывает Константин Крестьянинов, коммерческий директор ООО «Можгасыр», — актуален и вопрос маркетинга: федеральные ретейлеры предпочитают известную продукцию. Финские и немецкие производители сыра разрекламированы, поэтому спрос на их продукцию всегда был выше. О нас и компаниях, подобных нашей, знают не дальше региона, так что проблемы с расширением производства и сбыта мы ощущали в полной мере.

Доля импорта в российском ИТ

По разным данным, доля используемого в России зарубежного ПО составляет 67 %, а в аппаратной части доходит до 90 %. Ежегодный объем лицензионных отчислений крупнейших иностранных ИТ-компаний, среди которых Microsoft, SAP, Oracle, Hewlett-Packard, IBM, в России достигает 285 млрд руб., что составляет более 40 % общего объема российского ИТ-рынка (Минэкономразвития оценило в 2013 году российский ИТ-рынок в 762,3 млрд руб.). Более 85 млрд из этих денег приходится на расходы государственных организаций. Выручка же приведенных выше иностранных компаний за счет закупок в рамках 94-ФЗ и 223-ФЗ в 2013 году составила 219 млрд руб.

По данным издания  CRN/RE («ИТ-бизнесс»)

Частичный запрет на импорт сыра, безусловно, вдохнул новую жизнь в отрасль. Загрузка предприятия «Можгасыр» выросла до 50 %. Однако сыроделы и производители другой молочной продукции сразу столкнулись с кризисом роста: молока на всех переработчиков просто не хватает. Например, в Удмуртии, где относительно большое поголовье коров, скупают сырье производители из соседних регионов.

— В общем, если бы не дефицит сырья, мы бы повысили производительность, — заверяют в ООО «Можгасыр». — Ведь предпосылки к этому есть. Что особенно приятно, к нам повернулся потребитель. Теперь часто приходится слышать: «Какой вкусный сыр, а мы о вас и не знали».

Константин Крестьянинов опасается, что границы для импортного сыра снова откроют и тогда сегодняшний рост окажется временным — не поможет даже низкий курс рубля.

— Проблему молока я уже озвучил. Поднять надои — дело не сиюминутное. Ведь государство долгие годы никак не помогало животноводам, те вынужденно сокращали поголовье, закрывали племенные заводы, а теперь надо снова поднимать хозяйство. Нужна помощь, инвестиции, дешевые кредиты.

Импортозамещение в машиностроении — возможно ли?

Отечественное молоко тем не менее перерабатывается на импортном оборудовании. Производителям нужны комплектующие к машинам. А все они американские и европейские. Поэтому эксперты говорят об острой необходимости поднимать и смежные отрасли, особенно машиностроение.

— Машиностроение — одна из самых важных и системообразующих отраслей экономики. У России здесь большое отставание от всех развитых стран, — признает Антон Филатов, коммерческий  директор ООО «Можга  редуктор». — Мы традиционно пользуемся импортными товарами. Причем, как ни удивительно, большая часть импорта, около 50 %, приходит из стран Европы. То есть европейцы четко понимают, что в Азию можно выносить любое производство, только не стратегическое.

В докризисное время машиностроители можгинского предприятия занимали свой узкий сегмент рынка. Но все же тягаться с импортом можгинские редукторы не могли.

— Конкретные выводы по рынку после падения курса рубля и введения санкций пока сделать сложно, особенно учитывая сезонный рост спроса и последующий спад. Но некоторые тенденции уже видны. Сейчас, когда стоимость европейских редукторов значительно повысилась, у нас появился шанс, — считает Антон Филатов.

Предприятие уже получило серьезный заказ от одного бетонного завода сделать по техническому заданию специальный редуктор взамен импортного.

Представители местной машиностроительной отрасли заверяют, что умеют работать и могут конкурировать с зарубежными производителями, но ожидают поддержку в технологическом развитии, модернизации производства и результативной помощи в кооперации промышленных предприятий от государства, чья роль для них сейчас очень важна.

Какие отрасли растут

Согласно статистике Росстата по динамике промышленности в декабре определенный рост показали ряд отраслей сельского хозяйства.

В ноябре почти на 17 % в годовом выражении выросло производство мяса и субпродуктов животных и на 11 % птицы. Еще на 17 % увеличилось производство подсолнечного масла и на 26 % сыра, импорт которого в Россию из Европы находится под эмбарго.

На 24 % выросло производство кожи и замши, на 16 % – фанеры. На 31 % в годовом выражении увеличилось производство красителей и цветных лаков. На 9,6 % выросло производство пластмасс. Значительный рост показало производство и других строительных материалов.

Почти на 20 % в годовом выражении увеличилось производство кассовых аппаратов, а  на 43 % – прицепов к легковым автомобилям.

Еще на 14 % увеличился выпуск деревянных шкафов для книг и шкафов для детских вещей. Производство других видов мебели сократилось.

Bg.ru

Оптимист и пессимисты

Александр Веревкин, директор ООО «Адгезивные материалы», более оптимистично смотрит в будущее.

— Мы занимаемся переработкой вспененных полимеров и ориентированы в первую очередь на создание промежуточного продукта, необходимого при производстве конечного продукта в других отраслях, — говорит он. —  В основном мы работаем на строительную индустрию и автомобилестроение. Главный товар — уплотнительная самоклеящаяся лента, которую потребитель видит повсеместно.

Наш товар имеет гарантированный рынок сбыта, поскольку даже самым крупным предприятиям, нуждающимся в самоклеящихся материалах, невыгодно открывать у себя их производство. Таким образом, всё, что нужно — выдержать конкуренцию с иностранным производителем. Наши конкуренты — немцы, поскольку производство довольно технологично. Не скрою, их продукция по соотношению цена/качество превосходила нашу. Поэтому некоторые заказчики, например, производители оконных конструкций, до сих пор не обращались к нам. Ситуация изменилась с ростом курса евро, и мы это, безусловно, почувствовали.

Если в среднесрочном плане развития предприятия предусмотрен ежегодный прирост на 30 %, то по итогам 2015 года, при сохранении внешних условий, г-н Веревкин ожидает выход на двойной прирост. По его оценкам, сейчас очень благоприятная конъюнктура для того, чтобы «опередить пятилетку» и уже в ближайшие годы решить стратегическую задачу — техническое перевооружение. Эксперт полагает, что, имея высокотехнологичное и  более производительное оборудование, можно конкурировать с европейцами и в случае выравнивания курса валют.

Александр Ситников, генеральный директор ООО «Новый дом», производитель лакокрасочной продукции, не разделяет оптимизма коллег по поводу импортозамещения как глобального долгосрочного явления в нашей экономике.

— В настоящее время импортозамещение имеет значительно возросшее значение, так как цены на импортные товары возросли на 40-80 %. Реальная возможность заменить импортные товары вроде бы появилась, но на деле условия для бизнеса этому не способствуют. На фоне низкой производительности труда высокие налоги и кредитные ставки делают практически невозможным развитие перерабатывающих и аграрных отраслей. Если это и случится, то через 8-10 лет напряженной работы предпринимателя. К этому времени все привыкнут к курсу доллара и цена на нефть восстановится.

Между тем ООО «Новый дом» уже десять лет, независимо от экономической ситуации, работает по направлению импортозамещения и развития экспорта — 80 % выпускаемой продукции рассчитано на замещение импорта и 30 % от всего объема экспортируется.

ООО «Соларжи» — единственная в России компания, которая занимается производством и монтажом зенитных фонарей со светопроводной шахтой. С момента основания в 2011 году ее продукция была конкурентоспособной по сравнению со всеми основными производителями из США и Европы. Соответственно, из-за сложившейся ситуации компания только выиграла.

— Себестоимость нашей продукции равна себестоимости аналогичной продукции, произведенной за рубежом. В конечном продукте все элементы, кроме одного (немецкого отражателя), производятся в России. Поэтому не трудно прикинуть, что после падения курса рубля мы стали значительно выигрывать у зарубежных производителей в стоимости, — поясняет Алексей Стерхов, директор компании. — Уже в конце 2014 года мы выиграли хороший тендер, без труда и без ущерба для себя предложив лучшую цену.

Для «Соларжи» также сложилась уникальная ситуация, при которой компания может занять весь российский рынок световодов, но, замечает эксперт, при условии системной помощи со стороны государства.

— Сейчас перед нами стоят серьезные вопросы маркетинга и инвестиций. Дело в том, все конкуренты работают 10-20 лет, у них развита дилерская и маркетинговая сеть. О нас пока не знают, а оборотных средств для масштабной рекламной кампании и повышения объемов производства просто нет. Самое время для содействия со стороны Правительства УР в получении кредита на инновации под 6 % годовых и в продвижении нашего товара. Пока что мы ощущаем декларативность всех заявлений о помощи российским производителям.

Доля импорта в производстве

По результатам анализа, проведенного Минпромторгом РФ в июне 2014 года, доля импорта в потреблении по отрасли станкостроение составляет, по разным оценкам, более 90 %, тяжелое машиностроение — 60-80 %, легкая промышленность — 70-90 %, электронная промышленность —  80-90 %, фармацевтическая, медицинская промышленность — 70-80 %, машиностроение для пищевой промышленности — 60-80 %.

Импортозамещение в этих и других отраслях возможно только в случае наличия соответствующих свободных производственных мощностей и конкурентоспособных предприятий, которые могут предложить качественную продукцию по рыночным ценам. В долгосрочной перспективе снижение импортной зависимости возможно за счет инноваций и стимулирования инвестиций в технические отрасли и создания новых производств. По оценке Минпромторга, в случае реализации продуманной политики импортозамещения к 2020 году можно рассчитывать на снижение импортозависимости по разным отраслям промышленности с уровня 70-90 % до уровня 50-60 %.

Из интервью заместителя  министра промышленности и торговли РФ Сергея Цыба «Российской газете», август 2014 г.

Импортозамещение не для всех

Василий Мунтян, руководитель «Рубашка на заказ» (онлайн-ателье по пошиву мужских сорочек), делать выводы не спешит и оценивает тенденции. По его словам, вся текстильная продукция подорожала и еще будет дорожать, поскольку и ткани, и фурнитура полностью импортные. Стоимость тканей уже выросла на 40 %, а фурнитуры — в два раза.

— Мы всегда покупали ткани известных производителей и часто использовали это в своей PR-активности. Сейчас мы должны сохранить покупательскую способность и не потерять в качестве. Остается только одно — обратить взоры на китайский рынок, где можно найти всё, в том числе и хорошие ткани, — говорит Василий Мунтян.

При этом все-таки даже у предприятий, подобных «Рубашке на заказ» — работающих на импортных комплектующих и сырье, — появилось существенное преимущество перед зарубежными производителями: они задействуют отечественную рабочую силу и платят зарплату в рублях. На этой разнице бизнес будет играть и попытается выиграть.

— Мы «лоукостеры» в индивидуальном пошиве, поэтому выходит, что наши конкуренты — это качественный массовый пошив из-за рубежа, сорочки таких известных марок, как, например, Henderson. Если цена на рубашку подобного бренда после подорожания сравняется с ценой «Рубашки на заказ», то мы получим новых клиентов, — считает Мунтян. — Что касается роли государства, мы ничего не ждали и ждать не намерены. Поднимут из руин отрасль по производству тканей? Вряд ли. Предприниматели за это тоже браться не будут. Стратегически ситуация не изменится.

По мнению заместителя директора Торгово-промышленной палаты УР Виктора Любимова, который подытожил мнение участников рынка, пока импортозамещение носит скорее ситуативный характер и одной из основных задач является производство средств производства.

— Необходимо избавиться от зависимости от импорта станков и машин. Вероятно, для этого требуется взять на вооружение китайский путь, копируя лучшие зарубежные образцы, и разрешить участвовать в государственных закупках только отечественным производителям, — отметил Виктор Любимов. — Ведь дело не столько в худшем качестве наших товаров, сколько в отсутствии доверия. Мы просто привыкли, что за рубежом качественнее. Надо менять менталитет.

Падение спроса

«Коммерсантъ» сообщает, что падение реальных доходов населения уже отражается на секторах, работающих с конечным спросом. По данным Sberbank Investment Research, 70 % россиян урезали расходы на кафе и рестораны, 63 % — на развлечения и 50 % — на отдых, 60 % респондентов сообщили, что пытаются экономить на товарах повседневного потребления. Другие новости для розничной торговли не лучше: в декабре 15 % домохозяйств совершили покупки бытовой техники, которые в других условиях были бы сделаны значительно позже, а 20 % сформировали продуктовые запасы. И то и другое плохо повлияет на спрос в 2015 году.

Аналитики ждут спада в жилищном строительстве и автомобильной отрасли. Согласно данным департамента социологии Финансового университета при Правительстве РФ, число горожан, намеревавшихся в январе 2015-го приобрести недвижимость, уменьшилось по сравнению с ноябрем 2014 года на 18 %, лидером по сокращению спроса оказалась Москва (-27 %). К январю 2014 года падение спроса на недвижимость в Москве двукратное, утверждает руководитель департамента Алексей Зубец.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.